Публикация № 973Волово    (рубрика: История в лицах)

А. В. Мошников

Ломтевы

Самый старейший из мужчин моей родной деревни Константин Иванович Ломтев. В его жизни — вся история. По рассказам своего прадеда он помнит, как выросла наша деревня Наволок, а затем против Волова-ручья выстроилась Королёва, к Королёвой подвязались дома Подвязной.

Мой Наволок снесло время: маленькая деревушка из 13 хозяйств не могла удовлетворить большой спрос его жителей, побывавших в людях и много повидавших. Покинуты и другие деревушки. А вот Подвязная, в которой живёт Константин Иванович, его дети и внуки, «подвязанная» когда-то к другим деревням (1), стоит себе, обновляется, здравствует. Она отображает историю прошлых веков и продолжает новые страницы.

Прочно сложены дома из кондового леса, заготовленного прадедами и дедами в Ряговской даче под Каргополем и приплавленного к Волову по реке Онеге. Много раз менялась на домах кровля. Теперь оберегает, молодит постройки шиферное покрытие.

Кроме дяди Кости — Константина Ивановича — в Подвязной немало старожилов. Живёт с дочкой Шурой древняя Анна Степановна Птицына. Живёт она в Волове 90 лет. И Надежда Ивановна Исакова. Почти ей ровесница.

— Сама ещё, доброхот, рыжичков наносила, сама и насолила, — потчевала меня недавно старушка. — Без батожка не хожу, а дорогу сама правлю.

Старожилы создавали первый колхоз. Первыми трактористами Конёвской машинно-тракторной станции были парни и девушки из Подвязной: Тимофей Колосов, Иван Белкин, Софья и Александра Белкины.

Константин Иванович — один из воловских председателей колхоза — всем им, первым, был добрым наставником.

Со спокойной душою ушёл старик на пенсию, когда сын сел за трактор.

— Что, мать, своё дело мы сделали. Хозяйство наше в исправности, а главное — не запустили колхозные земли, животноводство общественное на месте не стоит, а развивается. Пусть теперь сын с женой продолжают. А мы будем внучат растить, — сказал своей супруге Татьяне Константин Иванович.

Лидия, невестка Ломтевых, пошла на ферму. Александр пахал, сеял, заготовлял корма, убирал хлеба, возил удобрения, лесоматериал. Трактор безотказно слушался тракториста. Шли годы, и с каждым годом полнилась семья Ломтевых. Дедушка и бабушка помогали им растить детей.

Александр Константинович так и остался верен своей механизаторской профессии. По его стопам пошёл сын Леонид. Лидия Николаевна — то доярка, то телятница, а недавно её назначили бригадиром. В её власти и земледелие, и животноводство.

— Попался, наконец-то, в жёнино подчинение, — шутливо замечает супруг.

— Когда женщина в руководителях — больше порядка, — одобряет старший Ломтев.

— Оно так, — соглашаются мужчины.

— Которое поколение в роду? — задумывается Константин Иванович. — Если меня с моей супругой Татьяной считать за первое, а сына с невесткой — за второе, то внучата в третьем будут. Нам, первым, на долю выпало завоевание власти советской, организация колхозов и их укрепление. Великим испытанием была Отечественная война. Сыновнему поколению нелегко было после такой войны. Много еще нерешённых задач, которые ему надо разрешить. И тут — руки помощи младшего поколения.

Старику Ломтеву нравится новое поколение.

— Что примечательно — грамотное оно, — отмечает Константин Иванович, — К примеру, внук мой Лёня. Закончил общеобразовательную школу да профтехучилище, только тогда получил право управления трактором. Так и другие. Новое поколение будет непременно иметь и среднее образование, и профессиональное.

В семье трёх поколений один продолжает другого, обогащая и дополняя житейским и трудовым опытом. В семье Ломтевых нет социальных конфликтов, проблемы «отцов и детей: их исключила сама жизнь — жизнь обновлённой деревни.

— Род наш испокон крестьянский, — не раз я слышал от дяди Кости. — И фамилии наши в округе от того рода: Ломтевы, Колосовы... От земли и колоса, от хлеба. Не потому ли и прочно стоит на земле деревня Подвязная? Крепко привязаны её старожилы и молодёжь к родной земле, к крестьянскому трудовому роду.

А. МОШНИКОВ.

Совхоз «Кенорецкий».

Строитель Коммунизма, 1973, 25 октября.

(1) Автор здесь приводит свою версию происхождения названия деревни Подвязной, как "подвязавшейся" к другим деревням Волова. Более верной представляется другая версия - от старого названия, под которым деревня значится в Сотной книге 1562 г. - "Кириловская под вязом" (см. Статистические данные). Это, в свою очередь, заставляет задуматься: если в то время здесь произрастали такие породы деревьев как вяз, то выходит, что климат Поонежья в XVI веке был значительно теплее современного? - И. Л.

А. В. Мошников






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2016-02-22





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: