Публикация № 982Онега    (рубрика: Великая Отечественная война)

Е. Алексеева

На Мамаевом кургане тишина

*

Ещё мальчишкой он бредил морем. Читал книги про моряков, носил китель с медными пуговицами. А посмотрев кинофильм «Остров сокровищ», на переменах пел «пиратским» голосом:

Пятнадцать человек

На сундук мертвеца,

Йо-хо-хо

И бутылка рому!..

Не было, кажется, ни одной вылазки школьных озорников в которой не участвовал бы «Васька-пират». В выпускном классе несколько притих: то ли девчонок стало стыдно, то ли повзрослел. Но с невинным видом простачка мог каким-либо вопросом поставить в тупик учителя, бросить смешную реплику, с уверенным видом выйти к доске и, простояв молча несколько минут, победоносно вернуться за парту. Да, всё это было.

Но вот окончен десятый класс. Впереди - военная служба. Он и тут мечтал о море. Ему повезло. Осенью1940 года надел морскую форму: полосатую тельняшку, брюки-клёш, синий воротник, бескозырку на которой золотом красовалась надпись: «Северный флот».

Война застала Василия на плавбазе «Память Кирова», где он нёс службу рулевым. Вскоре вчерашний мальчишка-сорвиголова лицом к лицу столкнулся с величайшей битвой. Далеко от Севера обливался кровью Сталинград. И когда командование обратилось к североморцам с призывом пойти на помощь этому героическому городу, в числе добровольцев оказался и наш земляк Василий Душин. Это было в сентябре 1942 года.

То, что предстало глазам моряков, нельзя было назвать городом. Стояла осень, а у стен Сталинграда было жарко. От пожаров, от беспрестанного артиллерийского огня, от яростных налётов вражеской авиации.

Баржи и катера доставили их с левого берега Волги на узкую полоску земли. Ливень свинца, обрушился на батальоны отважных морских пехотинцев. Три отборные немецкие дивизии были брошены против них. Но это не испугало северян. Прямо с переправы бросились они в атаку, несмотря на бешеный огонь противника. Дрались отчаянно, не на жизнь, а на смерть. В ход шло всё: автоматы, гранаты штыки. То тут, то там противники сближались настолько, что схватывались врукопашную.

В таких жарких схватках было отвоёвано у врага несколько улиц. Прорвались к элеватору, превратив его в настоящую крепость. Много раз враг, думая, что защитники бастиона уничтожены, пытался взять его стены. Но эти стены, то, что от них оставалось, вдруг оживали, встречая фашистов метким сокрушительным огнём. Только 18 сентября бригада отбила девять атак фашистов. Лишённые связи с командованием, без боеприпасов моряки держались героически. Элеватор - это тонны горящего зерна и ни куска хлеба. Перед глазами Волга - и ни глотка воды, чтобы напиться, напоить раненых…

Помнишь товарищ, как в ту грозную годину враг, пытавшийся взять крепость на Волге, называл моряков, защитников Сталинграда «полосатой смертью»? Да, североморцы перед тем, как идти в атаку, до блеска драили бляху на ремне, надевали бескозырку и полосатую тельняшку. Морская пехота идет!

Отвага и смелость моряков не имела предела. Несколько человек во главе с младшим лейтенантом Волковым не просто выдерживали танковую атаку немцев, но сумели уничтожить 13 танков и около 300 гитлеровцев.

- Но самым тяжёлым был для нас день 25 сентября, - вспоминает Василий Михайлович. - Неожиданно прорвались немецкие танки и автоматчики. Прямой наводкой фашисты расстреливали штаб бригады, автоматчики забрасывали его гранатами, свинцовый дождь лился на горстку защитников штаба. Укрывшись за щитами из толстых досок, мы яростно отбивали наседавших фашистов. Схватка эта продолжалась несколько часов. К концу дня на помощь пришёл резерв автоматчиков! Ценой больших потерь батальон сумел отбить атаки танков, уничтожить фашистов. Враг снова просчитался.

Многих, очень многих своих товарищей недосчитались в те дни североморцы. Из остатков бригады был образован батальон. Две недели моряки прочно удерживали новые рубежи. Немцы, захлебываясь в атаках, не раз откатывались, оставляя на поле битвы груды убитых, танки, бронетранспортеры, теряя надежду на обещанную Гитлером победу.

В ноябре батальон, пополненный моряками Тихоокеанского флота, вновь вступил в бой. На этот раз передней линией обороны был Мамаев курган. Позиции несколько раз переходили из рук в руки. Сражения почти не прекращались. Каких только атак не вынесла земля кургана: танковые, бронебойные, пехотные, психические. То тут, то там раздавалось раскатистое матросское «ура», мелькали полосатые тельняшки, развевались ленточки бескозырок. В этой гуще огня и смерти, мужества и героизма, сражался и Василий Душин.

Наступил новый, 1943 год. Чувствовалось, что решается судьба Сталинграда. Немцы всё ещё ждали какого-то чуда, спасения. Но чудо было сделано руками советских воинов, их мужеством и отвагой, тактикой и стратегией Советской Армии.

Группе, в которой был и Душин. было приказано атаковать немецкие позиции на Мамаевом кургане в районе рабочего посёлка завода «Красный Октябрь». В лоб атака не удалась. Тогда смельчаки обошли врага с тыла и неожиданным броском, не давая ему опомниться, атаковали. В этой атаке Василий был ранен. Более десятка осколков насчитали потом хирурги.

Началась госпитальная жизнь. В тихих палатах Василий часто бредил жаркими боями, снились ему братишки-североморцы. Домой вернулся лишь осенью.

...Летом 1944 года к нам позвонили девчата с соседнего поста.

- Поймали мы тут двух подозрительных. Они ссылаются на вас, мол, вдут к вам.

Не стоило большого труда разобраться, что это были за «шпионы». Ребята ехали на товарняке, почему-то не доехали до нашей станции, пошли пешком. У одного из них в дороге заболела нога, он сел неподалеку от пути, разулся. Это был Вася Душин. Тут-то и нагрянули наши «вносовки».

И вот сидят ребята перед нами. Вася чуть-чуть касаясь струн гитары, тихо напевал:

Эх, моя тельняшка мировая,

Частые полоски на груди –

Белые, как пена штормовая,

Синие, как море впереди.

Нам было немножечко грустно, мы ему завидовали. Сидим тут, нюхавшие порох только на стрельбище, а вот он – живой сталинградец, герой битвы, поставивший фашистскую армию перед катастрофой.

Первое время Василий Михайлович работал в школе. Потом поехал на курсы, получил диплом штурмана, плавал на рыболовном судне. А с пятьдесят второго года - в Онеге, был морским лоцманам, затем капитаном порта. Здесь вступил в коммунистическую партию.

В 1968 роду Василий Михайлович по приглашению Волгоградского горкома комсомола приехал на встречу ветеранов Сталинградской битвы, воинов 92-й Краснознамённой отдельной стрелковой бригады. Вместе с ним был и другой, наш земляк, участник обороны Сталинграда М. Антонов. Но из североморцев они не встретили больше никого.

Волгоградцы восторженно приняли героев.

- Как нас встречали! - только и мог оказать взволнованный воспоминанием Василий Михайлович.

Я смотрю фотографии, газетные вырезки, открытки и другие релик-вии, которые Василий Михайлович бережно хранит. Вот на одном из снимков участники встречи. Наш Вася на ней выглядит самым молодым. Ещё бы, ведь ему было всего двадцать лет, когда пришел на Волгу. Еще снимок: пионеры повязывают сталинградцам красные галстуки.

Город-герой, восставший из пепла, узнать было невозможно. Только кое-где сохранились следы жестоких сражений. Вот угол знаменитого дома Павлова. Вот кусок элеватора, изрешечённый пулями, осколками снарядов. В этом районе сейчас высится светлое здание школы, дорогими гостями которой стали бывшие воины. Навсегда запомнятся встречи с рабочими заводов, бывшими в 42-ом году опорными пунктами моряков.

Мамаев курган. Тишина... Святая торжественная тишина. И вдруг врывается до боли знакомая мелодия «Священной войны». Слышится голос Левитана: « Говорит Москва. В последний час. В Сталинграде наши войска упорно обороняют каждую улицу, каждый дом...» Молча - слов не нужно - ветераны обходят мемориал, над которым высится фигура Родины матери. Отсюда, от её подножья, виден весь Сталинград, ставший памятником великому подвигу советского воинства, всего народа.

На Мамаевом кургане тишина…

Смотрю на награды Василия Михайловича. Орден Красной Звезды, медали «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейные медали. К мим присоединяются трудовые награды - медаль «За трудовую доблесть» и юбилейная ленинская медаль. А это что? Таких знаков доселе мне видеть не приходилось, нагрудный знак «Морская пехота», на нём изображён моряк с автоматом, другой - с гранатой, над ними - изображение ордена Великой Отечественной войны.

Люди ангелы, не всегда и не всё гладко и у Душина. Но он умеет в конце концов освободиться от наносного, ненужного, несвойственного его натуре. Бывали, видимо, у Василия горькие минуты: четверть века спустя после последней атаки жестоко напомнило о себе тяжёлое ранение, но крепкую поддержку он нашел в семье, в коллективе. А один из однополчан, П. Мирошниченко, ему написал: «Жизнь нас не баловала, но дала нам право сказать: мы жили с честью и не исками легче». Нашёл нужные слова волгоградский журналист Ю. Белоусов: «Держите голову выше, вы - сталинградец!» Ему часто пишут волгоградские школьники, у которых он был в гостях. На одной из открыток всего несколько слов, но без волнения их невозможно читать: «Спасибо за урок мужества».

Когда Василий Михайлович узнал, что я хочу написать о нём в газету, он попросил: «Пожалуйста, поскромнее. Ведь я там был не один». Я написала, как сумела.

Советская Онега. №56. 08.05.1972.

Е. Алексеева






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2017-03-30





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: