Публикация № 1305р. Онега    (рубрика: Гражданская война)

М. Пятков

Боевые действия на Онеге зимой 1919-1920

Предисловие редактора сайта

Сто лет назад, 25 февраля 1920 г. с занятием Онеги Красной Армией окончилась Гражданская война на Архангельском Севере.

Рассказ участника событий охватывает последний её период с осени 1919 года, отмеченный максимальным продвижением белых войск на Онежском и железнодорожном направлениях, когда красные под их натиском были вынуждены отступить вверх по Онеге, в Наволоцкую волость Онежского уезда, а позже, после прибытия новых сил, смогли перейти в наступление, закончившееся в итоге полным разгромом Белой Армии на Севере. Воспоминания также интересны тем, что автор достаточно подробно описывает сражения в окрестностях Наволока (там, где ныне расположены посёлки Оксовский и Североонежск) - наиболее ожесточённые бои на Онежском направлении.

Предыстория этих событий такова.

После восстания 5-го Северного полка белых в июле 1919 г. Онежский фронт фактически рассыпался, и весь Онежский уезд оказалась в руках красных сил. Попытка белых и англичан захватить Онегу, несмотря на усиленный обстрел города артиллерией (в результате чего основная его часть была полностью сожжена), провалилась. На железнодорожном фронте положение уже почти год оставалось неизменным: позиции сторон располагались между Обозерской и Емцей, у разъезда 445 версты (впоследствии получившего название Кухтоозерский).

Однако 26 августа белые начали наступление, и 1 сентября заняли Емцу, а 7-го - село Шелекса - оплот савинских партизан, и вышли к левому берегу реки Емцы. Получив известие о захвате Емцы, командование приказало 154 и 156 полкам отступить из Онеги вверх по реке к Чекуеву, чтобы избежать окружения в случае, если белые будут двигаться по Чекуевскому тракту со стороны Обозерской.

Почти одновременно с этим началось наступление Белой Армии и по Петербургскому (Архангельскому) тракту, где в сентябре были взяты д. Кочмас и село Тарасово. Таким образом белые были уже на подступах к станции Плесецкой с двух сторон. Несмотря на упорное сопротивление красных и отсутствие поддержки со стороны иностранных союзников (которые 27 сентября эвакуировались с Севера), силы Белой Армии под командованием полковника Леонида Васильевича Костанди1 (на фото) 17 октября овладели Плесецкой. Положение двух красных полков, оставшихся в Чекуеве, стало опасным: железнодорожный фронт проходил почти в 150 вёрстах южнее, и белым, в случае выхода к Онеге, не составило бы особой сложности отрезать эти части от основных сил. Командование приняло решение отступать вверх по течению реки в направлении Наволока и Дениславья. Около Бирючёва к Онежскому тракту выходила дорога от села Шелекса (ныне - Савинское), занятого белыми, и если бы те опередили красных, то оба полка могли оказаться зажатыми в клещи с двух сторон и попасть в так называемый "бирючёвский мешок". Тем не менее, в ходе кровопролитных боёв у деревни Шестово, стоящей на пути между Бирючёвом и Шелексой, батальоны 156 полка смогли приостановить дальнейшее движение белых и выиграть время для отступления.

В данной версии публикации исправлены ошибочные написания названий некоторых деревень, встречающиеся в исходном тексте. Движение войск, места сражений и положение линии фронта на картах нанесены на основе сведений из различных источников, в основном - воспоминаний участников и современников описываемых событий.

И. Л.

I

После боёв за Онегу в августе 1919 года наши части отошли в район Чекуева. Несмотря на надвигающуюся осень, погода стояла хорошая. Редко перепадали дожди. Части располагались на квартирах, в районах оборонительной полосы были вырыты окопы. Боевые действия приходилось вести в двух направлениях – по Онеге и по направлению ж. д., к Обозерской. Активных действий не было, лишь появлялся несколько раз аэроплан противника, и шум его мотора нарушал тишину деревень.

Перепуганное население собиралось в глухие уголки. Аэроплан, пролетев район и сбросив несколько бомб, или обстреляв район из пулемёта, удалялся обратно к Обозерской. Наши части слали ему вслед усиленные шквалы пуль. Одной из брошенных с аэроплана бомб был ранен комрот 154 полка т. Трепов и красноармейцы: Беличкин, Медведев и Аленников.

Октябрь месяц. С каждым днём всё больше и больше выпадает дождя. В деревне на улицах непроходимая грязь. Солнце всё меньше показывается на небе. Небо заволакивается тучами. Ветер, шелестя листвою, срывает её и уносит, разбрасывая по полянам.

Утро. Моросит дождь. Ветер пронизывает до костей, так и хочется попрыгать, чтобы согреть кровь коченеющих членов. «Нельзя, скоро смена, тогда погреюсь», – думает красноармеец. Вот и она. Передаёт обязанности, предупреждает, чтобы зорче смотрел за опушкой леса, и уходит.

Вдруг выстрел. Все засуетились. Что такое? По цепи передают: появилась разведка противника. Красноармейцы расположились в окопах. Завязалась перестрелка. Подошли цепи противника и открыли усиленный огонь из автоматов. Застрочили и наши «максимы». Противник совсем близко подходит к нашим окопам; с его стороны несутся возгласы: «Даёшь Букоборы». Крепче сжимается винтовка. Залегли цепи, приготовившись к атаке. Сильнее затрещали «максимки», посылая град пуль в сторону врага. Цепи поднялись, недружное «ура!» доносится до слуха и заглушается выстрелами. Не выдержали, отошли, забрав с собой раненых. Снова тихо.

Вечереет. Вернувшаяся разведка сообщает об оживлении в стане белых. «Ну, завтра жарко будет», – говорят красноармейцы.

Ночь. Темно, за двадцать шагов уже не видно человека. Тихо. Наши сторожа залегли в окопах, прислушиваются к каждому шороху. Наступать ночью не будут, что будет утром, а то куда, хоть глаз коли, в такое время, пожалуй, не только противника, так и своих поколешь.

Чуть забрезжил свет – загромыхала батарея, затрещали пулемёты, посылая тучи пуль. Должно быть, основательно драться будем.

Бой усиливается. Настроение наших частей хорошее. Слышны шутки: «Крепко стерва жарит». «Скоро, наверно, увидимся, а то соскучились по ним». На опушке леса показались цепи. Противник, подойдя на прямой выстрел, встречен усиленным ружейным автоматическим огнём, батарея открыла огонь по тылам. Не выдержав усиленного огня, противник отошёл на 2 километра.

Через 2 часа противник вновь показался, его цепи шли с двух сторон, с целью окружить деревню. По их настроению можно было судить, что все пьяные. С криками «ура» они бросились в атаку, но были встречены дружным огнём наших автоматов и отошли. Некоторые даже пытались прорвать проволочное заграждение, добравшись до него, кричали: «Даёшь Букоборы!» Но наши пулемёты хорошо отвечали белым, и их мечтам не пришлось сбыться.

С прорывом фронта по железной дороге наши части были вынуждены оставить Чекуево, опасаясь быть отрезанными с тыла, отошли в расположение Дениславье – Наволок.

Белогвардейцы, обрадованные своими победами, в газете «Отечество» писали: "Нашими войсками занята группа деревень. В Турчасове захвачены большие склады военного имущества, председатель большевистской трофейной комиссии и два члена-коммуниста. В почтово-телеграфной конторе оставлено около 70 000 рублей большевистских дензнаков. Красными взорвано 4 000 000 патронов, 3000 ружей и 6 000 снарядов. Из потопленных большевиками 6 походных кухонь одна вынута нами. Быстрое движение наших войск разобщило отступающие большевистские войска, которые идут теперь по обоим берегам реки Онеги. На железнодорожном фронте взята группа деревень Дениславское, взято около 50 пленных".

В конце октября стали перепадать утренники, от обильно выпавших осадков движение по болотам затруднялось, приходилось двигаться исключительно по дорогам. Наше командование решило наступать в Онежско-Дениславском направлении, с этой целью 1-я рота 154 полка заняла исходное положение, одновременно наша артиллерия открыла огонь. Подойдя на двести шагов от заставы, рота бросилась в атаку, дружное «ура» подбодрило бойцов, и застава была сбита. В это время наша артиллерия обстреляла тыл противника. Усиленный заградительный огонь артиллерии противника не дал возможности развить успех преследования, артиллерия же наша, ввиду ограниченности снарядов, не имела возможности потушить огонь артиллерии противника. Наши части отошли в своё расположение.

В начале ноября противник начал действовать активно, наступившие морозы способствовали быстрому его продвижению. Ежедневно со стороны белых были слышны орудийные выстрелы. «Опять пристрелку производит, – говорят наши ребята, – скоро опять придётся познакомиться с беляками».

Морозное утро. Северный ветер леденит ресницы глаз. Постукивая нога о ногу, лежит часовой и зорко смотрит в сторону противника.

Тихо. Только ветер, проносясь над лесом, качает деревья, и слышен их скрип, раздражающе действующий на нервы.

Красноармейцы, залёгшие в окопах, ведут друг с другом разговор о том, как лучше и скорее можно ликвидировать эту бойню. Бойко и оживлённо ведутся разговоры. Командир, находящийся невдалеке, приблизился к ним и тоже принял живое участие в их разговоре.

Их беседа прерывается звонким «гу-у-у-у»: где-то вдали раздался выстрел, и снаряд, сделав недолёт, ударился о землю, но не взорвался.

Опять начинается.

Один за другим послышались выстрелы. Снаряд за снарядом посылались по направлению стоящей недалеко деревни. Зазвенели стёкла. Взрывая землю и разрушая дома, снаряды уничтожали деревню. Прошло несколько томительных часов. Стрельба прекратилась. На опушке леса показались двигающиеся фигуры. Белые наступают... «Огонь» – раздаётся команда, и несколько автоматов открыли огонь.

Вновь загромыхали орудия противника, только уже не по деревне, а по нашим окопам. Снаряд за снарядом стали попадать в наши окопы, уничтожая всё живое и уродуя до неузнаваемости те сооружения, которые служили укрытием.

Части заколебались. «Товарищи, больше мужества! Трусов не должно быть!» – кричит командир, ободряя растерявшихся бойцов. «Товарищ командир, наш пулемёт сбит». Командир отдаёт приказание первому взводу остаться для прикрытия отхода, остальным отходить. Части в порядке отошли. Противник с криком «ура» занял оставленную нашими частями деревню Змиёво.

Хотя противник был в несколько раз технически сильнее нас, но наши части не останавливались перед этим. Быстрота и натиск были основным лозунгом наших частей. Путём налётов в тыл противника наши части наносили там опустошительные действия, срывали планы его и нарушали нормальную работу.

22-го ноября наши части получили приказ взять деревню Змиёво. Одновременно некоторые из отрядов получили ряд задач налёта с тыла.

День был холодный. Мороз до костей пронизывает. Зубы отбивают мелкую дробь. Тихо. Наши колонны вышли из деревни Дыхалово, на опушке леса развернулись цепью и пошли в наступление. Артиллерия открыла огонь. Настроение бойцов приподнятое. Противник не замедлил, открыл ответный артиллерийский огонь; завязался ожесточённый бой. Короткими перебежками наши части продвинулись к д. Змиёву и залегли на расстоянии 400 шагов. Открыв усиленный автоматический огонь, приготовились к атаке. В частях противника замешательство. Артиллерия белых повела заградительный огонь, и этим восстановила настроение частей. Атака невозможна, броситься в неё – идти на верную гибель. Мороз к вечеру крепчает. Кровь застывает в жилах, ветер леденит лицо. Видя бесполезность действия, в связи с надвигающейся ночью, части отступили.

На 4-й и 3-й вёрстах в направлении Дениславье – Наволок были вырыты наши кольцевые окопы. От мороза люди скрывались в специально устроенных землянках, в окопах оставались часовые.

Морозное утро 28 ноября. Ещё темно. Со стороны противника слышны редкие орудийные выстрелы. Снаряды рвутся, делая то недолёт, то перелёт.

С рассветом наши части расположились в окопах. Всё чаще орудийные выстрелы. Огонь противника дошёл до ураганного.

«Крепко бьют, черти», – говорят артиллеристы.

«Огонь!» – раздаётся команда, и несколько наших орудий повели огонь в сторону противника. Завязался ожесточённый бой, от гула орудий и взрыва снарядов не слышно человеческих голосов.

Всё чаще стали попадать снаряды в наши кольцевые окопы 4-й версты, нанося большие потери. Части заколебались. «Товарищи, больше мужества и спокойствия; если побежим, в панике нас всех перебьют», – говорит пом. начальника, командир разведки тов. Матвеев. Остаться здесь – похоронить себя заживо, нужно выбраться из этого ада. «По одному, короткими перебежками, за мной!» – раздаётся команда, и красноармейцы по одному перебегают за командиром. В нескольких саженях рвётся снаряд, и тов. Матвеев падает мёртвым. Наши части в лице его потеряли одного из опытнейших разведчиков-командиров полка.

В 12 часов телефонная часть порвана, восстановить её ввиду усиленного арт. огня нет возможности. Из леса, со стороны противника, появились два танка, которые, сея град пуль, наводили панику на наши части. Под давлением их части отошли в окопы 3-й версты, артиллерия вела заградительный огонь, прикрывая отход. Цепи противника заняли наши окопы.

Танки продолжали двигаться. Арт. огонь противник перенёс по окопам 3-й версты.

Прислуга бомбомёта передает: «Товарищ командир, артиллерия противника бьёт по нам, держаться нет возможности».

«Держаться до распоряжения». Бойцы упорно держались. Огонь противника был меткий, через несколько минут прислуга и лошади были перебиты.

Потери наши росли. Танки подошли на линию окопов 3-й версты, наши части отступили. Двигающиеся за танками цепи противника с криком "ура" заняли оставленные окопы. Перестрелка прекратилась. Наши части остановились в деревнях Шиловская, Сараево и др.

Деревня Наволок. Наши дни2

Утро, чуть забрезжил свет. Наши части получили приказание выбить противника из окопов 3-й версты. С этой целью 2 и 3 роты 1 батальона, забрав телефоны и кабель, под общим командованием комбата Тимофеева, пошли в наступление. Роты подошли вплотную к окопам и открыли огонь. Противник, имея преимущество – занятые им наши окопы, начал усиленно обороняться. Стоявший танк открыл пулемётный огонь. В этот момент для частей он был не так уже страшен: они познакомились уже с ним. Особым мужеством в бою выделялся тов. Чистяков, комрот 2, инструктор вологодских пехотных курсов. Он подвёл свою роту шагов на 100 от танка, и с криком «ура» бросился в атаку, увлекая за собою красноармейцев. Во время атаки он был убит пулей в голову.

Атаки на танк продолжались ещё несколько раз. Комиссар полка тов. Смирнов и комбат тов. Тимофеев подбегали к нему за 30 шагов и бросали гранаты, но неуязвимо было стальное чудовище.

В одну из атак осколком снаряда был ранен комиссар тов. Смирнов. Видя бесполезность борьбы, наши части отступили, показав своё мужество в бою с неравным врагом.

В 12 часов противник открыл ураганный артиллерийский огонь по деревням Сараево и Слободе. Стоявшая там 4-я рота 154 полка вела себя выше похвалы. Командный состав во главе с командиром т. Покусаевым служил примером, всё время подбадривая бойцов.

Место, где стояли деревни Слобода (слева) и Сараево (справа). Вид против течения Онеги, 2014 г. И. Л.

С двух сторон показались цепи противника. Затрещали наши пулемёты. Со стороны пулемётчиков слышны возгласы: «Напрасно лезешь, всех перебьём, не уступим». Заработали затворы, и под дружным ружейным автоматическим огнём наших частей противник отступил.

На случай движения танка по дороге нашими сапёрами были заложены фугасы. Все с нетерпением ждали его движения. Наконец он появился, наша артиллерия открыла ураганный огонь. Танк тихо подвигался к месту, где были заложены фугасы. «Вот-вот взорвётся», – думают наши красноармейцы, но взрыв произошёл преждевременно, и танк остался невредим. Движение его остановил ураганный огонь нашей артиллерии. Танк остановился, открыв огонь из пулемётов. Двигающиеся за танком цепи противника, с целью атаковать Наволок, взяли вправо. Судя по команде, можно было заключить, что противник группировал свои силы справа, имея цель отрезать нашу группу в деревне Слободе. Ввиду создавшегося положения, не желая быть отрезанными, наши части, находящиеся в Слободе, получили приказание отойти с боем по направлению к деревне Наволок. В это же время, действуя обходом, роты противника вышли из леса между Кореловой и Тетериной с целью захватить людей, но атаки их были безуспешны.

К вечеру противник открыл ураганный огонь по д. Наволок и Сараево. От снарядов в Сараеве загорелись здания, одновременно противник несколько раз пытался атаковать засевшие в окопах наши части, но безуспешно.

Ночью были слышны редкие орудийные выстрелы, напоминавшие нашим бойцам, что наступление противника ещё продолжается.

Вид от дер. Хавдиной на Терюшину (вдали) и урочище д. Кореловой (за рекой), 2017 г. И. Л.

Утром около деревни Кореловой появились цепи противника, и начались атаки. Красные бойцы упорно оборонялись, все атаки были отбиты. Видя бесполезность своих действий, противник зажёг деревню, думая этим навести замешательство в наших рядах, но замыслы его не оправдались, части стойко обороняли занятый участок.

В 10 часов противник открыл ураганный огонь по деревням3. Один из снарядов разорвался вблизи находившегося в это время в первых рядах начальника боеучастка, помощника командира 482 полка тов. Коржавина. Он был ранен осколком, но, несмотря на это, оставался в строю до конца боя.

В 15 часов противник по д. Наволок стал бить химическими снарядами, одновременно его цепи расположились вблизи наших окопов. В находившейся там 29 роте 156 полка появилась паника. Некоторые бросились бежать, увлекая за собой товарищей. Добежав до задней линии кольцевых окопов, рота была остановлена командиром 3-й роты того же полка тов. Гришуниным. Противник с криком «ура» занял оставленные окопы и повёл усиленный огонь.

Невзирая на призывы комсостава, через некоторое время рота побежала и увлекла за собой 3 роту 158 полка. В это время, призывая бойцов не оставлять позиции и не создавать паники, был ранен командир Гришунин. Роты в панике начали отступать. Видя поголовное бегство, стоявшая по соседству 3-я рота 482 полка тоже побежала. Комбат Зубов, стремившийся остановить роту, был сбит с ног. Противник занял оставленные окопы. Его дальнейшее продвижение остановила пулемётная команда 3-го батальона 156 полка.

Видя, что части наши отступают, и, не желая быть отрезанными, части, стоящие в дер. Шиловской, тоже отступили. Части прибывали в д. Погост4, где группировались наши силы.

Противник всё время вел артиллерийский огонь, наша артиллерия отвечала. Заняв позиции в районе дер. Погост, наши части остановились. После полудня цепи противника подошли к деревне Хавдиной, наша артиллерия открыла ураганный огонь, который заставил противника рассеяться по лесу, куда и перенесла огонь наша артиллерия. Сосредоточив арт. огонь по деревне Погост, противник довёл его до ураганного, одновременно подошла к нашим окопам его разведка. Стоявшая там 8-я рота 156 полка не выдержала натиска разведки белых (из 19 человек), побежала, её с трудом удалось удержать около дер. Поповой. Разведка противника заняла окопы. С приданной полуротой 7 восьмая рота получила приказание восстановить положение. Разведка же противника была выбита из окопов находившейся по соседству первой ротой 156 полка, и положение было восстановлено, 7-я и 8 роты заняли свои позиции. Но арт. огонь противника был настолько сильный, что части вынуждены были отойти в район деревни Оксово.

II

Силы и средства противника истощались, а черпать их было неоткуда. Союзные войска стали удирать с фронта и уезжать восвояси. В связи с этим белые вынуждены были прекратить движение и остановиться. Остановившись, противник начал усиленно укрепляться, стал строить блиндажи, блокгаузы, и усовершенствовать окопы.

Глубокий снег в декабре затруднял движение. Кроме как по дороге без лыж двигаться не представлялось возможным, в связи с этим активных действий как с той, так и с другой стороны не было. Были отдельные небольшие налёты, этим и ограничились операции декабря и января.

С каждым днём стали увеличиваться перебежки на нашу сторону. Если раньше шли поодиночке, то сейчас стали переходить группами. С уходом союзных войск фронт белых держался только благодаря насилиям, которые применялись со стороны офицеров к солдатам. Только из-за отсутствия хорошей организованности солдатская масса белых не выступала, настроена же она была почти вся против войны.

Население деревень фронтовой полосы, подвергавшееся усиленным репрессиям со стороны офицерства, также было недовольно. За последнее время офицерский режим настолько усилился, что за малейшее слово ставили к стенке и садили в тюрьму. Крестьян за сочувствие советской власти пороли. По доносу одного попа, граждане, способствовавшие нашим частям в отборе у местного населения церкви под клуб в д. Погост5, и участвовавшие в демонстрации 7 ноября, были вызваны одним офицерам и арестованы. Когда их вели мимо клуба, то офицер начал делать внушение: «До чего вы, православные, довели храм божий». Указывая на исколотые штыками портреты вождей революции, висевшие на стене, офицер убеждал: «Вы служите вот этим подлецам, скажите же, что они вам сделали? Они ведь немецкие шпионы, и вы им верите!» Крестьяне были заведены во двор и выпороты; на долю каждого выпало по двадцать розог, пороли телефонными кабелями. После порки офицер заявил: «Это только за театр, а за всё остальное дополнительно будет». Крестьяне той же ночью перешли на сторону красных.

В начале февраля, когда стало известно, что силы противника иссякли, что моральное состояние его армии, в связи с уходом иностранцев, подавленное, наши части стали готовиться к активному наступлению.

На позиции стали усиленно подвозить боеприпасы и снаряжение, пополнили артиллерию.

По полученным от перебежчиков сведениям, было известно, что белые солдаты не будут защищаться, и все перейдут на сторону красных.

8 февраля стали готовиться к наступлению, командование рано подняло красноармейцев и объяснило задачу.

Время стояло холодное. Красноармейцы с жаром слушали речи командиров. Настроение у всех приподнятое, все решили дружно бороться за боевой лозунг «Даёшь Онегу!».

Командиры полков 18-й дивизии 6-й Красной Армии. Слева - В. М. Карпов (154 полк), справа - В. И. Нечаев (156 полк)6

В 10 часов 45 минут первый и второй батальоны 156 полка получили приказание выступать. Без шума бойцы построились на улице и колоннами двинулись к исходному положению. Командование выслало разведку проверить, как будет себя вести враг. Части расположились цепью.

К каждому шороху прислушиваются разведчики. Тихо. Только снег под ногами хрустит да кой- где раздаётся треск сучка, ломающегося под тяжестью снега.

Подошли шагов на 300 от блокгауза. Раздался выстрел, пуля шлёпнулась в блиндаж. Белые не замедлили, послышалась команда: «огонь», и несколько автоматов открыли огонь по нашим разведчикам. Ждать было нечего, отступили.

«Огонь» – раздалась команда, и наша артиллерия стала бить по блиндажу, доводя временами огонь до ураганного.

Часть блиндажей была уже разрушена. Выяснив путём разведки достаточность арт. подготовки, наши части пошли в наступление по обоим берегам реки. Противник, не имея возможности сопротивляться, в панике бежал, оставив деревни Попова гора и Корелово7. Бежавшие из д. Дыхалово офицерство и Волчья сотня решили усиленно обороняться, засев в деревне Змиёво. По подошедшей нашей разведке был открыт усиленный огонь. Выступивший с целью занятия деревни 3-й батальон под усиленным обстрелом противника продвинулся к деревне и занял два гумна с восточной стороны. Глубокий снег, по которому приходилось двигаться, изморил силы красноармейцев и, получив приказание идти в атаку, они не двинулись с места. Встал только комсостав. Батальон был отведён, при отходе пристало 3 перебежчика, которые при опросе указали: в дер. Змиёво части занимают свои старые окопы и укрепления, там стоит 4-я рота 1-го Архангельского полка, имеют 7 пулемётов Льюиса, 4 Юнкерса, 2 Виккерса и 2 горных орудия с 500 снарядами, людского состава всего 100 человек.

Не имея возможности сопротивляться, так как запас патронов вышел, противник оставил деревню Змиёво, и наши части заняли её без выстрела утром в 8 часов 30 минут. Принятые нами перебежчики сообщили, что Волчья сотня находится в Нижних Маркомусах, склады и артиллерия увозятся вниз по реке; офицерство говорит, что будет отступать до города Онеги и дальше в Норвегию; настроение среди солдат тревожное, роты разобщены, сноситься друг с другом солдатам не дают из боязни переворота.

13 февраля, с целью выбить противника из деревни Маркомусы, наша артиллерия открыла ураганный огонь. Роты двинулись в наступление. Первая рота, двигавшаяся в голове, по пути встретила заставу и сбила её. При отходе застава задержалась на рубеже, но, благодаря усиленному пулемётному огню, была вынуждена уйти, и отошла к деревне Вахновской. Второй батальон, заняв исходное положение, цепями двинулся, и занял юго-восточную часть поляны перед дер. Вахновской, и своим левым флангом примкнул к 1-му батальону, который занял опушку леса. Противник, заметив наши части, наступающие с опушки леса, открыл ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь.

Несмотря на усиленный огонь, наши части продвигались. Дойдя на расстояние 200-300 шагов, 1-й батальон залёг. Противник открыл заградительный огонь. Находясь под фронтовым и фланговым огнём, 1-й батальон дальше не мог двигаться. Наша артиллерия открыла ураганный огонь, но потушить огонь противника не могла; части наши ввиду усиленного заградительного огня противника и наступившей темноты вынуждены были отойти в своё расположение. Приготовившаяся к одновременной атаке 6-я рота на другом берегу реки тоже отошла.

15-го противник оставил деревню Маркомусы, остановившись в деревнях Погост8 и Биричёво, где 18 февраля был последний бой.

Биричёво. Вид от верхнего конца Кирилловки в сторону д. Залёушка. Февраль 2014 г. Возможно именно на этом месте держали оборону отряды Белой Армии.9

Утром 18-го 1-й и 3-й батальоны получили приказание выбить противника из района Биричёво и занять его. При поддержке артиллерии и пулемётной команды части выступили для выполнения задачи. Когда артиллерия открыла огонь, части были в исходном положении.

Подойдя близко к блокгаузам, где засел противник, роты залегли. Противник вёл усиленный огонь, но мелкий кустарник и лесок дал нашим частям возможность подойти близко к блокгаузам. Впереди всех шла 9 я рота во главе с тов. Крыловым. Настроение было бодрое. Под усиленным обстрелом Крылов, Немадхин, Скобелев и Сиротин с криком «ура» бросились в атаку. Для бодрости артиллерия выпустила несколько снарядов. Противник не выдержал атаки и побежал по дороге, отстреливаясь. Поставленные на горе «максимы» били по отступающему противнику. Несмотря на упорное сопротивление противника и его задержки в каждой деревне, наши части быстро продвигались вперёд, действуя энергично. Забрав всех лошадей, противник удирал быстро и увозил с собою раненых.

Под Биричёвым был последний бой в Онежском направлении, отсюда противник начал усиленно отступать. В феврале фронт был ликвидирован, офицерство частью было поймано, частью удрало в Финляндию. Части Красной армии принялись за учёбу, которая продолжалась недолго. Война с белополяками оторвала их на фронт.

Пятков М. На красном фронте: Боевые действия / Октябрьская революция и Гражданская война на Севере. Онежское и железнодорожное направление: Воспоминания участников Гражданской войны. – Архангельск: Партийное издательство, 1933. С. 65-74.


Примечания

1 Л. В. Костанди (1883-1921). В феврале 1920 г., когда офицеры Белой Армии эвакуировались из Архангельска, полковник Костанди отказался покинуть город и бежать за границу. Он возглавил оставшиеся части белых войск с тем, чтобы не допустить безвластия, хаоса и насилия в городе до прихода красных, а также проводил переговоры с ними об условиях капитуляции. Сразу же после занятия Архангельска большевики арестовали Костанди. В 1921 г. во время Кронштадтского восстания его держали в качестве заложника, а после подавления восстания - расстреляли.

2 Источник:

http://fotki.yandex.ru/users/wesmen/view/15057

3 Относительно стрельбы по деревням из артиллерийских орудий известно, что она велась также по Хавдиной: по рассказам семьи Щукиных, их дом в этой деревне был перестроен вскоре после окончания Гражданской войны, так как одна из стен была разрушена прямым попаданием снаряда в северо-западный угол дома. Во время наступления красных обстрелу также подвергалась деревня Верхние Маркомусы (Вахновская). Как вспоминают очевидцы, в 1970-е годы, когда в деревне начался большой пожар, в домах стали взрываться снаряды - по одной из версий жители "прибрали" боеприпасы, брошенные белыми при отступлении, и спрятали у себя (см. Шарапов В. Маркомусы // Курьер Прионежья, 2013, 25 декабря, № 52 (785)). Хотя не исключено и другое объяснение - после боя в стенах домов могли остаться неразорвавшиеся снаряды. Возможно, народная память сохранила какие-то сведения и об обстреле других деревень.

В то же время, если обратиться к статистике, то можно видеть, что по данным переписи 1920 г., опубликованным в "Списке населённых мест Архангельской губернии на 1 мая 1922 г.", количество домов в деревнях Наволоцкой волости, через которые проходил фронт, по сравнению с аналогичными сведениями за 1917 г. ("Населённые места Архангелькой губернии" изд. 1918), почти не изменилось (в Наволоке, Шиловской, Сараеве, Шабеньге, Вахновской сократилось на 1 в каждой деревне), а где-то даже увеличилось. Т. е. полного уничтожения деревень не было: возможно по одному дому было разрушено или сожжено (но достоверного подтверждения этому пока нет), остальные могли быть повреждены, но затем восстановлены. Более других, по всей видимости, пострадали деревни Польская и Попова, расположенные у самого Погоста - число домов в них сократилось соответственно с 13 и 11 в 1917 г. до 8 и 5 в 1920 г. Это можно объяснить тем, что огонь по деревням вёлся с обеих сторон: сначала - белыми в ноябре 1919 г., а позже красными при наступлении в феврале 1920 г.

Население деревень также сократилось, но и это, скорее, обусловлено иными причинами - как общим состоянием страны после Гражданской войны, так и тем, в частности, что многие мужчины могли быть мобилизованы на другие фронты.

Деревни Корелова, Холм, Слобода, Сараево, Дыхалово, Шабеньга, Змиёво, Верхние и Нижние Маркомусы были покинуты жителями в 1960-1980-е годы, и к нашему времени от них не осталось ничего.

4 т. е. Пабережский Погост (Фалёво), где располагались приходские храмы и школа.

5 Автор не уточняет, о какой из церквей идёт речь: каменной Никольской или же деревянной Троицкой. В 1928 г. Троицкая церковь была передана Оксовскому сельсовету "под культурно-просветительские цели" (с согласия общины верующих), а во второй половине 1930-х разобрана. Каменный храм разрушен в 1936 г. См. Макаров Н. А. История земли Плесецкой. - Архангельск, 2012. С. 136.

6 Владимир Михайлович Карпов родился в 1896 году в Новочеркасске в семье землемера. В 1916 г. поступил в Московский коммерческий институт. На Северном фронте с августа 1918 г. Принял командование 154 полком в ноябре 1919 г. После взятия Архангельска сражался во главе 154 полка на польском фронте, а затем - на Кавказе. По окончании Гражданской войны обучался в Академии Генштаба РККА, позже командовал стрелковым полком в Средней Азии. Погиб в бою с басмачами в 1925 г.

Владимир Иванович Нечаев (1885-1965) - коренной онежанин, родился в деревне Погост (Глазовская), что близ Ярнемы, в крестьянской семье. С 13 лет работал на лесозаводах Олонецкой, Новгородской и Петербургской губерний. В Первую мировую войну воевал на Юго-Западном фронте. Награждён тремя Георгиевскими крестами и медалью, орденом св. Станислава III степени, орденом св. Анны III степени и Аннинским оружием с надписью "За храбрость". Демобилизован в конце 1917 г. в звании поручика. Интервенция союзников застала Нечаева в Архангельске, где он работал на лесозаводе. Правительство Северной области намеревалось мобилизовать Нечаева, как бывшего офицера, в Белую армию, но ему удалось бежать из города и выйти лесными тропами в Поонежье. В ноябре 1918 г. поступил на службу в Красную Армию, с 16 октября 1919 г. - помощник командира, а с 6 ноября - командир 156 стрелкового полка. После окончания Гражданской войны на Севере 156 полк во главе с Нечаевым был направлен на польский фронт. В мирное время работал в лесной промышленности. Участвовал в Великой Отечественной войне. См. Макаров Н. А. Плесецкий район Архангельской области: Энциклопедический словарь. - Архангельск, 2004; его же: Земля Плесецкая. - Архангельск, 2002.

7 А. М. Едошин в своей книге "На Онежском направлении" (с. 66-69) приводит более подробные воспоминания о ходе наступления. К вечеру первого дня, 8 февраля на правом берегу силы красных захватили деревни Погост, Наволок, Терюшина и, надо полагать, все остальные, расположенные между ними. На левом берегу войска продвинулись ещё дальше и заняли Матвеевскую, Тетерину, Корелово, Сараево и Шабеньгу (см. карту 3). За ночь белые подтянули дополнительные резервы, и на следующий день бой закипел с новой силой. В это же время 155 полк, наступавший по Питерскому тракту на Плесецкую, также столкнулся с мощным сопротивлением белых на 17-й версте, и в поддержку ему с левого берега Онеги был переброшен 154 полк. 11 февраля Плесецкая была взята. После неудачных атак на позиции белых в Змиёве 9-10 февраля командование в качестве подкрепления 156-му полку направило из Плесецкой на Онегу 155 полк, но уже утром 11 февраля белые оставили Змиёво.

8 Здесь, вероятно, имеется в виду Ямецкая Пустынь (ныне - д. Пустынька).

9 Основная линия укреплений, скорее всего, проходила восточнее деревни Залёушки, недалеко от границы поля и леса, но и здесь также мог располагаться промежуточный рубеж обороны - обрывистые берега Онеги и впадающей в неё Лёушки позволяли укрепиться на этом месте. Вид с этой точки в 1920 году отличался тем, что лес на левом берегу располагался дальше от реки, чем в наше время - на его месте было поле; и деревня Залёушка на речном мысу вдали (от которой сейчас остались развалины двух домов) была ещё жилой.

Источник фото:

https://fotki.yandex.ru/next/users/turclub-kruga/album/162030/

М. Пятков






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2020-03-01





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Дмитрий В-й,  E-mail: vda-1987@yandex.ru


Познавательно! Спасибо!







Ваше имя: Ваш E-mail: