Публикация № 820р. Онега    (рубрика: История края)

Забытая река

Эта река, протекающая по трём губерниям и впадающая в самый южный залив Белого моря, всё ещё остаётся забытой рекой. Впрочем, 14 лет назад, летом 1899 года, кем-то были отправлены инженеры для обследования Онеги, и они прошли всю длину её, от г. Каргополя до моря, что-то узнавая, что-то записывая и для чего-то ставя по берегам её «тычки», колышки с разноцветными лоскутками.

Онежане надеялись, что теперь на Онегу обратит внимание правительство, что не зря проходили «светлые пуговицы» с блестящими инструментами… Но никакого следа от этой экспедиции не осталось, кроме колышков с лоскутками, которые ещё долго стояли по берегам Онеги...

Проходили годы за годами, но Онега всё представляет собою цепь соединённых водою озер, но разъединённых для судоходства. В верхнем её течении, у г. Каргополя, ходят пароходы; ниже, до Биричевских порогов, Онега вполне судоходна, но пороги стоят препятствием. Ниже тех порогов, от с. Турчасово до с. Порог, Кокоринской волости, всего на расстоянии 120 верст ходят другие, товаропассажирские пароходы; в этой части для пароходства Онега представляет собою замкнутое озеро: выше Биричевского порога и ниже Кокоринского пароходам ходить нельзя. Еще ниже, почти на самом устье, у г. Онеги снова р. Онегою бегают пароходы и пароходики, но сквозного сообщения для них нет. Прочие же суда, в одну сторону, сверху от Каргополя и даже из Вожозера, р. Свидью, как называется Онега в самом верхнем своём течении, вплоть до г. Онеги, проходят беспрепятственно. Плывут тяжело нагруженные мукою и овсом плоты, предаваясь на волю течению. На других плотах, из p.p. Кены и Моши, кенозерцы и устьмошане везут смолу, деготь, колёса, разную посуду, бочки, ушаты, вёдра, решёта и т.п., останавливаясь у каждой деревни. Скрипят потесями крытые «гуги» с красными товаром, подвижный лавки с высокою мачтой, на которой смело развивается крамольный красный флаг, кусок материи аршин в 5-7, своего рода вывеска, «понятная и для неграмотных». На своих неуклюжих карбасах едут с песнями и гармониками каргополы на заработки в г. Онегу.

Из Новгородской, Олонецкой и отчасти Вологодской губерний, весною сотнями и тысячами едут богомольцы, битком набитые в огромные «гвоздянки», лодки, гвоздями сколоченные и не смолёные, направляясь в Соловецкий монастырь. Всё это плывёт лишь в одну сторону, на низ, и всем этим судам закрыт обратный путь, порогами им не подняться, и потому для них путешествие Онегою бывает первый и последний путь. В г. Онеге все эти суда ломают на дрова, и богомольцы, побывав в Соловках, назад идут пешком, или частью, между двумя порогами, едут на пароходах, а далее снова на «паре бессменных».

Но не будь двух порогов, Онега была бы судоходна в обе стороны на всём своём 400-верстном протяжении, и пороги эти, по общему мнению, легко расчистить. За исключением порогов, р. Онега вполне пригодна для пароходства; глубокая, многоводная, она даже в самые жаркие и засушливые годы, как 1906 и 1912, когда вода была в ней на самом нижайшем уровне, нигде не обнаруживала мелей, и пароходы между с.с. Турчасово и Порог всю навигацию ходили беспрепятственно. Но камни порогов являются, именно, камнями преткновения.

Пользуясь тем, что р. Онега официально считается несудоходной, онежские лесозаводчики и лесопромышленники от вешнего вскрытия до зимнего ледостава всю реку заваливают брёвнами, плывущими россыпью. Эта россыпь причиняет страшный вред онежанам: из-за плывущих сплошными массами брёвен, уже не говоря про то, что часто бывает совершенно невозможна переправа с одного берега на другой, прекратилась всякая рыбная ловля в богатой разной рыбою реке: все ловушки срываются и уносятся брёвнами. Об этом тоже онежане не однажды просили, чтобы прекратились такие безобразия лесопромышленников, но хлопоты онежан скоро забывались, и Онега до сей поры остаётся забытой рекой.

- Ах, как бы вычистить пороги! - часто вслух мечтают онежане, и ожидают этой чистки из года в год, рисуя себе много заманчивых картин. Будь вычищены пороги, по Онеге стало бы совершаться правильное пароходство на всём её протяжении, от Белого моря до Каргополя и выше, и как бы с этим изменилась к лучшему жизнь онежан, и всё подешевело, как привозимое самым дешёвым способом перевозки... И вместе с тем, при правильном сквозном пароходстве прекратился бы на Онеге сплав россыпью брёвен, и снова на ней стало бы можно заниматься рыболовством. И к тому же, с расчисткою нижнего Кокоринского порога, в реку для метания икры заходили бы многие морские рыбы, ныне доходящие только до того порога и выше встречающиеся лишь случайно, единичными экземплярами.

С открытием пароходства открылся бы сбыт для всех продуктов сельского хозяйства, скотоводства и рыболовства на озёрах, ныне не имеющих никакого вывоза и потому находящихся в зачаточном состоянии. Пассажирское же движение было бы очень оживлённым. И нынешние пароходы, ходящие лишь между двумя порогами, всегда бывают битком набиты пассажирами, и кроме того таскают в обе стороны две и три привязанные к корме лодки, тоже густо усаженные публикой. Но, кабы пороги вычистить!

В начале 1906 года в с. Чекуево дьяконом Н.В. Кашиным было основано общество «Взаимопомощь», и на первом, же собрании, когда было предложено высказаться членам общества о желаниях и просьбах, какие нужно возбудить перед правительством, то первый оратор и второй говорили о том, что нужно хлопотать перед правительством о расчистке на первое время хоть одного нижнего порога, и при этом с расчисткою ожидали, что тогда на низовье Онеги не будет большого разлива вешних вод, затопляющих поля, и тем отодвигающих посев на позднее время. Но едва ли можно ожидать, что с расчисткой Кокоринского порога прекратятся вешние наводнения. Хотя в начале порога, считая сверху, и стоит поперёк р. Онеги, от одного берега до другого, между высокими горами каменная гряда, которая и подпирает воду выше себя, где глубина доходить до 12 сажень и, как уверяют, даже до 15, но и с расчисткой той гряды, хотя на середине может ускориться лишь течение Онеги над грядою и несколько опустится уровень воды, то весенние наводнения будут по-прежнему, порог для них не служить плотиной.

Наоборот, онежские лесопромышленники пускают слух, что в случае, если порог (Кокоринский) будет расчищен, то уровень воды в Онеге сильно понизится, и она так обмелеет, что будет совсем негодной для судоходства. Это они говорят о своих интересах, чтобы по-прежнему сплавлять бревна россыпью, чего нельзя будет, когда установится сквозное пароходство. Наивность таких господ поразительна! Как будто с расчисткой фарватера на нижнем пороге количество воды в, Онеге сократится наполовину, и везде на ней образуются мели. Но даже, если бы в том пороге была срыта вся каменная гряда, перед которой образовался глубокой затон, и в таком случае можно ожидать лишь некоторого ускорения течения Онеги под самым порогом, верстах на 2-х, 3-х не более.

Но ведь для пароходства нужно расчистить лишь один фарватер, а потому глубина реки и над порогом, осталась бы без изменения. Расчистка, расчистка..., но будет ли она когда-нибудь?

Об этой расчистке онежане мечтают уже полвека, но мечты остаются мечтами... М.П.С: и управление судоходства Вытегорского округа заботятся о северных реках, таких как Северная Двина, Сухона, Вага, Пинега, Мезень, Печора и др., на них производят разные работы, но никто никогда не обмолвится о существовании глубокой, многоводной, и густонаселённой по берегам р. Онеги. Забытая река вечно остаётся забытой.

автор: В. Гл.

источник: «Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера», №18, 1913 г., С.844-846.






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2015-07-03





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: