Публикация № 1301Ширяиха    (рубрика: История в лицах)

М. Потапова

Необычный процесс

Процесс, начавшийся в Каргопольском районном народном суде 16 августа, пока не привлёк к себе внимания общественности. В зале, где проходило первое заседание, не собралось и десятка человек. И всё же, без сомнения, дело № 2-114 по иску Н. В. Дружинина к совхозу «Ошевенский» и Ошевенскому сельскому Совету о возмещении ущерба, причинённого незаконной конфискацией имущества, ещё получит широкую огласку. Косвенно он затрагивает интересы всех, кто был незаконно репрессирован в годы сталинского режима, лишён полностью или частично прав, свободы, зачастую и самой жизни, чьи дети, в одночасье оставшись без родителей и без крова, десятилетиями жили в страхе и унижении, с клеймом изгоев, даже и не помышляя о справедливости.

Кто же такой Н. В. Дружинин? Сейчас Николай Васильевич — подполковник в отставке, пенсионер, житель соседней с нами Вологды. И он же — родной сын промышлявшего торговлей богатого ошевенского крестьянина Василия Алексеевича Дружинина, который в феврале 1930 года был репрессирован во внесудебном порядке и выслан в город Архангельск. Позднее, в декабре 1937 года, В. А. Дружинин был вновь арестован и через месяц расстрелян как враг народа. Часть его имущества была передана существовавшей в то время сельхозартели, часть — Ошевенскому сельскому Совету. 9 апреля 1957 года В. А. Дружинин был посмертно реабилитирован.

Говорит Н. В. Дружинин:

— Долгие годы мы с матерью (ныне покойной) жили в страхе, даже не помышляя вернуть незаконно утраченное. Надежда появилась после известного Указа Президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50 годов» от 13 августа 1990 года. После этого я обратился в КГБ Архангельской области с просьбой получить денежную компенсацию за конфискованное имущество отца. Оттуда мне прислали опись имущества из 412 наименований и посоветовали обратиться за компенсацией в Архангельское финансовое управление, которое, в свою очередь, сослалось на существующее ранее положение о том, что заплатить должны те организации, куда попало имущество. Я подготовил необходимые документы и отправил в совхоз и сельский Совет иски, вместе с письмом прокурора Архангельской области, в котором содержалась просьба возместить ущерб. Директор совхоза ответил мне, что без решения суда делать этого не будет. Председатель сельского Совета на письмо не ответил. Тогда я обратился в Каргопольский районный народный суд. В возбуждении дела мне сначала было отказано. И только после соответствующего решения коллегии областного суда, протеста прокурора области его взяли в производство.

Присутствующий на суде в качестве ответчика директор совхоза «Ошевенский» С. А. Харёв с требованиями истца не согласился. После конфискации, утверждает он, часть имущества В. А. Дружинина была передана сельхозартели, а затем перешла созданному на её основе колхозу «Новый путь». Есть свидетели, что некоторые предметы быта были переданы в крестьянские хозяйства. Впоследствии колхоз был реорганизован в отделение совхоза «Приозёрный», существовавшее до 1 января 1967 года. Таким образом, по словам С. А. Харёва, прямым правопреемником конфискованного имущества совхоз «Ошевенский», созданный в 1967 году на базе разукрупнения хозяйств «Приозёрный» и «Печниковский», не является. А за 37 лет, прошедшие со времени конфискации, имущество фактически потеряло свою ценность, так что сумма иска не отвечает действительности.

Свои доводы представил суду и выступающий в качестве ответчика председатель исполкома Ошевенского сельского Совета М. И. Попов. Сельский Совет, сказал он, не возражает против передачи истцу деревянного дома, значившегося в описи. Что же касается компенсации — о ней речи быть не может. Дом сохранили неоднократно проводившиеся в нём ремонты, иначе бы он не существовал. Что касается остального имущества (из 412 наименований лишь 38 было передано сельхозартели), то его судьба спорна. Похозяйственные книги, могущие пролить на это свет, сохранились лишь с 1940 года. Есть и свидетели, которые помнят, что часть предметов после конфискации была возвращена жене В. А. Дружинина, некоторое время после репрессии мужа жившей с детьми в Ошевенске. В то же время никто из них не обмолвился о продаже имущества, организованной сельским советом, в счёт уплаты долгов по налогам, на чём настаивает истец.

Внимательно выслушав обе стороны, суд принял решение отложить слушание дела на более поздний срок. Необходимо выяснить дополнительные обстоятельства. В частности, запросить из госархива данные о конфискации двух каменных домов, которых нет в описи, но на которые истец предъявил в ходе заседания дополнительный иск. Привлечь в качестве ответчика райфинотдел. Назначить экспертизы по оценке домов и другого имущества по описи.

После судебного заседания я подошла к районному прокурору С. В. Верещагину:

— Сергей Викторович, на ваш взгляд, каковы шансы у Н. В. Дружинина выиграть дело?

— Шансы стопроцентные. На это нацеливают известный Указ Президента СССР, а также политика российского руководства, направленная на восстановление прав невинно репрессированных, на восстановление справедливости.

— Речь идёт о возвращении сохранившегося имущества, в частности деревянного и каменных домов, или о денежной компенсации?

— Истец настаивает на денежной компенсации, значит, вопрос будет рассматриваться в этой плоскости. Он пошёл по выгодному для себя пути, оценивая каждую вещь отдельно. Что касается двух каменных домов, то с ними не всё ясно. Нужно разобраться: были ли они конфискованы или же национализированы в первые годы после революции.

Такое вот мнение. Тем не менее, последнее слово остаётся за судом. Будем ждать его окончательного решения.

М. ПОТАПОВА

Каргополье, 1991, 29 августа.


От редактора сайта: О том, чем же закончился судебный процесс, и о самом купце В. А. Дружинине читайте в статье Т. В. Ажгибкова:

http://onegaonline.ru/seetext.php?kod=1302

М. Потапова






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2020-01-31





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: