Публикация № 1247Семеновская    (рубрика: История в лицах)

© В.Н. Попов

Записи из дневника Р.М. Попова

Мой дед по отцовской линии Родион Михайлович Попов, сын крестьянина, родился 8 ноября 1891 года в деревне Семёновская, Архангельской губернии, Онежского уезда, Мардинской волости, Кожского общества. Родители отец: Михаил Андреевич (1862-1936), мать: Пелагея (1861-?). В семье кроме Родиона, было ещё трое детей. Андрей (1887-1919), Василий (1895-1974) и Анна (1903-1917).

В 1904 году Родион Михайлович успешно окончил курс обучения в Кожской церковно-приходской школе (свидетельство сохранилось). 1911 – 1914 год работал в г. Архангельске в конторе Шмидта «Северная Двина» и на заводе «Норд». В 1914 году призван на действительную военную службу и проходил военную подготовку во Владимирском лагере Петербургской губернии. Участвовал в Первой мировой войне в качестве разведчика 4 батареи, 37 артиллерийской бригады. Первую мировую войну закончил в январе 1918 года в Бессарабии и 14 февраля прибыл домой в родную деревню Семёновскую.

В период войны и службы в армии Родион Михайлович вёл записи в дневниках и записных книжках о себе, о своих мыслях и переживаниях. Очень жаль, но часть этих записей не сохранилась и утрачены они, наверно безвозвратно. Та часть, что сохранилась, находится у меня, и я решил, что отдельные эпизоды той поры необходимо распечатать. Это взгляд на историю Онежского края, человека, который участвовал в этих событиях. Текст публикуется от первого лица, как в записях Родиона Михайловича.

С 14 февраля 1918 года нахожусь дома. Сегодня 28 февраля встал в 7 часов утра. Очень красивая природа нашего северного края. Утреннее солнце ярко освещает белоснежную землю. Над каждым домом из трубы клубами поднимается дым, улетая в небесное пространство. Погода стоит морозная и по ночам бывает северное сияние. Я за последнюю неделю и в Масленницу бывал на вечеринках. Молодёжь – холостых ребят и девиц не узнаю, все так выросли за эти годы. А меня узнают, хоть я тоже сильно изменился и похудел, пока был на фронте. Масленница прошла хорошо, был на вечеринках в Усть-Коже и в Кислухе.

13-14 апреля пилили брёвна на доски для гумна, 15-го поставил оградку на могилку сестре Анютке. Сегодня вербное воскресенье, и народ ходил к службе в Макарьино. Людей через реку Кожу перетаскивали на лодке по льду, потому, что лёд уже слабый и можно провалиться. Ледоход вот-вот начнётся, погода стоит тёплая. 17 апреля лёд тронулся и остановился, а на следующий день начались морозы и метели. Река вновь замёрзла.

22 апреля – Пасха Христова. В церковь ходили по льду и день был хороший. Между утренней и обедней службой ходил на могилу дорогой сестры Анюты. Умерла Анюта 8 мая 1917 года 13 лет от роду. Я очень жалею её.

24 апреля ходили в деревню Остров на собрание лесорубочной артели, насчёт сплава леса по реке Коже. В начале мая работал на сплаве леса, потом дома с отцом сеяли, а с 20-го мая на сплотку леса в Верхний Двор.

10 июня ходил на праздник Троицы в Мондино, на Духов день в Карамино и в Грихново к Онуфрию. Домой пришёл уже 15-го. Отец, как видно, мною не доволен, не разговаривает.

16-20 июня работали по строительству моста через Некельницу с братом Васей. Ещё там работали: Николай Глотов, Александр Леонтьев, Михаил Марков и Александр Глотов. Мост сработали за 6 дней.

27 июня объявлена мобилизация солдат артиллеристов, инженеров и других специальных войск в белую армию. Но все волости постановили, что бы солдат не давать, пока не выяснится, кто наш истинный враг.

17 июля была вновь объявлена мобилизация с 25 до 37 лет по возрасту, но наша волость вновь отказала. 20-го через Усть-Кожу на Чекуево проходили войска – пехота Белой гвардии. На Чуновском тракте у них было сражение с Красной гвардией. У меня с отцом был крупный и серьёзный разговор.

19 августа, воскресенье. В воздухе был виден белогвардейский аэроплан. Он сбросил несколько бомб в районе Корельского. Люди все выбежали из домов и с ужасом смотрели на это летающее чудо. За несколько дней до этого была слышна перестрелка большевиков с белогвардейцами.

2 сентября было волостное собрание. Призывали добровольцами в белую гвардию. Решено было идти всем от18 до 50 лет поочередно. Первая очередь на семь дней, а остальные на десять. В первую очередь нашлись идти добровольно 15 человек, а остальные должны составить в деревнях очередь и сменить первых. Но жители Усть-Кожи и Чижиково отказались создавать очередь. Поэтому было собрано второе волостное собрание, на котором волость раскололась надвое. Одна половина за то, что бы дать смену, а другая половина заявляет, что должна быть только добровольная запись. Но добровольно ни кто не желает идти служить белогвардейцам. После долгих споров, было решено, кто не желает идти на смену – тем выйти вон. Большинство вышли, осталась одна треть. Тогда решили, что добровольцев сменят только желающие, которых набралось 20 человек. Так была отправлена вторая очередь, которая участвовала в бою. Красноармейцы наступали на Чекуево и среди добровольцев были убитые и раненые.

16 сентября 1918 года было назначено общее волостное собрание, но явились только 43 человека и собрание не состоялось. Кроме как с верховьев Кожи, больше ни кто добровольцами к белым идти не желает.

20 сентября начали молотить рожь на новом гумне. В этом году в нашей местности Онежского уезда убило морозами весь хлеб. Народ голодает, заработка нет, хлеба взять неоткуда. Кругом беспорядки и полная анархия. Позиции большевиков у деревень Вазенцы и Каска. Белая армия в Чекуево, в Пянтино и в Анциферовском Бору. Зимой предстоит настоящий голод. Люди начинают есть солому, вязель, мох и кору сосновую.

7 октября, воскресенье. У нас умерла Парасковья – жена брата Андрея. Причина смерти – заразная болезнь (испанка). Мне очень жаль, что она умерла в молодые годы и оставила дочку Зину 5 лет. Брат Андрей не знает о смерти своей жены, и известить его ни как нельзя через фронты красных и белых. Во всех деревнях умирает очень много народу, особенно в Кислухе и в Чижиково. 9-го хоронили Парасковью, а ещё умерла Парасковья Долгова. Священник за раз отпевает по 4-5 человек. Очень печальное положение, не знаю, что будет впереди.

15 октября хоронили Ольгу – дочь крёстного. Она была выдана в феврале этого года замуж в Корельское за Елизарова Василия Михайловича. Она пришла в гости в Усть-Кожу к отцу и матери и через неделю скончалась.

31 октября ходил рубить брёвна на дом. Сегодня впервые принялся за постройку своего дома. Срубил 14 деревьев, пятисаженные брёвна, у порожка речки Юксы.

На этом записи в дневнике, прерываются…

Продолжение записей дневника.

28 августа 1919 года вышли из Села в пять часов вечера и ночью прибыли на Порог. 29-го находимся в Вонгуде, слышна артиллерийская стрельба с моря по Онеге.

30 августа Сегодня встретились с 6 ротой 156 пехотного полка, они приняли нас за противника и запаниковали. Наша рота была в боевом порядке.

2 сентября утром вышли с Порога и вечером были в Усть-Коже, я ночевал дома. 3-го вышли из Усть-Кожи и вечером были в Чекуево, ночевали на берегу. Утром вышли из Чекуево, в Пачепельде пили чай, а в Клещево прибыли ночью. 5-го из Клещева через Нермушу в Ярнему. 9-го ночевали в лесу, не доходя 6 верст до Шестово.

10 сентября на 8 часов утра запланирован бой, нам предстоит взять дер. Шестово. Чувствую себя спокойно, хоть и не знаю, останусь ли я живым в этом бою. В 12 часов наша 2-ая рота заняла деревню Шестово, но к вечеру прошлось отступить из деревни.

11 сентября находимся в лесу, 12 верст от Шестово. 17-го оставили позиции и прибыли в Бирючево, стирали бельё и мылись в бане.

19 сентября был сильный бой, наша 2-ая рота наступала на деревню Шестово. Мне пуля прошила шинель и френч и задела левое плечо и спину. Всю ночь чувствовал боль, но сегодня уже лучше. В нашей роте раненых 46 человек. Бой был бесполезный, пришлось отступить на 16 версту. 24-го на плотах спустились в Ярнему, а оттуда в Нермушу. 27-го на пароходе прибыли в Чекуево.

28 сентября 1919 года Сегодня получил печальное известие – мой брат Андрей умер в Петроградской губернии. Очень жаль, что он скончался такой молодой (31 год). Всю свою молодую жизнь он провёл на чужой стороне, и его пятилетняя дочь Зина осталась сиротой. Я обещаю, что если останусь жив, не оставлю свою племянницу и всегда буду помогать ей по жизни.

29 сентября ходили в разведку в Сырью, 5-го в разведку в Глотово, а 7-го ходил в разведку в Замох. 8-го вышли в разведку и встретились с белыми. Завязался бой, противник отступил, но сжег в д. Букоборы восемь домов. Мы – пять человек разведки задержали на два часа сильный отряд белых.

10 октября наши отступили из Букобор и из Чекуево без боя. Кругом пожары – жгут блокгаузы, построенные белыми в 1918 году.

11-го ночевали в Хачеле, прибыли в Клещево. Страшно подумать, что творится у нас в России и что делается у нас на севере. Бои, наступления и отступления, пожары, аресты, убийства, беженцы и партизаны, мобилизации. Не знаешь, чем только может закончится эта Гражданская война. Трудно подумать, что силой можно будет добиться мира. Мне кажется, что нет. Но с боем мира не дождаться, а только переход народа и армий на одну из воюющих сторон. Только тогда может быть мир. Страшно всем надоела война, все ждут мира.

16 октября 1919 года, сегодня исполнилось шесть лет моей военной службы. В этот день (3 октября 1913г. по старому стилю) шесть лет назад я был призван на действительную военную службу. Много пришлось испытать за время войны опасности и мне кажется, что ещё придётся немало перенести военной нужды и горя. Сегодня принесли в роту телефонограмму о переводе меня из роты в батарею, но как видно на этот раз меня ещё не отпустят, потому, что нет подписи командира полка. Очень жаль, что не придётся перевестись сейчас, когда начинается седьмой год моей службы. Противник обстрелял деревню Клещево.

17 октября, во время наблюдения, нами замечен противник и его батарея пониже Клещево. Жаль, что не пришлось обстрелять их с нашей стороны. 19-го мы отступили до Фирцовки, а 20-го до Нермуши. 21-го отошли до Городка, а 22-го пришли в Ярнему. Тут нами были взорваны склады и всё растащено. 23-го пришли в Бирючево. 24-го отступление наших частей из Онеги. Полное разложение и расстройство в войсках, не могу писать.

25 октября вышли из Бирючево и ночевали в лесу у речки Игремы. 26-го вышли и ночевали напротив Наволока, 27-го переехали на сторону Наволока, здесь рота собирается. Отступление остановлено, много складов растащено, много сожжено, много роздано населению, большую панику устроили. Теперь видно, что всё можно было организованно отправить в тыл. Солдаты плохо защищают свободу.

28 октября вышли из Погостища в Дыхалово. 29-го ходили в разведку к Маркомусам, разошлись с сильной разведкой противника. Нам было опасно, дороги были отрезаны, но мы вышли благополучно. Порой мне кажется, что у солдат не достаточно сознания, для них свобода кажется пустяком, им всё ещё нужен сильный жёсткий режим. Такое вот сознание в солдатах нашей свободной России. Мне кажется, что ещё долго не придут к осознанию настоящей свободы наши солдаты.

1 ноября 1919 года вышли из Дыхалово в Наволок. Позиция в лесу, делали окоп и землянку. Спать было сыро, дымно и холодно. 5-го снялись с позиции и встали в д. Оксово. Выпал снег.

8 ноября снова подавал докладную командиру полка. Он написал: до востребования специалистов артиллерии. Сегодня праздновали 2-х летие советской власти. 10-го наша застава в Змеево. 11-го весь день бой, белые обстреливали из артиллерии деревню Змеево, многие дома разбиты. Вечером нас выбили из деревни, мы отступили до Дыхалово. Наши солдаты бежали в панике.

16 ноября нашу роту сменила 3-я рота. Мы вышли в резерв в дер. Кирюшино. Мне объявили, что я представлен к награде за бой в дер. Бирючево.

23 ноября уходим из Кирюшино на позицию в Дыхалово. Вечером Дыхалово сильно обстреливали белые. 28-го так же был артиллерийский обстрел Дыхалово, а в дер. Шабинге от обстрела сгорели два дома. Мы вечером отступили и ночевали в дер. Наволок. 29-го утром пошли в бой, а на четвертой версте у Дениславья погиб наш полуротный тов. Чистяков. Взять мы ничего не смогли, с их стороны была танка – бронированный автомобиль. Пришли в дер. Помазкино, а 2-го наши отступили до дер. Казаково.

Мы перешли в дер. Оксово. 4 декабря мной подана докладная командиру полка, он подписал, и я скоро перейду в артиллерию. В нашей второй роте много больных и количество их увеличивается. 17-го вышли на позицию в дер. Казаково, а 19-го я ухожу из роты на батарею. Командир роты и солдаты жалеют, что я ухожу от них, говорят – хороший солдат от нас уходит. А на батарее сначала непривычно – знакомых мало.

28 декабря на батарее была устроена вечерка в пользу раненого красноармейца, собрано 1700 рублей. 29-го был дан спектакль в пользу раненых, цена билета 20 рублей. 30-го вышли на позицию в Живоглядово. Меня направили в тяжелую артиллерию, и 1 января 1920 года ездил в дер. Казаково делать окоп для наблюдателей.

7 января – Рождество Христово. Нахожусь на наблюдательном пункте, настроение хорошее, получил жалование 2300 рублей. Сегодня обнаружил на своём френче, на правом рукаве пулевое отверстие.

19 января Сегодня выступаем на позицию, готовится наступление с нашей стороны. В тяжелом состоянии мой друг Воронин Арсентий. 20-го сообщили, что Воронин скончался. 21-го телефонограммой сообщили, что отменена смертная казнь, по случаю снятия Антантой блокады России. Как видно скоро победа над буржуазией, наша советская власть побеждает. 23-го к нам пять перебежчиков. 2 февраля ходил на могилу товарища Арсюги Воронина. Он похоронен на погосте в ограде, на могиле поставлен можжевеловый крест и венок из еловых веток с красной лентой.

8 февраля наши наступают, заняли Погост и Новосёлки, взяли пленных. Белые отступают в панике, бросили два орудия со снарядами, много пулемётов и бомбомёты, сдаются в плен. 9-го наша батарея вышла из Оксово и прибыла в Кирюшино. Белые отступили из Змиева. 11-го стреляем из орудий по белым на 3 – 4 версты. Уровень 110-115, прицел 100-105, трубка 100-105. 16-го наши заняли Маркомусы, а 18-го заняли Бирючево. Противник бежал в панике. У них много убитых и раненых, есть и пленные, а у нас двое ранены. 20-го сообщили, что в Архангельске переворот.

21 февраля 1920 года из Ярнемы прибыли в Турчасово и остановились на ночлег. Здесь, на этой же квартире, шесть с половиной лет назад я был призван на военную службу. Как видно война заканчивается, белые разбиты, бросают оружие и бегут, сдаются целыми ротами и не сопротивляются. Победа за нами. 24-го батарея остановилась в Чёшьюге, а я нанял лошадь и приехал домой. Все родные были здоровы. 26-го из Усть-Кожи отправлены в Чекуево 46 пленных белых солдат. До 10 марта я был дома у родителей, а 11-го прибыл в Пянтино. Из Пянтино батарея вышла и заночевали в Бору, 13-го прибыли в Озерки и до 16-го стояли там. Нам сказали, что будем грузиться на поезд в конце марта и местным онежским солдатам разрешили выехать домой за хлебом. Нам снова стали выдавать по полфунта хлеба в день и фуража для лошадей не хватает.

5 апреля наша батарея погрузилась на поезд на станции Обозерская и отправились на Вологду.

В дальнейшем до декабря 1920 года Родион Михайлович воевал с белыми на Западном фронте, на территории Польши, а потом до мая 1921 года в Баку. После чего прибыл на родину и начал мирную жизнь. В июле 1921 года обвенчался с девушкой из Большого Бора – Анастасией Александровной Шороховой, построил свой дом в деревне Семёновской, рядом с родительским, и у них родились четверо сыновей. Родион Михайлович скончался по причине болезни 19 декабря 1943 года, в возрасте 52 лет. Я тоже родился в деревне Семёновская, и до сих пор, в моей памяти всплывают воспоминания из деревенского детства.

© В.Н. Попов






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2019-02-11





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: