Публикация № 1297Погост (Усть-Моша)    (рубрика: Приходы и приходские храмы)

Ольга Зинина

Деревянные часовни Устьмошского прихода

Новые исторические исследования

Статья посвящена не изученным ранее деревянным часовням конца XVIII – начала XX века одного из древнейших приходов Каргополья. В задачи работы входит изучение исторических источников по рассматриваемым объектам, раскрытие их строительной истории. Целью исследования является выявление своеобразия архитектурно-конструктивных решений часовен путем их сопоставления с аналогами и рассмотрения в контексте деревянного зодчества региона в целом. Материалы статьи основываются на историко-архивных изысканиях и натурных обследованиях построек. Выявленные архитектурные особенности исследуемых часовен соответствуют характеру распространения традиций деревянного зодчества Поонежья. Таким образом, новые исторические исследования позволили ввести в научный оборот малоизвестные объекты, раскрыть их историю, изучить архитектуру и в целом пополнить знания о деревянных памятниках Русского Севера.

ВВЕДЕНИЕ

Деревянные часовни относятся к отдельному и особенному типу традиционных построек. По своему устройству, с одной стороны, они приближены к простейшему жилью и соответствуют ему по своей плановой структуре. С другой стороны, по формам они напоминают церкви. По сути это та же церковь, но без алтаря и небольшого размера. Благодаря конструктивным особенностям сруба, при необходимости часовню могли перестроить в церковь, прирубив алтарь или перебрав её. Известны случаи, когда перестраивали амбары. Так, например, молельное помещение часовни Кирика и Иулиты в деревне Воробьи Медвежьегорского района Республики Карелия первоначально представляло собой амбар (5: 106). Георгиевская церковь в деревне Большой Бор Онежского района, наоборот, вначале была часовней и лишь в конце XIX века подверглась перестройке (11: 201).

Часовни являются широко распространенным типом сооружения, характерным именно для русской архитектуры. Их строили в первую очередь в деревнях, удалённых от главного приходского храма. В плане они состоят из основного объёма и притвора либо основного объёма и закрытой или открытой паперти. Самые простые строения представляют собой одну лишь клеть молельного помещения. К такому типу относятся в том числе и часовни-реликварии для хранения поклонных крестов. На сегодняшний день известно две таких постройки – это часовня Спаса Нерукотворного Образа на Муезере (3: 70) и Троицкая часовня в Кеми рядом с Успенским собором. Несмотря на отсутствие алтаря и, как правило, скромные размеры, они могли иметь два молитвенных помещения, как, например, часовня Николая Чудотворца и Илии Пророка в деревне Чуйнаволок Пряжинского района Республики Карелия. В формах часовен мы также встречаем большое разнообразие: от простейших клетских под двускатной крышей до островерхих клинчатых, шатровых или с завершением бочкой. Известна даже часовня с кубоватым покрытием в деревне Новины Плесецкого района и ныне утраченная. Клинчатые постройки были широко распространены в бассейне реки Онеги и Северной Двины (1: 54–57). О шатровых сооружениях этого типа на сегодняшний день мы имеем довольно скудное представление. Отдельные часовни встречаются в Каргопольском районе – Крестовоздвиженская в деревне Савинская (Зимницы), в Шенкурском районе – Крестовоздвиженская в деревне Едьма, в Пинежском районе – Никольская в Усть-Ёжуге и Георгиевская в Шотогорке. Единственная сохранившаяся часовня с завершением бочкой над основным объемом находится в деревне Дывлевская (Котажка) Шенкурского района. (2: 259). На берегу Онеги в деревне Маркомусы Плесецкого района располагалась еще одна подобная постройка с завершением бочкой, ныне утраченная (7: 86).

Несмотря на проведенные ранее исследования, в научных представлениях об архитектуре, типологии и эволюции часовен имеются лакуны. Наиболее значительные труды были опубликованы В. П. Орфинским и И. Е. Гришиной (16: 31–67). Большая работа по изучению часовен Карелии была проделана Ларсом Петтерссоном в 1940-е годы. По Архангельской области обзорную книгу по часовням, не претендующую на подробные исследования, выпустил К. Г. Головкин (6: 23–199). Отдельной работой, заслуживающей внимания, стала книга Е. В. Платонова, раскрывающая историю и многообразие часовен Тихвинского уезда Новгородской губернии (17: 59). Благодаря изысканиям Н. П. Лютиковой нам известно о строительстве и разборке часовен в первой трети XVIII века (12: 155), (13: 13).

В настоящей статье рассматриваются деревянные часовни ранее не изученного прихода. Исследование нацелено на получение более полных представлений об архитектуре северорусских часовен и развитии местных традиций. Методика работы основана на изучении архивных исторических источников, проведении натурных обследований, историко-архитектурном анализе форм и привлечении аналогов. По результатам исследований проведён сравнительно-типологический анализ исследуемых объектов и теоретически осмыслен собранный материал.

Устьмошский приход является одним из древнейших на Каргополье, известен с начала XVI века. Расположен он по берегам реки Онеги и одного из её крупнейших притоков – реки Моши. Реки эти с древнейших времен являлись важнейшими торговыми путями. Не случайно в конце XVI века в Усть-Моше была построена первая деревянная крепость, валы от которой можно увидеть и сегодня (14: 178), (15: 5). На территории острога располагались главные приходские деревянные храмы. В документах Олонецкой духовной консистории, в ведомости о церкви Устьмошского погоста Каргопольского уезда Олонецкой епархии за 1863 год, указано:

«1. В Устьмошском погосте находятся четыре церкви. 1. В честь Рождества Христова, 2. В честь Благовещения Божией Матери, 3. в честь Сошествия Святого Духа на апостолов и 4. Во имя Святого Филипа Митрополита Московского»1.

Существует упоминание, что помимо храмов в приходе было:

«Часовен 8, все деревянные, четвероугольные, построены при струйных водах, куда делаются из часовен крестные ходы, и отправляется служба для освящения тех вод» (18: 261).

В середине XIX века в приходе уже насчитывалось десять деревянных часовен, расположенных по берегам рек, в деревнях: Федово, Сысово, Зашондомье, Алфёрово, Боброво, Пуминово, Бураково, Залесская, Горка, в селе Богданово2 (рис. 1).

Рис. 1. Карта-схема Устьмошского прихода: 1 - Устьмошская крепость; 2 - Зашондомье; 3 - Алфёрово; 4 - Боброво; 5 - Сысово; 6 - Село Богданово; 7 - Пуминово; 8 - Залесская (Залесье); 9 - Бураково; 10 - Горка; 11 - Федово; 12 - Зиново; 13 - Прохново

От некогда богатого прихода до наших дней дошли лишь несколько деревянных часовен. Основная их часть была утрачена в середине XX века. На сегодняшний день о большинстве из этих построек мы располагаем лишь небольшой информацией по архивным документам, а о внешнем облике имеем довольно смутные представления.

Часовня в деревне Зашондомье является сохранившейся в самом лучшем состоянии постройкой Устьмошского прихода. В документе за 1863 год сказано:

Часовня «Святого Великомученика Георгия при деревне Зашендомье в 5 вер. от церкви, деревянная, построена жителями того селения неизвестно когда. Богослужение отправляется во дни рождества Иоанна Предтечи и великомученика Георгия…»3.

Аналогичная информация содержится в ведомостях о церкви Устьмошского погоста Каргопольского уезда Олонецкой епархии за 1865, 1866, 1869 годы.

Деревянная часовня великомученика Георгия Победоносца и Иоанна Предтечи расположена на высокой стрелке в окружении двух рек – Шондомы и Моши. Предположительно её можно датировать концом XVIII – началом XIX века, согласно конструктивным особенностям и деталям. В плане часовня представляет собой простую прямоугольную клеть, рубленную «в обло». Строение выделяется высоким рубленым клинчатым завершением с повалом, которое некогда венчала главка с крестом. Вход в постройку осуществляется с запада через открытое крыльцо, ныне утраченное. Стены внутри часовни отёсаны, потолок из досок «в разбежку» по поперечной балке не сохранился. Часовня имеет два окна – двойное южное и одинарное северное. Стены снаружи сохранили фрагменты обшивки, по всем признакам относящейся к началу XX века.

Сохранилось описание данной часовни, составленное в 1910 году во время переписи церковного имущества и страховой оценки:

«Деревянная, обшита тёсом, покрашена масляной (желтой) краской; крыта тёсом на гвоздь. Размеры часовни 2 ½ сажени на 2 сажени. Окно в ней одно двойное, шириной 4 четверти и высотой 6 четвертей и другое окно шириной 3 четверти и вышиной 4 четверти. Двери одни, не створчатые. Внутренняя высота 1 сажень 4 четверти. Иконостас в один ярус, высотой 7 четвертей и длиной 2 сажени. Оценена в 100 руб.» 4.

Рис. 2. Часовня великомученика Георгия Победоносца и Иоанна Предтечи в деревне Зашондомье. Фото из архива В. Козлова, 1970-е годы

До 2017 года, когда были проведены противоаварийные работы, постройка находилась в аварийном состоянии (рис. 2). О том, как она выглядела до обрушения, помимо архивных источников мы можем судить и по нескольким фотографиям, выполненным В. И. Котовским в 1948 году во время Северно-Великорусской экспедиции5.

Облик деревянных часовен Устьмошского прихода из деревень Алфёрово и Боброво нам известен благодаря фотографиям К. Ф. Некрасова 1910-х годов6. При ближайшем рассмотрении становится очевидным их явная связь с часовней в Зашондомье. Все они отличаются высоким островерхим клинчатым завершением, схожим по пропорциям. Здесь можно говорить о явном повторении форм в отдельно взятом приходе, когда одна часовня строилась по подобию другой.

Часовня в деревне Алфёрово была построена в честь Казанской иконы Божией Матери, располагалась в трёх вёрстах от церкви. Праздничный молебен проводился здесь два раза в год – 8 июля и 22 октября7.

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита и окрашена. Длины 3 сажени, ширины 2 ½ сажени, высоты 2 сажени 13 вершков. Окон два, 7 х 6 четвертей. Внутри высота 14 четвертей, иконостас длиной 6 аршин, высотой 3 аршина. Оценена в 100 руб» 8.

Рис. 3. Часовня Казанской иконы Божией Матери в деревне Алфёрово. Фото К. Ф. Некрасова из коллекции Чемесова, 1910-е годы (оригинал фото можно посмотреть здесь - И. Л.)

В единственной публикации эта постройка ошибочно отнесена к Черевковскому району Архангельской области (7: 86). На фотографии К. Ф. Некрасова на западном фасаде мы видим небольшое окошко, расположенное справа от входной двери (рис. 3). Точно такое же окошко, а вернее, щель в двух смежных брёвнах обнаруживаем и на часовне в Зашондомье. Со стороны интерьера в этом месте топором выбрана ниша, которая служила для установки «кружки» – ёмкости для сбора пожертвований. Подобный приём расположения «кружки» очень характерен для деревянных часовен Каргополья и встречается в других приходах, например, на часовне Макария Унженского из деревни Забивкина Каргопольского района и на часовне Флора и Лавра в деревне Карельская Плесецкого района Архангельской области.

На другой фотографии К. Ф. Некрасова мы видим часовню Святой великомученицы Варвары, располагавшуюся в 10 вёрстах от церкви, в деревне Боброво. Богослужение здесь проводилось в первое воскресенье Петрова поста и в день Святой Варвары – 4 декабря9.

Рис. 4. Часовня святой великомученицы Варвары в деревне Боброво. Фото К. Ф. Некрасова из коллекции Чемесова, 1911-1913 годы (оригинал снимка см. здесь - И. Л.)

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита и окрашена. Длины 3 сажени, ширины 2 сажени, высоты 2 сажени до крыши, а всей высоты 4 сажени 1 аршин. Окон два, 1 ¼ х 1 аршин. Иконостас длиной 5 аршин 4 вершка, высотой 3 аршина 3 вершка. Оценена в 100 руб»10.

Судя по фотографии, часовня имела галерею-паперть. Это её отличительная черта от двух предыдущих построек. На южном фасаде располагалось сдвоенное окно, как у часовни в Зашондомье (рис. 4).

Благодаря фотофиксации 1970-х годов и натурным исследованиям мы имеем представление о часовне в деревне Сысово (рис. 5). К сожалению, на сегодняшний день она находится в руинированном состоянии. Часовня также имела клинчатое завершение, но выглядело оно уже иначе. Верх её невысокий и довольно широкий, не походит на островерхие завершения ранее рассмотренных объектов. Известна её датировка:

«…стоящая при деревне Сысовой, в 1820 году по Высочайшему повелению блаженной памяти Александра I, в приезде его к городу Архангельску, на построение которой от щедрот его императорского величества пожертвовано крестьянину той деревни Сысовы Алексею Херкову, который имел счастие ходатайствовать об оной часовни, полтораста рублей» (18: 261).

Известно и посвящение часовни – во имя Рождества Пресвятой Богородицы, располагалась она в пяти вёрстах от приходской церкви. Богослужения проводились в день Пятидесятницы и на Рождество Богородицы. Из страховой оценки следует, что часовня

«Бревенчатая, крыта тёсом, обшита. Длины 3 сажени 1 аршин, ширины 5 ½ аршина, высоты до карниза 5 аршин, а до креста 12 аршин. Окон два. Внутри длина 6 аршин, ширина 4 ½ аршина, высота 3 аршина. Иконостас длиной 4 аршин, высотой 1 ½ аршина. Оценена в 70 руб»11.

Рис. 5. Часовня Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Сысово. Фото Н. А. Быковской из паспорта объекта, 1972 г.

Часовня в селе Богданово находилась в трёх вёрстах от церкви, построена в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня. Богослужения проводились в день Живоносного источника и на Воздвижение (14: 178).

«Постройка бревенчатая, крыта тёсом, обшита и окрашена. Длины 2 сажени, ширины 2 сажени, высоты до карниза 1 сажень 2 вершка. Окно одно, 5 х 4 четвертей, дверь одна. Иконостас длиной 2 сажени, высотой 1 сажень. Оценена в 120 руб»12.

На крыльце часовни висел деревянный ящик для пожертвований. Рядом с ним был закреплён каменный крест, который по легенде приплыл во время ледохода к берегу Малой Онеги. Часовня была утрачена в 1930-е годы (10: 10).

Об остальных часовнях нам известно только лишь из страховых оценок начала XX века. Часовня в деревне Пуминово в честь Успения Божией Матери располагалась в пяти вёрстах от церкви. Празднества проводились в день Сошествия Святого Духа и в Успение Божией Матери (14: 178).

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита. Длины 9 аршин, ширины 5 ½ аршина, высоты до карниза 6 аршин, а до креста 13 аршин. Окон два, по 5 четвертей. Внутри длина 6 аршин, ширина 5 аршин, высота 14 четвертей. Иконостас длиной 5 аршин, высотой 2 аршина. Оценена в 100 руб»13.

Часовня в деревне Залесская находилась в трёх вёрстах от церкви, освящена в честь Святого Илии Пророка. Церковная служба проводилась 20 июля (14: 178).

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита снаружи и внутри, окрашена. Длины 5 ½ аршин, ширины 5 ¼ аршин, высоты до карниза 6 аршин, а всей высоты 12 аршин. Окно одно в 5 четвертей. Внутри длина и ширина 4 ¼ аршина, высота 13 четвертей. Иконостас длиной 4 ¼ аршина, высотой 13 четвертей. Оценена в 200 руб»14.

Часовня в деревне Бураково была освящена в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Церковная служба проводилась один раз в год – 26 июня (14: 178).

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита и окрашена. Длины 3 сажени, ширины 2 сажени, высоты до карниза 6 аршин, а всей высоты 4 ½ сажени. Окон два, 5 х 4 четверти. Внутри длина 2 сажени, ширина 5 аршин, высота 3 аршина. Иконостас длиной 5 аршин 1 вершок, высотой 3 аршина 9 вершков. Оценена в 200 руб»15.

Часовня в деревне Горка располагалась в двух вёрстах от церкви, была освящена в честь преподобного Макария Унженского. Богослужения проводились 25 июля (14: 178).

«Часовня бревенчатая, крыта тёсом, обшита и окрашена. Длины 3 сажени, ширины 2 сажени 1 аршин, высоты до карниза 7 аршин, а всей высоты 4 сажени 2 аршина. Окон три, 4 х 3 четверти. Внутри высота 14 четвертей. Иконостас длиной 6 аршин, высотой 14 четвертей. Оценена в 100 руб»16.

Часовня в честь мучеников Флора и Лавра находилась в деревне Федово, в трёх вёрстах от церкви. В отличие от всех рассмотренных построек, о ней известно, что она была построена в 1855 году крестьянином Григорием Аггеевым Поздняковым. Богослужение проводилось один раз – 18 августа17. Судя по страховой оценке, это была часовня с самым богатым убранством:

«Часовня бревенчатая, обшита тёсом, окрашена жёлтой краской, крыта железом, крашеным зелёной краской. Длины 2 сажени 1 аршин, ширины 2 сажени 1 аршин, высоты 2 сажени, а до князька 3 сажени. Два итальянских окна ширины 2 аршина и высоты 2 ½ аршина. Дверь одна створчатая, другая железная решётчатая. Иконостас длиной 2 сажени, высотой 5 аршин. Оценена в 500 руб»18.

До наших дней на территории Устьмошского прихода сохранились две деревянные часовни, о которых мы не встречаем упоминания в документах XIX и начала XX века. Это часовни в деревнях Прохново и Зиново. Из этого можно заключить, что они были построены уже после 1910 года. На фотографии В. И. Котовского 1948 года Георгиевская часовня в деревне Зиново датируется 1925 годом19. Часовня представляет собой каркасную постройку на рубленом основании в виде восьмерика (рис. 6). Из-за недолговечности конструкции и отсутствия ухода на сегодняшний день она находится в руинированном состоянии.

Рис. 6. Часовня великомученика Георгия Победоносца в деревне Зиново. Фото В. И. Котовского, Северно-Великорусская экспедиция, 1948 год.

Часовня в деревне Прохново по форме клинчатого завершения напоминает часовни в деревнях Кириллово Каргопольского района (4: 142) и Ермолинская Шенкурского района (8: 147). Постройка рублена «в лапу», с западной стороны к ней примыкает каркасный притвор (рис. 7). Несмотря на древнюю форму завершения, по своему конструктивному устройству оно уже далеко от традиции. По сути это стропильная конструкция, имитирующая самцово-слеговую крышу.

Рис. 7. Неизвестная часовня в деревне Прохново. Фото О. А. Зининой, 2016 год.

Из-за малочисленных архивных сведений о несохранившихся объектах мы не имеем полного представления о том, как выглядели все часовни Устьмошского прихода. Если рассматривать только известные нам постройки, то их можно отнести к двум типам, которые отличаются формой завершения и конструктивным устройством основного объёма. К преобладающему типу относится основная часть объектов – это клинчатые часовни с рубленой клетью в основании. Ко второму типу принадлежит лишь часовня в деревне Зиново – каркасная восьмигранная часовня с пологим шатровым верхом. Её завершение также можно трактовать как ярусное.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, на основании изученных исторических источников и сравнительно-типологического анализа архитектуры объектов можно сделать выводы о преобладании клинчатых с полицами завершений на исследуемых постройках. Это подтверждается и многочисленными аналогами, расположенными в бассейне реки Онеги. Клинчатые часовни рассматриваемого прихода, в свою очередь, можно разделить на две типологические группы: одни – с островерхими крышами, другие – с невысокими пологими крышами. Часовни в деревне Зашондомье, Алфёрово, Боброво относятся к островерхим клинчатым постройкам. Ближайшими аналогами являются часовни XVIII–XIX веков: Никольская в селе Вершинино, Сошествия Святого Духа в деревне Глазово и Покровская в селе Конёво Плесецкого района. В отличие от устьмошских построек, приведённые аналоги имеют звонницы со стороны западного фасада. К строениям с невысоким клином относятся часовни в деревне Сысово и Прохново. Их аналогами на близлежащей территории являются часовни Флора и Лавра в деревне Карельская и Никольская в деревне Мартемьяновская (Луги) Плесецкого района.

Клинчатая форма завершения храмов и часовен очень древняя. Среди наиболее старых объектов преобладают островерхие крыши. Самая ранняя существующая церковь с клинчатым покрытием – Ризоположения из села Бородава, относящаяся к концу XV века. Известен также ряд церквей XVII века, среди которых Богородицкая церковь из села Тохтарево в музее «Хохловка», Успенская церковь в Усть-Паденьге, Богоявленская церковь в Елгомском погосте. В древности это был широко распространенный тип храма. Рассмотренный ряд устьмошских часовен и перечисленные аналоги свидетельствуют о жизнестойкости этой традиции в храмовой архитектуре XVIII–XIX веков. И, наконец, часовня в деревне Прохново показывает, что эта форма используется даже в начале XX века. Правда, при повторении древних форм зачастую терялось её традиционное конструктивное устройство, что было характерной чертой того времени (9: 116).

Выявленная специфика архитектуры часовен Устьмошского прихода позволяет полнее представить своеобразие местных традиций церковного зодчества Русского Севера.

БЛАГОДАРНОСТИ

Автор выражает благодарность А. В. Бокарёву за предоставленные материалы из архива РГИА.

Исследование выполнено за счёт средств Государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы в рамках Плана фундаментальных научных исследований Минстроя России и РААСН, тема 1.5.1. «Актуальные проблемы изучения и реставрации памятников деревянного зодчества».


ПРИМЕЧАНИЯ

1 КУ НА РК. Ф. 25. Оп. 12. Д. 28/3. Л. 125, 126.

2 Там же. Л. 125, 126.

3 Там же. Л. 125, 126.

4 РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1100. Л. 46.

5 Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. Оп. 37-3, шифр негатива 31375 (фотографии Котовского В. И. Северно-Великорусская экспедиция, 1948).

6 Коллекция Чемесова А. А. Фотографии Некрасова К. Ф. 1910-х годов.

7 ГААО. Ф. 1342. Оп. 2. Д. 178. Л. 1 об.–2.

8 РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1100. Л. 32.

9 ГААО. Ф. 1342. Оп. 2. Д. 178. Л. 1 об.–2.

10 РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1100. Л. 36.

11 Там же. Л. 50.

12 Там же. Л. 38.

13 Там же. Л. 48.

14 Там же. Л. 44.

15 Там же. Л. 40.

16 Там же. Л. 42.

17 ГААО. Ф. 1342. Оп. 2. Д. 178. Л. 1 об.–2.

18 РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1100. Л. 52.

19 Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. Оп. 37-3, шифр негатива 31374 (фотографии Котовского В. И. Северно-Великорусская экспедиция, 1948).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бодэ А. Б. «Верх клинчатой». Одна из особенностей деревянных церквей Русского Севера // Архитектурное наследство. 2010. Вып. 53. С. 54–63.

2. Бодэ А. Б. Древние московские и новгородские корни в деревянном храмовом зодчестве Русского Севера. М.: Прогресс-традиция, 2019. 496 с.

3. Бодэ А. Б., Зинина О. А. Часовня Спаса Нерукотворного бывшего Троицкого Муезерского монастыря // Архитектурное наследство. 2019. Вып. 71. С. 70–78.

4. Бодэ А. Б. Малоизвестные памятники Каргопольского района // «Рябининские чтения – 2007». Петрозаводск, 2007. С. 140–143.

5. Вахрамеева Т. И., Гришина И. Е., Кистерная М. В., Козлов В. А., Орлов А. В. Строительная история часовни Кирика и Иулиты в Заонежской деревне Воробьи // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2015. № 6 (151). С. 101–106.

6. Головкин К. Г. Деревянные часовни Русского Севера. М.: Институт наследия, 2005. 224 с.

7. Забелло С., Иванов В., Максимов П. Русское деревянное зодчество. М., 1942. 288 с.

8. Зинина О. А. Георгиевская часовня в деревне Ермолинской. Архитектура и строительная история // Деревянное зодчество. Новые материалы и открытия. Вып. VI / Под ред. А. Б. Бодэ. М.; СПб.: Коло, 2018. С. 147–170.

9. Зинина О. А., Носкова А. Г., Ходаковский Е. В. Деревянное храмовое зодчество Каргополья второй трети XIX века: Одигитриевская церковь в Малой Шалге и Георгиевская церковь в Замошье // Архитектурное наследство. 2019. Вып. 70. С. 116–133.

10. Каменева Н. И. Усть-Моша – 875 лет. Село Богданово. Архангельск: Правда Севера, 2012. 151 с.

11. Ковалевская Т. С. Проявления традиции в архитектуре деревянных храмов Архангельской губернии в XIX веке // Деревянное зодчество. Новые материалы и открытия. Вып. VII / Под ред. А. Б. Бодэ. М.; СПб., 2019. С. 198–221.

12. Лютикова Н. П. Пинежские часовни по письменным источникам XVIII–XIX вв. // Русский Север. Ареалы и культурные традиции / Ред.-сост. Т. А. Бернштам, К. В. Чистов. СПб.: Наука, 1992. С. 155–158.

13. Лютикова Н. П. Часовни и кресты на Русском Севере (по письменным источникам) // «Кенозерские чтения – 2009». Архангельск, 2011. C. 13–18.

14. Макаров Н. А. Церковные приходы и монастыри Кенозерья и Среднего Поонежья. Архангельск, 2007. 432 с.

15. Мильчик М. И. Каргополь: деревянная крепость и остроги на реке Онеге. Документы и графические реконструкции. СПб.: Лики России, 2008. 168 с.

16. Орфинский В. П., Гришина И. Е. Типология деревянного культового зодчества Русского Севера. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2004. 280 с.

17. Платонов Е. В. Часовни Тихвинского уезда (рубеж XIX–XX вв.). СПб.: Гуманитарная академия, 2011. 304 с.

18. Старицын А. Н. Уникальный источник по истории сельских приходов Каргопольского уезда // Вестник церковной истории. 2011. № 3/4. С. 261–310.

ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА ЗИНИНА

научный сотрудник Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства филиала ФГБУ «Центральный научно-исследовательский и проектный институт Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации».

Ольга Зинина






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2020-01-01





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: