Публикация № 844Кривой Пояс    (рубрика: Великая Отечественная война)

И. Синицын

Старшина с легендарной «Авроры»

В далёком 1937 году ряды Краснознамённого Балтийского флота пополнили несколько призывников из архангельской глубинки. Был среди них и молодой бригадир колхоза «Партизанская гора», что в деревне Кривой Пояс Онежского района, Иван Синицын.

На подступах к Кронштадту

Новичка направляют в Кронштадт обучаться в артиллерийскую школу Балтфлота, после которой Иван - вот так везение! - попадает на легендарный крейсер «Аврора», находившийся в то время в Кронштадте - вначале палубным комендором (то есть матросом-артиллеристом), а затем командиром дальнобойного 130-миллиметрового орудия.

Июнь 41-го, война. Медленно, будто нехотя, шла «Аврора» в Ораниенбаум, где крейсеру было приказано оставаться «до особого указания». Орудия главного калибра были демонтированы с корабля, ушли воевать на сушу. В условиях наступления врага личному составу корабля пришлось обеспечивать противовоздушную оборону Ораниенбаума и Кронштадта тем, что осталось - орудиями калибра 76 и 45 миллиметров, а также пулемётами.

Вскоре гитлеровские войска прорвались к южному берегу Финского залива, и «Аврора» оказалась в зоне действия, но только авиации, но и артиллерии фашистов. К октябрю 41-го моряки и вовсе оказались практически на передовой. Враги методично бомбили «Аврору» с воздуха, а также обстреливали из орудий, установленных в Петергофе и Стрельне. Личный состав не уходил с боевых постов сутками, многие погибли при обстрелах.

На Балтийский берег

1 октября 1941 года в результате прямых попаданий немецких снарядов крейсер получил несколько пробоин по правому борту. В трюмы хлынула вода, грозя неотвратимой гибелью. Чтобы устранить крен и спасти судно командир корабля Николай Филичкин принял единственно возможное решение - затопить отсеки по левому борту, «Аврора» осталась на плаву, но зимовать в залитых водой кубриках, без света и тепла, было уже невозможно. Командование Балтийского Флота в этих условиях решило отправить личный состав в Кронштадт, всё вооружение также вывести на берег. Орудия комендоры разбирали и перевозили по ночам, чтобы не привлекать внимание фашистов. Одним из орудий, передислоцированных в район Ключевской дамбы Ленинградского торгового порта, поручили командовать старшине второй статьи Ивану Синицыну. Артиллеристы-авроровцы не только успешно отражали налёты вражеской авиации, но и успевали обрабатывать шквальным огнём передний край противника.

А затем были Шлиссельбург и Невская Дубровка, где командир минометного расчёта Синицын бил немецко-фашистских захватчиков. Иван был ранен в бою, но сразу после выздоровления вновь попросился на передний край - уже командиром отделения разведчиков 45-го отдельного разведывательного артиллерийского дивизиона Первой гвардейской морской артиллерийской бригады.

Морские разведчики идут на запад

Блокада Ленинграда в январе 1943 года была прорвана, а через год, после освобождения Красного Села и Ропши, Пушкина и Павловска, снята окончательно. Войска Ленинградского фронта, в составе которого действовала Первая гвардейская бригада, двинулись на запад, в Прибалтику.

Разведчики корректировали огонь артиллерии под Выборгом и Клайпедой, Койвисто и Тронгзундом, Джуксте и Либавой. Морская артиллерия шла на помощь сухопутным частям.

Пехотинцы на переднем крае с удивлением смотрели на моряков, появлявшихся буквально ниоткуда вслед за ними. Разведчики со стереотрубами размещались на крышах разбитых домов и даже среди ветвей деревьев - это и были корректировочные посты. Пост обработки тут же определял точные координаты вражеских батарей, которые по линейной и радиосвязи оперативно поступали на артиллерийские позиции гвардейцев. Враг часто переходил в контратаки, осыпая корректировщиков снарядами и минами. Но разведчики ни на минуту не прерывали свою боевую вахту, длившуюся порой по 10-12 часов.

- Старшина поста Синицын вместе с товарищами и в мороз, и в весеннюю распутицу оборудует наблюдательные вышки вблизи переднего края, - писала в те дни краснофлотская газета «Залп за Родину». - Ему приходится работать и связистом, и вычислителем. Будучи парторгом, первым берётся за любое дело, каким бы трудным оно не было. Отделение разведчиков обеспечивает под шквальным обстрелом противника бесперебойную корректировку огня. Бойцов не страшат ни разрывы вражеских снарядов, ни бомбёжки, ни опасность окружения. На их счету уже десятки засечённых и уничтоженных целей...

Благодарность от товарища Сталина

Приказами Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина за прорыв обороны противника и овладение стратегическими населёнными пунктами гвардии старшине второй статьи Синицыну И.И. в период 1944-1945 годов пять раз объявлялась благодарность.

Демобилизовавшись в январе 1946 года, кавалер ордена Красной Звезды и трёх медалей Иван Синицын вернулся в родной Кривой Пояс, заведовал там избой-читальней, потом руководил сельсоветом. Впоследствии ветеран был удостоен и ордена Отечественной войны. В 1959 году, когда деревня была признана «неперспективной», а все её жители в принудительном порядке выселены, переехал в Усть-Кожу, где работал в отделении совхоза «Онежский», затем председателем сельского Совета, вплоть до выхода на заслуженный отдых. Не стало Ивана Ивановича в 2001 году.

…А краснознамённый крейсер «Аврора» после окончания войны был отремонтирован и установлен на почётную стоянку у Петроградской набережной города на Неве. Сейчас здесь - филиал Центрального военно-морского музея. С одной из пожелтевших фотографий, что висят на стене, смотрят на посетителей бойцы отделения комендоров. Среди них и мой двоюродный дед - гвардии старшина второй статьи Иван Иванович Синицын.

Иван Синицын-младший.

Фото из личного архива И.И. Синицына.

Онега. 07.05.2015. №51.С.5

И. Синицын






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2017-05-20





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: