Публикация № 873Кож-Поселок    (рубрика: Спортивное прошлое и настоящее)

Не узнаешь мира, не зная края своего

 Интересный и захватывающий рассказ о походе выпускников 1959 года, Онежской средней школы №1, через глухую тайгу до Кожпосёлка и обратно в Онегу, заставляет задуматься. Ведь в то время не было в свободном доступе топографических карт, не было спутниковых навигаторов, сублимированных продуктов и много другого, без чего не обходится сегодня ни один сложный туристический поход.

Да, и сегодня не всякий из молодого поколения онежан, рискнёт на такое пешеходное путешествие, видимо действительно те ребята, были какими-то другими, из другого времени, из другого поколения …

Нашим любимым учителям и одноклассникам – детям Великой Отечественной войны посвящаем эти воспоминания.

Кожеозерский монастырь

Другое поколение

Как легко и просто начинается наш рассказ - воспоминание о труднейшем путешествии 1959 года: «После выпускного вечера группа туристов отправилась в поход». Как хорошо и благополучно завершилось оно: и цель достигнута, и задание Онежского лесничества выполнено.

Походу предшествовала серьёзная подготовка: сбор группы несколько раз, да ещё в присутствии нашего вдохновителя и организатора, завуча Софии Алексеевны Малыгиной, оформление документов (у группы и номер отряда был), закупка продуктов и прочее. Цель - проверить состояние просек, визиры, найти тропу и нанести её на карту. Наш руководитель - «бывалый» турист, выросший в городе, с «дикой» природой знакомый в пределах парков Архангельска и пионерского лагеря на берегах Северной Двины, двадцатитрёхлетняя выпускница АГПИ (физмат), Светлана Онуфриева, преподаватель физики в школе № 1.

Из десяти дней путешествия - ночь в поезде, несколько часов на узкоколейке, один двухдневный привал в Кожпосёлке, где нас приютил сторож - рыбак; через Петровское прошли, задержавшись на несколько часов, да ночевали в здании школы в деревне Усть-Кожа.

Остальное время - без палаток, в тайге, среди болот, без дорог и тропинок, исчезавших из-под ног; то среди чудесных озёр и весёлых рощиц, то среди угрюмых ельников.

Но не зря такое внимание и серьёзное отношение к туризму было в те годы. Наш отважный командир по карте в тайге ведёт отряд не менее отважных путешественников, а когда тропа окончательно потеряна, по азимуту. Что это трудно и опасно, никому не приходит в голову: все были уверены в себе и руководителе и спокойны.

Но сколько впечатлений, положительных эмоций! Радости открытий, гордости за одержанные над собой победы... Поход многому нас научил, мы по-другому увидели мир, взаимоотношения людей: оценили по достоинству гостеприимство жителей Кожпосёлка, поделившихся с нами буквально последним куском хлеба; бескорыстие старика, живущего на Половине, отдавшего нам часть своих сухарей. Отряд уже несколько дней вместо каши вынужден был варить жидкий суп из крупы, питаться рыбой и экономить сухари.

И вот, может быть, первый поступок, родившийся самостоятельно: в благодарность жителям Кожпосёлка девочки в Усть-Коже разыскали семью, недавно выехавшую, оттуда, и вместе с ребятами распилили и раскололи им дрова.

Можно по-разному оценивать любое событие, по-разному увидеть очевидное, но, согласитесь, это было другое поколение - дети войны...

Внуки и правнуки, живущие в Онеге и, может быть, тоже учившиеся в нашей школе № 1, могут гордиться своими бабушками и дедушками, в 1959 году которым было всего 15-16 лет...

Самый правильный путь

23 июня 1959 года после выпускного вечера мы с рюкзаками вышли из школы. Маршрут: Онега – Нименьга – Акан – Кожпосёлок – Усть-Кожа – Онега. Путешествие началось весело, но немного смущала неприветливая холодная погода.

Наша группа - 15 человек.

Руководители похода:

Светлана Владимировна Онуфриева

Тамара Николаевна Коротких

Участники похода, учащиеся 8 «А» и 8 «Б» классов школы № 1 города Онеги (1943-1944 годов рождения).

Слава Пономарёв

Эдик Рехов

Миша Канищев

Валя Широколобов

Володя Кушников

Женя Ушаков

Лена Хрусталёва

Люся Харина

Люся Козлова

Нэля Румянцева

Женя Замараева

Света Шужмова

Люба Коряпина

Девочки и мальчики дружные, приветливые, весёлые. В поезде ещё чувствуется некоторая отчуждённость, неловкость, хотя постоянно слышится смех, озабоченные возгласы: взяли ли мяч, не забыли ли веревочку и т.д.

Ночь провели в поезде, что вёз нас до Нименьги. Ненадолго уснули, А потом вышли заспанные, смешные. Чуть остановился поезд – высыпали из вагона – и к стоящей рядом машине.

Солдаты довезли нас до места, где начинается узкоколейка. Поблагодарили хором и разбрелись по станции. Было уже утро, 6 часов. Свежее, красивое утро. Ребята сидели-сидели на платформе и решили покататься. А тут как раз рабочие собрались, и вот мы на мотовозе едем вглубь леса. Сидим на открытых платформах и дремлем, страшно хочется спать. За час доехали мы до 25-го км, а потом подвезли ещё восемь километров.

Рюкзаки за спиной, в путь! Начался поход.

Предстоит нам немало пройти.

А пока мы сидим, мотовоз нас везёт,

Ведь должно всё же нам повезти.

Солдаты отправились на свои делянки, а мы, подтянув рюкзаки, пошли дальше. Первые пять километров идти было трудно. Поднявшееся уже высоко солнце, стало пригревать нас, рюкзаки упорно тянули назад, ноги в огромных ботинках вязли в песке. Мальчики, Слава и Эдик, к тому же несли по очереди рюкзак Светланы Владимировны (она осталась, чтобы отметить в маршрутке наше прибытие).

Твёрдой поступью шаг направляющим взят,

Выбран самый правильный путь,

И шаг в шаг, друг за другом ступает отряд,

Лишь вперёд, никуда не свернуть.

Остановились на чудесной поляне, около небольшого озерка, где раньше жили лесорубы. Домик стоит одиноко около узкоколейки, кругом лес, возле озера место для костра, столы, скамейки. Дежурные начали готовить обед, все остальные легли спать, кто на нарах вверху, кто пристроился внизу. Обедали на воздухе, потом впервые мыли походную посуду, чистили вёдра.

Вечером перед сном играли в мяч. Было уже прохладно, ветер стих, зашло солнце. Кругом лес, тишина, только где-то со счета сбивается кукушка, а тут на песке с азартом играют в волейбол пятнадцать «Мань» и «Афонь», думающих преодолеть немалый путь через болота. Уснули не сразу, сначала девочки пели, а потом мальчиков разобрал смех.

25 ИЮНЯ.

Утром долго собирали рюкзаки, а за завтраком ели подгоревшую кашу, которая совсем не была похожа на манную. Дежурили Лена с Валей.

Снова в путь. Дорожка идёт через боры, часто поднимается в гору.

Жарко. Идём раздетые до маек, умываемся в каждом озерке, часто делаем привалы, считаем километры. Их всего тринадцать до Пневских озёр. Но где эти озёра? Времени третий час дня, идти всё тяжелее, пот течёт по лицам, режут плечи лямки рюкзака. Конечно, никто об этом не говорит вслух. Места чудесные, идём сосновым бором, хорошо, пахнет сосной, легко дышится.

Мы шагаем вперёд по тропе боровой,

Пояс Ветреный слева грядой,

Справа сосны медовые звонкой стеной,

Солнце плавится, пахнет смолой.

Думаешь о чём-то своём, далёком и милом, видишь знакомые лица ребят, их улыбки, слышишь их шутки, весёлый смех, прерванный разговор… Хорошо.

И опять друг за другом шагает отряд,

Дело к вечеру, шаг уж не скор.

Солнце ниже и ниже, уж скоро закат…

Всё! Ночевка у Пневских озёр.

Пневские озёра похожи на огромные морские заливы, они очень красивы, тянутся на многие километры. Вокруг зелень, высоченные травы, цветы. Опять изба. Она служит местом отдыха для лесников, рыбаков, охотников и туристов. В ней две комнаты, печь, какая-то пристройка. На стене большой лист бумаги, где записаны благодарности лесничеству от геологов, туристов, что прошли до нас зимой.

После дороги хорошо искупаться в озере! Мы тоже не отказываемся от этого удовольствия. Наши рыбаки – Миша и Валя деловито разматывают удочки. Слава мечется по берегу озера, видя в светлой воде щук, самых настоящих живых щук, которые тихонько шевелят плавниками, стоя у самого берега в траве. Вот мы уже стоим по колено в воде и на мух ловим плотву, но она никак не идёт на крючок, хитрая. Один Вова без дела сидит на камне и смотрит, как мы суетимся, кричим, что-то ищем в воде…

Наконец, сварен долгожданный обед. Уже вечер, а Светлана Владимировна и Слава ушли искать тропу. Мы обедаем или ужинаем. Но вот приходят и они, заботливые дежурные (Валя и Лена) ставят перед ними суп и чай.

А мы в это время на чудной полянке среди весёлых берёзок, притоптав высокие травы, играем в мяч. Шутки и смех, веселит всех Нэля, она у нас «вратарь». Эта картина надолго останется в памяти, жаль, что фотокорреспондент Валя не снял нас.

После небольшого отдыха – полежали в траве – мы пошли копать червей. Найти их не так-то легко, дождя давно не было. Эдик нашел ломик, Миша ломиком отворачивает старые брёвна, мы с Люсей собираем червей в баночку, а Люба бьёт на наших согнутых спинах комаров, которые тучей вьются над нами. С добычей бежим к дому, берём удочки и выбираем себе место для ловли рыбы.

Закат. Озеро спокойное, тихое, в нём отражаются прибрежные кусты, деревья, небо…

Клюёт почти сразу. Вытащив первого окуня, я издаю радостный крик, рыболовы косятся на меня. Вытаскиваю окуней одного за другим, радости нет границ. Рыбу с крючка снимает Люба, она же и червяка наживляет. Наживку экономим, делим на части. За час-два мы вместе наловили двести штук (считали каждую рыбку), а Слава поймал настоящую щуку. Свою добычу из карманов вынимают Женя, Эдик, Миша и Валя. Тут же в лодке чистим рыбу, ещё не совсем уверенно и хорошо, ведь это первый улов. Чистим до тех пор, пока не коченеют руки, к ночи становится довольно прохладно.

На смену нам приходят Лена с Люсей. Сидим у костра, греемся, пьём чай с сухарями и едим свежую уху. Спать ложимся поздно, с трудом укладываются спать мальчики. Почему-то всю ночь балагурит Валя, поддразнивая Вову, они втроём спят на печке, а Женя, Слава и Эдик – в пристройке, где ночью было очень холодно.

И лесная изба средь не топтаных трав

Нам открыла приветливо дверь,

Тишина и покой, спит озёрная гладь,

И не скрипнет сучком дикий зверь.

Словно тёплой рукой обняла тишина,

Уложив на походный ночлег.

Наш покой сторожила седая луна,

Сон цветной, подарив нам на всех.

26 ИЮНЯ.

Встали не слишком рано, завтрак был уже готов. Эдик и Женя разливали уху. Когда собрались, оказалось, что кто-то вчера на привале оставил Любин топорик, немного пожалели, но хорошо, что у нас был ещё один. Путь предстоял трудный: тропы дальше не было, её нужно было найти, идя по просекам. Через полчаса обнаружили просеку. Она заросла кустами ягод, была местами завалена буреломом, постоянно приходилось перешагивать, перепрыгивать, переползать через поваленные деревья.

Вероятно, сначала мы пошли слишком резво и скоро устали. Медленно перебирались через завалы, нам казалось, что восемь километров скоро должны кончиться, но впереди всё была просека. Тропы нигде не было. Наш отряд разделился на две группы, вторую тянул Володя, замыкающим ставили то Валю, то девочек. Они упорно подталкивали Володю, не оставляли его, и он в конце концов «разошёлся». Ребята оказались очень заботливыми по отношению к нему и друг другу, мы постоянно ждали отстающих, указывали им места для перехода через речку, болота…

Шли по карте, верили ей, и только однажды нас взяло сомнение, когда мы не встретили на пути Луд-озера, откуда течёт река Никодимка , где должна всё-таки проходить тропа. Ну что же, назвали его Плут-озером и пошли дальше.

Всё же тайну озёр мы постичь не смогли,

Не открылась нам тёмная гладь.

Сколько тайн дорогих у российской земли,

Целой жизни не хватит понять.

Шли долго по болотам, иногда хляби были метров по сто-двести. Идти по ним, проваливаясь чуть не по колено в прохладную воду, не чувствуя под собой твёрдой почвы, не очень легко и приятно. У всех был утомлённый вид, шуток почти не слышалось. Хотелось пить, а озёр по пути не встречалось, под ногами хлюпает вода, а пить нельзя.

Решили всё-таки сделать привал, прошли всего два километра, причём это было сплошное болото.

Замыкающий зорок, не даст нам отстать,

Скоро отдых и слышим: «Привал!»

Кто-то ищет местечко минутку поспать,

Кто-то просто на землю упал.

Сушили у костра брюки, носки, ботинки. Через два часа снова вышли в путь. Прошли по просеке до поворота, повернули – и почти сразу потеряли новую просеку. Искали её час, пытались делать новые зарубки, но безуспешно: просека заросла.

Средь лесов, буреломов пропала тропа,

Но вперёд, лишь вперёд надо нам.

Запасной вариант применили тогда,

Взяли азимут… прямо по пням.

Пошли по азимуту прямо к речке Никодимке. Прошли три километра и увидели речку. Был уже десятый час вечера. Мальчики стали разводить костёр, Валя и Миша ушли за рыбой, девочки стирать носки, Слава и Эдик – делать шалаш. Часа через три поужинали. Высушив над костром носки, зашив, порванные днём брюки, мы ложились спать. Шалаш был чудный, на пятнадцать человек. Когда все улеглись, оказалось, что спать можно только на боку, двигаться совершенно нельзя. Уснули моментально, без всякого шума и разговоров, как накануне. Проснувшись ночью, помню, что было очень холодно, на листьях, на траве – роса или туман, но нам было тепло. Спали все спокойно и крепко, а вокруг потухшего костра стояли наши мокрые ботинки, валялись в беспорядке рюкзаки.

Никогда мы не спали так дружно и крепко, как в ту ночь.

Ночь застала в пути, что ж, под ёлкой ночлег.

И костёр затрещал у реки

Быстро слажен шалаш, кто как шёл, так и лёг,

Лишь стряхнувши ботинок с ноги.

27 ИЮНЯ.

Слава и Люся дежурили в тот день, Мы встали к готовому завтраку, умылись, натянули мокрые ботинки, собрались. Накрапывал мелкий дождь. Вышли в путь отдохнувшими, бодрыми, рюкзаки казались пустыми, лёгкими, дорога (вернее её не было вовсе) приятной. Всё радовало, всем восхищались, всему удивлялись. Собирали цветы, отдыхали среди трав, папоротника, зарослей кустов, фотографировались. Шли по течению Никодимки к Костиным озёрам.

По карте путь недалёк, а на самом деле речка делает столько поворотов и заворотов и имеет столько рукавов и заливов, что мы устали считать пройденные километры. Видели выводки уток, ребята дружно восхищались прекрасными видами, фотографировали, останавливались, чтобы посмотреть. Речка тоже получила прозвище, несмотря на её красоту и значимость, мы назвали её Негодяйкой.

Никодимка – насмешница, что за река,

То и дело сбивала с пути,

Только раз перешли, а тут снова она

Завиляла: «Ещё перейди».

Прошло время обеда, а озёр всё нет. Пошёл сильный дождь, и тут мы вышли на тропу, совсем неожиданно. Поспорив немного, мы двинулись... в противоположную сторону. Шли быстро, наслаждаясь твёрдой почвой под ногами, радуясь тому, что уже приближаемся к Кожпосёлку.

Вдруг Светлана Владимировна говорит, что мы идём обратно к Пневским озёрам. Настроение снова упало, огорчённые, недовольные и усталые, мы двинулись обратно. Лишние десять километров, отняли у нас время и силы.

Голодные и усталые мы снова подошли к речке, где теряется тропа. Поискали переход, но не было кругом даже признаков его. Дежурные сварили суп, а все остальные стали сушиться у костра, Брюки, мокрые выше колен, дымились, вернее «парились», а в ботинках противно чавкала вода. Дождь прошёл, но трава и кусты порядочно вымочили нас. Между прочим, Слава стал рубить высокую березу, стоявшую у самой воды. Пока варился обед, мальчики подрубили её, осталось только свалить. Обедали стоя, потому что всё было сырое, делили последние сухари… Кому-то не хватило чаю…

Береза упала в точно назначенное место, её вершина плотно легла на противоположный берег. Женя и Слава перешли на другую сторону, поднялись на гору – и сразу увидели тропу. Радость прибавила силы, и хотя мы уже устали, блуждая вдоль речки Никодимки, и было уже шесть часов вечера, все решили идти до победы – до Кожпосёлка.

Оставалось восемнадцать километров. Быстро собрали рюкзаки и мальчики стали переносить их на другой берег, Легко и свободно переходили по березе Валя, Эдик, Миша, а Женя лишь перешёл сам, неся свой рюкзак. Слава – наш строитель стоял на середине и помогал переходить девочкам. Вот перенесли вёдра, топор, перешла Светлана Владимировна, осторожно перебрался Володя, за каждым шагом которого следили с напряжением, перебросили мяч.

Снова в путь.

И опять взяли шаг, за верстою верста,

Лишь тропа убегает назад,

- Подтянуться! – кричат, - что, товарищ, устал?

- К переправе успеть, держись, брат!

Дорога сначала идёт борами. Вдали виднеются Костины озёра, огромные, красивые. Привал – полюбовались издали озёрами. Идём дальше быстро, считая по-прежнему километры, иногда сверяясь по карте, Привалы делаем через час. Мечтаем о рыбалке, строим планы на завтра, всё время слышится смех, разговоры, шутки. Стали попадаться небольшие болотца, в которых обязательно исчезает тропа. Наученные опытом, посылаем вперёд и в стороны разведку. Ждём на тропе до тех пор, пока не находят её продолжение. По цепочке сообщаем тем, кто идёт сзади. Становится прохладно, наши ноги намокли от травы. Уже перед выходом к озеру снова теряем тропу. Некоторое время идём через болото прямо, найдя место посуше, садимся на рюкзаки, а Светлана Владимировна, Люба и Валя идут искать тропу. Их голоса едва-едва слышны, Вдруг Слава вспоминает, что на последнем привале у избушки, он оставил нож. Не задумываясь, бросается обратно. И тут же мы слышим, что нас зовут - нашли тропу.

Как-то вышло так, что все мы потянулись в одну сторону, а Эдик, оставшийся с рюкзаком Славы, продолжал сидеть на месте, перекликаясь с ребятами. Часть ребят, сразу нашла тропинку, и сразу устремилась по ней, а девочки – замыкающие продолжали перекликаться с Эдиком, Наконец, и они ушли вперёд. Эта ошибка стоила нам дороговато: идущие впереди звали остальных, а слышали голоса то сбоку, то сзади, не понимая в чём дело. Эдик и Слава, с трудом ориентируясь, так как кричали и мы и девочки-замыкающие, пробирались прямо через болото, боясь окончательно заблудиться. Все замёрзли, а ребят всё не было. Когда все, наконец, собрались, была уже ночь. Оставалось пройти километров восемь. Настоящую выдержку, самообладание проявили наши мальчики, да и все остальные вели себя по-товарищески. Дальше шли гуськом, чтобы никто не отставал, но идти было тяжело.

К одиннадцати часам ночи вышли к Кожозеру. Ночное озеро было спокойно. Дальних его берегов не было видно. Жёлтый песок, рыбацкая лодка на берегу…

Мы вздохнули, радуясь близкому отдыху. Но радость была преждевременной, до Кожпосёлка оставалось четыре километра. Сначала хотели взять лодку, но рассудительный Эдик сказал, что тогда нам никто не даст лодку на рыбалку, ведь мы возьмём её без спроса. Мальчики поставили лодку на место (за что нас потом похвалил старый рыбак), и мы двинулись дальше.

Казалось, мы шагали быстро, но это только казалось. Вышли на пустынный берег против Кожпосёлка, но не подумали, что именно здесь перевозят людей. Карта говорила нам, что вход в посёлок через перешеек. Пошли в обход, думая попасть на этот перешеек. Дорога опять была ужасной – сыро, всё время проваливаешься, цепляешься за корни, ветки. Это было трогательное шествие пятнадцати измученных, голодных, промокших путешественников, причём второй раз в этот день (субботу) бесполезное.

Никакого пути в обход не существует, но мы убедились в этом, пройдя три километра и выйдя к реке Коже, что вытекает из озера. Хотелось спать, хотелось сесть и больше не двигаться, но мы упорно не желали сдаваться.

Снова бредём к берегу, откуда виден Кожпосёлок, шаг в шаг, след в след, впереди Слава и Женя, потом Эдик, девочки, Валя. Чтобы легче идти, Люба поёт одну песню за другой, и в самом деле – так легче. Что-то рассказывают Нэля и Валя, смеются девочки. Шествие замыкает Светлана Владимировна. Идём медленно, даже торжественно, хочется сказать этим милым ребятам что-то хорошее, но мы молчим, без слов понимаем друг друга. Слава собирает сухие ветки, за ним и другие тянутся. К берегу приходим, пошатываясь от усталости и голода, но Слава и Эдик говорят, что если нас не перевезут, то они, сейчас же, отправятся за той лодкой за четыре километра, пригонят её и перевезут нас. Мы не сомневаемся, что они это сделают. Тёплое чувство благодарности и преклонения перед мальчишеским благородством охватывает и сейчас, спустя так много времени, а тогда я вместо двух сухарей, доставшихся каждому из нас, сунула им в руки по три, больше у нас не было.

Развели костёр, уселись вокруг него на рюкзаки и блаженно вытянули ноги, были готовы просидеть так до утра. А до утра оставалось немного – шёл третий час ночи. Давным-давно рассвело, розовел восток.

На том берегу раздался выстрел – нас заметили. Через полчаса к берегу подошла лодка. Сначала уехали девочки, сильно уставшие, потом остальные девочки и Вова К., последними – мальчики и я.

Лодки вынесли нас на озёрный простор,

Необъятную светлую ширь,

Где над озером мощь свою гордо простёр

Кожозерский седой монастырь.

Взошло солнце. Мы бредём по берегу вдоль Кожпосёлка, гостеприимный хозяин ведет нас к себе, доверяет комнату, где разложены сети, их так легко запутать, видно, мы внушаем доверие. У дверей снимаем мокрую обувь, делим остатки сухарей, оказавшихся у Люси, сахар, мальчикам разрешаем открыть банку с мясом. Засыпаем мгновенно, предварительно переодевшись в сухую одежду. Заснули в четыре утра, а проснулись в половине первого днём.

28 ИЮНЯ.

Сначала проснулась Светлана Владимировна, потом дежурная Нэля, разбудили Володю К. Пошли колоть дрова, готовить завтрак-обед, но без помощи Славы не обошлись. Слава легко и быстро расколол чурки дров. Мы со Светой стали полоскать чулки, носки, мыть ботинки. Девочки развешивали всё это на изгороди, прополоскали одежду мальчиков. Вова выполоскал даже свой рюкзак.

Светлана Владимировна в это время купила молока, хлеба, досталось всем по кусочку, картошки. Обед был прекрасный, - особенно вкусным казался хлеб. После обеда отправились на экскурсию по Кожпосёлку, нашелся и экскурсовод – Маша Таразанова. Мы походили вокруг оставшихся строений Кожозерского монастыря. Жаль, не могли посмотреть их внутри, некоторые были закрыты, другие заколочены досками, говорят, нельзя туда заходить, они в аварийном состоянии, особенно колокольня. Здания ветшают и разрушаются. Монастырь находится в полном упадке. Людей в посёлке живёт мало, да и те, того и гляди уедут. Нам, конечно, хотелось узнать больше, но пришлось удовлетвориться и этим.

Вечером ездили на лодке ловить рыбу. Мы с Валей и Мишей поймали не много, зато Женя, Слава и Эдик приехали с хорошим уловом. В дождь клевало отлично.

Уйти из Кожпосёлка нам пришлось быстро, потому, что у нас не было хлеба, да и остальных продуктов оставалось маловато. Ведь мы несли всё на своих плечах по лесным тропам и болотам, и рюкзаки поначалу были довольно увесисты.

29 ИЮНЯ.

Собираемся в дальний путь, оставляя гостеприимный Кожпосёлок.

Дежурила Люся К. с Женей. Он проспал, долго не мог развести костёр, а поэтому выход задерживался. Варили уху, рыбы было полное ведро. Фотографировали старушек, вышедших к нашему костру, играли в мяч, пока дежурные подметали комнаты.

День солнечный. Дорога хорошая, поросшая травой по обочинам, шагаем вдоль неглубокой колеи, прошёл трактор, но в основном здесь ездят на лошадях, и поэтому дорога находится в довольно хорошем состоянии. Идём босиком.

Как приятно шагать по дороге лесной,

По заросшей, немятой травой.

Видно, Никон-монах пробивал по прямой

Этот путь через толщу веков нам с тобой.

По такой дорожке идти одно удовольствие. Где-то рядом временами слышно, как бушует на перекатах река Кожа. Вот и Половина. Весь путь от Кожпосёлка до Усть-Кожи семьдесят километров, значит пройдено полпути. Кто-то отправляется к реке, кто-то располагается поближе к костру. Наступило какое-то умиротворение. Дежурные готовят ужин.

А вокруг такая благодать, вечер тихий, спокойный.

Не спеши, оглядись, полюбуйся красой,

Зачерпни воды в Коже-реке,

И умойся живою водою речной,

Чтобы помнить о том вдалеке.

30 ИЮНЯ.

Утром без суеты все собрались, позавтракали снова без хлеба, зато была каша гречневая – очень вкусная каша, такой я больше никогда нигде не ела. И в путь – до деревни Петровское, а от Петровского до Усть-Кожи, рукой подать.

Дорожка стелется скатертью, погода хорошая. Всем надоели тяжёлые ботинки, да и у многих они уже и разбиты порядком, кое-кто по мягкой дорожке идёт босиком. Без всяких приключений к вечеру мы уже в Петровском. А в Петровском, есть магазин, и там можно купить хлеб.

Ужинаем мы с прекрасным деревенским белым хлебом. Трогаем пышные буханки, нюхаем хлеб, бережно берём в руки мягкие ломти – это вам не солдатские сухари.

Но что-то с нами происходит. Всё чаще мы замолкаем, и каждый думает, наверное, ещё день-два и мы будем дома, там нас ждут родные, но мы-то ведь расстаёмся. За эти дни мы тоже как бы сроднились, лучше поняли друг друга и знаем, что рядом рука, которая всегда поможет, поддержит, спасёт.

Снова люди кругом, снова хлеб на столе –

Наш последний походный обед.

Будем мы вспоминать, разбредясь по земле

Руку помощи, дружеский след.

1 ИЮЛЯ.

Днёвка в Петровском.

День проходит в таком же настроении, как вчера вечером, играли с мячом, разговаривали, шутили, смеялись, вспоминали забавные походные происшествия: как подгоняли Володю, как переходили по берёзе через речку Никодимку, как бодро бежали по тропе в обратную сторону. Люся вспомнила, как Миша протянул укушенную осой руку за сухарём, а она подумала, - большая рука, как много надо положить сухарей в эту руку. Но в этом веселье всё равно проскальзывала лёгкая грустинка.

2 ИЮЛЯ.

Ждём на причале в Усть-Коже теплоход. Сейчас сядем по разным местам, а потом выйдем в Пороге, пересядем опять по разным местам в автобусе, в Онеге будем выходить на разных остановках и разойдёмся, каждый в свой дом. Но будем мы вспоминать… Руку помощи, дружеский след.

Спустя 55 лет - 24 февраля 2015 г.

Тамара Николаевна Коротких

Людмила Николаевна Веснина

Фотографии из похода смотреть на странице Кож-Посёлка в папке: "Не узнаешь мира, не зная края своего"

http://www.onegaonline.ru/html/dz2/alles.asp?razdel=%CA%EE%E6-%CF%EE%F1%E5%EB%EE%EA






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2016-10-18





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



людмила соловьева(жданова),  E-mail: kira06102011@yandex.ru


я немного помню этих ребят - миша канищев,валя широколобов,люся козлова ,а у тамары николаевны наш класс учился два года русскому и литературе,рассказ о походе очень понравился,молодцы восьмиклассники,поход был по-взрослому настоящим,с трудностями и неудачами,но благодаря дружбе все было преодолено,в 15 лет они были уже сровни взрослым,а сейчас в таком возрасте школьники все еще дети . Василий,может быть Вы найдете участников другого похода ,а именно выпускники 1958 года ходили в поход по маршруту онега - архангельск,я это знаю,потому что в этот поход ходила моя тетя жданова тамара андреевна,к сожалению уже ушедшая от нас,и я видела фотографии участников похода,сделанные в архангельске . В каком году это было точно не знаю,где-то 1956-57.Было бы интересно почитать воспоминания.




Владимир,  E-mail: t19v41i@yandex.ru


В январе 1958 года был участником зимнего похода на лыжах Онега - Чекуево и обратно под руководством Тамары Николаевны Коротких и Светланы Владимировны Онуфриевой... Так сложилось, что к началу похода установилась, достаточно, морозная погода, на место сбора пришли - 12 девочек и я. Ехали на Мурманском поезде, лунной ночью несколько часов шли на лыжах до какой - то деревни, где остановились на ночёвку. На следующий день к вечеру на лыжах добрались до Чекуево Жили в Чекуевской средней школе, были на экскурсии в Чекуевской МТС. Потом на грузовике отвезли нас в Кодино, посетили местную школу, ночевали в интернате и на поезде вернулись в Онегу. Обмороженных и заболевших не было.







Ваше имя: Ваш E-mail: