Публикация № 861Сергеево    (рубрика: Рукописи не горят)

Ф.А. Зыков

Мои воспоминания

Из воспоминаний Фёдора Арсентьевича Зыкова

Я родился в 1897 г. в бедной, многодетной крестьянской семье, дер. Сергеево Мардинской волости Онежского уезда Архангельской губернии.

Детство и юношество моё было неотрадным, после окончания церковно-приходской школы в своей деревне, пас коров, а двадцати лет вместе с односельчанами ушёл в город Архангельск, поступил к лесопромышленнику Норд. Работал в летнее время зародчиком на бассейне, получал 70 к. в день. В дальнейшем ходил на молевой и транзитный сплав леса в Сорку к лесопромышленнику Беляеву. Нужда гнала на посторонние заработки.

В 18 лет был призван в царскую армию, сначала служил в тяжёлой артиллерии, а потом был откомандирован в автобронечасти. В 1918 г. был отпущен в бессрочный отпуск, в чине старшего фейверкера. Прибыв на родину, недолго погулял, встретил знакомую девушку, 8 февраля сыграли свадьбу.

Сельским хозяйством я не занимался, потянуло на посторонние заработки. В марте месяце уехал в город Архангельск. В Архангельске в то время была безработица, биржа труда была переполнена безработными. Дней десять пришлось жить в ГОБ, что значит государственное общежитие безработных, этот дом был расположен на мхах на углу Финлянской улицы.

Через биржу труда я получил направление на работу на лесозавод Вальнева (ныне 25 лесозавод). На лесозаводе я встретился со своим земляком Валявкиным Михаилом и братьями Малафеевыми – большевиками.

Михаил Валявкин на лесозаводах Маймаксы формировал отряды Красной гвардии. Валявкиным на лесозаводе Вальнева был сформирован отряд Красной Гвардии, в который вступил и я. Начальником отряда был избран тов. Малафеев.

Наш отряд в мае месяце принимал активное участие по разоружению Чехословацкого отряда, который был расквартирован в Архангельске на Быку (Смольный Буян). После чего мы несли охрану военных складов, расположенных на Быку. В половине июля я заболел, и по болезни выехал на родину в дер. Сергеево.

По прибытии на родину в Мардинскую волость, я встретил своих товарищей, друзей детства, солдат возвратившихся из старой царской армии, в большинстве сочувствующих Советской власти. Но в волостном Совете орудовали в большинстве старые эсеры, кулаки и бывшие торговцы. Сочувствующие Советской власти были в меньшинстве. К тому же г. Мурманск и г. Кемь были заняты интервентами, а поэтому открыто выступали враги Советской власти, против мероприятий проводимых Онежским уездисполкомом. Ждали интервентов и проклинали большевиков.

31 июля город Онега был занят интервентами. Руководящий состав Онежского уездисполкома, небольшая часть красногвардейцев из г. Онеги и сознательная часть мужского населения из Подпорожской волости, отошла из г. Онеги. Был организован Онежский Советский партизанский отряд. Организатором первоначальником этого отряда был пламенный большевик Попов Пётр Алексеевич.

Из Мардинской волости в этот отряд вступили:

Мой товарищ по старой царской армии Едошин Алексей Матвеевич из д. Усть-Кожа, работник Мардинского волостного военкомата.

Хаустов Трофим Яковлевич, уроженец д. Карамино.

Пешков Павел из д. Верховье.

Сынчиков Иван Матвеевич

Гладышев Григорий Фёдорович

и я – Зыков Фёдор Арсентьевич.

Вот все того времени добровольцы – партизаны Мардинской волости. Когда мы пришли в отряд, начальником отряда был назначен Александр Михайлович Ларионов.

В первоначальный период особо серьёзных боёв не было, были мелкие стычки. Первый бой был под Чуновой, что расположен по тракту Чекуево, где потеряли одного убитым, а тов. Герасимов был белыми взят в плен, и впоследствии интервентами расстрелян.

Бой под Карельским. К тому времени Онежская, Вонгудская и Порожская контрреволюционная банда во главе с эсером Лапиным, Башмаковым, городским головой Пахомовым и фельдфебелем Харитоновым Александром, сумели организовать многочисленный добровольческий белогвардейский отряд. Да немало в этом деле потрудился бывший урядник Сенька Попов. Впоследствии он был начальником Архангельского белогвардейского карательного отряда.

Из дер. Вонгуда, Иван Матвеевич Глазов тоже создал добровольческий отряд. Из дер. Порог, Шадрин Фёдор, Савин (имени не помню) немало одурачили односельчан, втянув в добровольческую армию белых. Вонгуда и Порог дали в белую армию больше полусотни человек, а в Красную в то время, не нашлось ни одного добровольца. Вот вся эта верная интервентам псарня, да и сами интервенты наступали на Корельское, где находилась небольшая группа Красных партизан. В этом бою со стороны Красных партизан не было потерь, а белые потеряли 6 человек.

После занятия интервентами станции Обозерская, наш отряд отошёл до Биричева, которое расположено вверх по реке Онеге, в 170 км. от г. Онеги. В Биричеве мы встретили железный добровольческий отряд из Петроградцев, под руководством командира тов. Баранова. Совместно с отрядом тов. Баранова, мы двинулись в обратную сторону вниз по течению реки Онеги. Не встречая противника, мы дошли до Вазенец и Каски, и заняли линию обороны дер. Вазенцы и Каска.

В наш отряд пришло подкрепление из деревень Клещёво, Прилуки, Фехтальма и Турчасово. Наш отряд накапливал силы. К тому же подошли отряды: Железный – командир отряда тов. Баранов; Вятский – командир отряда тов. Шишкин; Псковский – командир отряда тов. Иванов. 21 сентября все отряды были слиты в Онежскую боевую колонну, командиром колонны был назначен тов. Шишкин. Силы красных готовились к решительному наступлению на укреплённые позиции интервентов село Пянтино, Чекуево, Анциферовский Бор.

19 сентября я был вызван к начальнику Онежской боевой колонны к тов. Шишкину. Придя к Шишкину, я встретил там начальника нашего отряда тов. Ларионова. Ларионов предложил мне отправиться в разведку в тыл белых, как знакомому со всеми этими местами и населёнными пунктами. Мне была поставлена задача, чтобы я выяснил обстановку в лагере врага, силы противника, вооружение, укреплённые позиции и т.д.

Получив задачу о разведке интервентов, в ночь на 20 сентября я отправился из дер. Вазенцы. Меня перевезли на левый берег реки Онеги, и через дер. Воймозеро, держа путь по направлению к лесной деревне Юксозеро, которая расположена в лесу у озёр, в пяти верстах от реки Онеги. Между дер. Юксозеро и дер. Букоборы расположено большое труднопроходимое болото, шириной больше двух вёрст и длиной больше десяти. Деревня Букоборы стоит на берегу р. Онеги, в четырёх верстах от Чекуево, вниз по течению реки, а значит, по тому времени в глубоком тылу врага.

Не доходя до дер. Юксозеро, я свернул с лесной дороги на зимник Дерягиных (зимник – это значит, в зимнее время можно было по этой дороге проезжать на лошадях через болото), и по зимнику вышел в тыл неприятеля к реке Онеге, между деревнями Букоборы и Сергеево (д. Сергеево стоит на острове) к хутору Дячкина Константина, на лодке которого, переехал через р. Онегу. Таким образом, я оказался на родном берегу, и ещё до рассвета пришёл домой. Узнал у брата Александра, что в нашей деревне белых нет.

Мой брат Александр, кряду пошёл к моему другу и годку Сынчикову Александру Матвеевичу, и своему другу Гладышеву Яше, которые приходят в дом моего отца.

Мы поднялись на подволоку дома, и с чердака дома через окно хорошо просматривалась окружающая местность. Дорогие мои товарищи друзья меня информируют о происходящих событиях в районе Чекуево.

Из нашей деревни ушли добровольцами в белую армию:

Зыков Сергей Степанович, сын лесника Степана Ульянова, ярого врага Советской власти.

Гладышев Иван Николаевич, бедняк, круглый сирота, на его иждивении находилось три сестры и малолетний братишка.

Соколов Пётр Семёнович, сын беднячки-вдовицы. Да Петру то было 14 лет.

Зыков Сергей, ему отец внушил ненависть к Советской власти. Гладышев Иван и Соколов Пётр, что их заставило идти продавать свою Родину.

Оказывается, приехали спасители единой неделимой России – американцы, англичане, французы. Навезли в Чекуево белой муки, галет, сигарет, свинины и всякой жратвы. Для добровольцев добротное красивое обмундирование и даже зубные щётки, и противную резину-жвачку, и главное ненавистные нами погоны. Ну, само собой разумеется, для уважения западной культуры было заброшено большое количество винтовок, пулемётов, бомбомётов, гранат Мильса. На это цивилизованные люди запада средств не жалели.

Когда шли пароходы мимо нашей дер. Сергеево с американскими, английскими и французскими солдатами и офицерами, то мой двоюродный брат, Зыков Алексей Степанович – «церковный староста», вышел на берег с иконой Христа Спасителя в руках и слезами на глазах. Поднимая икону, кричал: «Сам господь бог указывает вам путь на нечестивых изменников Родины и веры Христовой, и мы, православные христиане, приветствуем вас, рады вашему приходу, встречаем вас как желанных дорогих гостей».

Обращаясь к находящимся на берегу р. Онеги нескольким местным жителям дер. Сергеево, Зыков сказал: «Ну, слава богу, нашим большевикам, морховатникам, крышка, им останется один путь на Каргополь.

Находящийся на берегу, Миша Гладышев, 14 лет от роду, брат красного партизана Григория Гладышева, возразил Алексею Зыкову: «Не радуйся шкура противная, наши братья морховатники придут обратно, прогонят твоих дорогих гостей, а с тебя – живого сдерут твою поганую шкуру». Вскоре Миша белыми был арестован.

Так же Сынчиков рассказал о том, что главным командиром так называемых союзных войск является <кривой> английский полковник Эдварс. В селе Чекуево сосредоточены отряды англичан, французов, американцев, всего численностью около ста человек. Со стороны Чекуево в сторону д. Калетинской вырыты окопы и вблизи Чекуево, о косу дорогу, построен блиндаж, где установлен пулемёт, который может простреливать подступы к Чекуеву. Вокруг Чекуева обнесено проволочное заграждение. Вокруг Чекуева, открытое место, со стороны болота прорублены широкие лесные просеки, что затрудняет подход к Чекуеву. Со стороны тыла стоит застава в дер. Калетинской, из добровольцев белых, уроженцев с. Петровское, Остров, Кислуха, Сидоровская, в числе 30 человек.

В полуверсте от д. Пянтино от реки Онеги в сторону леса вырыты кольцевые окопы, есть три пулемётных гнезда, местность открытая и хорошо простреливаются подступы к Пянтино и Чекуеву. В дер. Пянтино сосредоточены Онежский, Вонгудский и Чекуевский добровольческие отряды, общей численностью до 150 человек.

Деревня Анциферовский Бор мало укреплённая, где сосредоточены добровольцы белой армии из дер. Карамино, Усть-кожа, Глотово, Каменное, Пирзопелда, Мондино, и деревень расположенных по реке Мудьюга. Численностью около ста человек. Инициатором-организатором этого отребья был уроженец дер. Грихново, сын торговца Моторин (примечание: здесь в рукописи, другими чернилами вставлено имя Яков) Аверьян, правый эсер, это главная фигура. Помощниками ему являлись: Заикин Павел из д. Андреевская, Фомин Сашка из д. Карамино, и верный пёс интервентов Зайцев Васка по дер. кличка Мальгин из дер. Усть-кожа, впоследствии он работал секретарём белогвардейской регистрационки, которой руководил Кабиков, старый офицер, уроженец дер. Тамица.

В центре Чекуево орудовала целая свора отребья рода человеческого. Главным заводилой был Чекуевский кулак Дьячков Иван Иванович, содержатель земской станции. Ему помощниками являлись: Марков Михаил, чиновник военного времени; учитель двухклассной школы, правый эсер Василий Викулович Садков.

В дер. Пянтино орудовали бывший старшина Мардинской волости Сава Яковлевич Коротких, Михаил Коротких и Максим Савич Коротких. Вся эта свора немало одурачила простачков, втянув их добровольцами в белую армию.

Нельзя забыть вредную деятельность в пользу белых, Гурьева Максима, бывшего лесничего, который в своей д. Карбатово завербовал 12 человек. Впоследствии Гурьев работал информатором белогвардейской контрразведки.

В деревне Анциферовский Бор вели вредную деятельность Виташка Елизаров, урядники Пешков Иван, Ануфрий Пешков. В дер. Анциферово, урядник Семёнов, предатель и каратель Александров Иван, одним словом много было продажных душ.

После дружеской беседы с друзьями, мы расходимся. Сынчиков Александр, Зыков Александр идут в Чекуево, под видом закупки товаров в магазине купцов Потаповых, для уточнения нужных нам сведений военного характера. Пока они ходили в разведку, я сидел дома в подполье, никому не показывался.

Вечером 20 сентября прибыли мои разведчики с разведдонесениями. Я в ту же ночь вышел их своего дома, попутно забрался в дом двоюродного брата Зыкова Алексея, я знал, что его три дочки и жена почивают в апартаментах дома второго этажа, а сам хозяин спал по старости лет в нижнем этаже отдельно от жены. Я, не постучав, отворил двери, вошёл нежданным гостем в комнату, зная, где стоит его кровать (койка).

Вежливо его тряхнул за бороду, сказал ему:

- Не шуми, тихо, без звука, это я Федька. Я буду говорить, а ты слушай. Немного я помедлил, а он немного очухался, крепко тряхнул себя за бороду, сказал:

- Да. Это не сон. И ты действительно Фёдор».

- Алексей, отвечай мне, ты на Гладышева Мишу донёс белым?

Отвечает:

- На Мишку донёс белым Степан Ульянович Зыков, он приходил ко мне и просил меня посматривать за домом дяди Арсентья, Парасковьи Петровны и Анны Прокопьевны, и прислушиваться какие ведутся разговоры в деревне.

Я ему сказал:

- Ежели ты гад будешь присматривать за нашими домами и прислушиваться к разговорам, то готовь к себе гроб, мы будем знать всё о тебе. Нашёл молча, и потерял молча. На этот раз я тебя не трону.

Долго мне было толковать некогда. Я вышел из дома уже через двери крыльца. На улице меня ожидали брат Саша, который и перевёз меня через реку Онегу. Тем же путём я возвратился в свой отряд.

О результатах разведки доложил начальнику отряда тов. Ларионову. Присутствовал начальник Онежской боевой колонны тов. Шишкин. Так же я начертил точную линию обороны белых, с нанесением окопов, проволочных заграждений, расположение блиндажей и пулемётных гнёзд.

После чего был разработан оперативный план наступления. Главные силы должны наступать по левому берегу р. Онеги на деревни Пянтино-Чекуево, под командованием начальник Онежской боевой колонны тов. Шишкина.

Из дер. Вазенцы по правому берегу р. Онега должен наступать Онежский партизанский отряд под командованием А.М. Ларионова на дер. Ново-Анциферовский Бор. Дорога из Вазенец в Ново-Анциферовский бор идёт в стороне от р. Онеги. Тов. Ларионов выделил из своего отряда пехотное отделение с одним станковым пулемётом «Максим». Кто этим отделением командовал, Хаустов Максим или Едошин Алексей, хорошо не помню. Этой группе была поставлена задача прикрывать пулемётным фланговым огнём наступление отряда Шишкина, наступающего на Пянтино, Чекуево, и не пропустить белых при контрнаступлении обходного движения по правому берегу р. Онеги в сторону д. Вазенцы.

Источник: Онежский историко-мемориальный музей. Д.595.

Ф.А. Зыков






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2017-09-17





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: