Публикация № 817Кожеозерский монастырь    (рубрика: Прошлое и современное)

Виктор Киселёв

Путешествие в мир Кожозера

Побывать на далёком таёжном Кожозере, участники передвижного эколого-краеведческого лагеря «Дюна» мечтали давно. И в этом году мечта осуществилась. Мы посетили один из древних монастырей Севера, долгие годы находившийся в забвении, а ныне возрождающийся.

Получив благословение отца Александра в Свято-Троицком соборе, мы и отправились в путь уже в качестве паломников.

Мы в пути

Вначале автобусом до Порога, затем на теплоходе «Заря», и уже вечером были в Усть-Коже. Здесь нас ждал катер, баржа и небольшой вездеход ГТСМ. К нашему прибытию механик Н.С. Синицын соорудил над ним грузовую платформу. Перегрузив туда 22 коробки, и пять мешков с провиантом и всем необходимым для путешествия, мы медленно поплыли вверх по речке Коже.

От прошедших дождей речка была словно при весеннем половодье. В просветах деревьев кое-где чернели остовы заброшенных домов. Совсем недавно здесь бурлила жизнь. Люди осушали болота, создавали коммуны, затем колхозы. А сегодня всё заросло высокой травой и мелколесьем.

Возле устья речки Сывтуги, которая впадает в речку Кожу, наш вездеход благополучно сошёл на берег. На другой стороне два дома с темными глазницами окон напоминали о когда-то большой и богатой деревне Сидоровской.

Поплутав немного в заросших новинах, вездеход выскочил на старую монастырскую дорогу. Между бескрайними болотами и рекой узкой полоской тянутся невысокие песчаные холмы. По ним-то и проложен тракт.

К порогу Шурус мы добрались глубокой ночью. Всё время нас сопровождал мелкий и по-осеннему холодный дождь. К нашему счастью, туристов здесь не оказалось. Мы обсушились и выспались в уютном домике из калиброванных брёвен.

Лет десять назад два домика готовили для иностранных туристов. Года три они посещали этот заповедный уголок. И, видимо, не очень-то удовлетворённые нашим сервисом, перестали ездить. Зато наследство перестроечного туризма сегодня добросовестно служит нашим путешественникам.

После лёгкого завтрака мы вновь отправились в путь. Небольшая остановка на бывшем постоялом дворе под названием «Половина». И наш вездеход остановился перед огромной ямой. Дорога оказалась настолько размытой дождями, что пришлось пилить деревья и делать объездной путь. Однако впереди нас ждали более серьёзные испытания.

На очередном, третьем по счёту, большом болоте вездеход сел «на брюхо». Все попытки сдвинуться с места только усугубляли положение. Но к чести Николая Сергеевича и Ивана Евгеньевича Корнилова (лесник и наш проводник), они быстро завели бревно под гусеницы вездехода, и он с недовольным урчанием преодолел огромную бездонную яму.

О том, что дорога в монастырь очень тяжела, мы, взрослые, знали и раньше. Но то, что на обочине мы увидели два поминальных креста о погибших путниках, потрясло нас. Обессилев, они замёрзли в дороге.

Сегодня в монастырь стремятся попасть через Шомокшу или Нименьгу. Однако и там наших путешественников ждут тоже бескрайние болота и лесные завалы. Туристы- байдарочники же посещают монастырь по речке Подломке или Никодимке, куда их подвозят на лесовозных машинах.

От Обман-поляны начинается участок дороги, как стрела, длиною в десять километров. Вернее её назвать монастырским трактом. До революции 1917 года, по обеим сторонам тракта на всём протяжении, а это более 60 километров, были вырыты кюветы, а через болота и в сырых местах уложен накатник из брёвен. Благодаря нему до сих пор не разбиты склоны многочисленных ручьёв и речек, которые впадают в основную реку.

Не доезжая нескольких километров до монастыря, на обочине мы увидели второй поминальный крест. Как рассказывают местные жители, монастырский трудник нёс свой багаж так же, как в древности Нифонт нёс жернова из деревни Петровское в монастырь. Нифонт заносил по очереди вперёд один камень жернова, затем возвращался и нёс другой.

Так и путник заносил вперёд рюкзак, затем мешок, и возвращался в третий раз за мешком с инструментами. В конце концов, он совсем выбился из сил. Присел отдохнуть под елью, (дело было в марте) и уснул вечным сном.

Как только мы подъехали к монастырю, природа словно смилостивилась над нами. Дождь прекратился, и в разрывах туч стало проглядывать солнце.

Монастырь и его обитатели

Остановив вездеход у недостроенных въездных ворот, мы направились к монастырю. Новые двери жилого помещения оказались закрытыми. И только две лошади мирно паслись на перешейке. Всё говорило о том, что обитатели монастыря находятся где- то рядом.

Хорошо утоптанная тропинка вела мимо небольшого огорода в сторону надвратной церкви. Мы обошли её вокруг, не смея зайти внутрь, и вновь вернулись к кирпичному двухэтажному дому на рукотворном перешейке двух озёр, где в прошлые века располагалась гостиница паломников.

Вскоре на символичной колокольне зазвонили колокола. Появились сами обитатели Богоявленского мужского монастыря. Три человека в тёмных одеждах неторопливо шли в нашу сторону. Процессию возглавлял высокого роста мужчина с вьющейся чёрной бородой. Длинные волосы его ниспадали до плеч. Замыкал процессию совсем молодой монах с длинными волнистыми волосами до пояса. Шелковистая бородка и усики украшали розовощёкое лицо.

Мы представились друг другу. Возглавлял этот небольшой коллектив инок Евстратий, ему 28 лет. Вторым был инок Савва, ему около сорока лет. И третьим был Георгий. В монастыре он находится пока послушником. Несколько позднее из леса в монастырь пришёл трудник, он же реставратор, житель Онеги Владимир Казаков. Его руками построены часовни на Поньге, на кладбище Онеги, поклонные кресты в Калгачихе и Нюхчозере. И на месте сгоревших церквей в деревнях по реке Онеге.

Получив разрешение на разбивку лагеря на перешейке озер, мы приступили к делу. На дрова для приготовления пищи Евстратий разрешил брать старые доски и брёвна из реставрируемой кирпичной бани.

Как выяснилось позднее, он закончил исторический факультет Московского университета. Во время отлучки настоятеля монастыря отца Михея, возглавляет монастырь и ведёт службу. Инок Савватий - странствующий монах с Алтая, он в монастыре живёт два месяца. Имеет высшее сельхозобразование. Вместе с нами он выехал и направился в Сийский монастырь. Послушник Георгий учился в художественной школе, он же звонарь, и приставлен ухаживать за лошадьми.

Евстратий, учась в университете, работал по совместительству в Международном христианском Центре с детьми. Он был очень рад, как нам показалось, неожиданному приходу паломников.

Все обитатели монастыря выросли в городе. Они очень далеки от многих суетных и понятных для нас, обывателей, сельскохозяйственных и рыболовных вопросов. Этим мы и постарались воспользоваться.

День третий

Как и в любом туристическом лагере, утро начинается с физзарядки. Затем следуют умывание прохладной водой и завтрак, который готовят дежурные. За столом уточняем план работы и занятий на день. Наводим порядок в палатках. Спальные мешки развешаны для просушки. Собираемся на первую экскурсию по монастырю.

Евстратий хорошо знает его историю до революции 17-го года. А мне пришлось рассказать о судьбе Кожеозерского монастыря в годы советской власти, то есть про упадок.

Рассказчик из Евстратия получился великолепный. У него есть чему поучиться. Голос ровный и проникновенный. Он, то с грустью повествует о далёком прошлом, то, словно ребёнок, восхищается маленьким лягушонком на ладони. С большой гордостью показывает святой колодец и камень, на котором сидел настоятель монастыря, а в дальнейшем - патриарх Всея Руси Никон.

Целых три часа длилась экскурсия. А мы смогли посмотреть только половину построек. Верхи развалин. Рухнувшие крыши. Пустые оконные проёмы. Увидели следы адской бомбардировки времён интервенции и гражданской войны. Они наводят на грустные мысли.

Возле вертолётной площадки у монастыря сохранилась братская могила партизан, погибших и захороненных после штурма монастыря белогвардейцами в годы гражданской войны.

Дом настоятеля практически пришёл в негодность. На втором этаже выросли берёзы. И только чудом сохранившиеся лики и росписи на сырой штукатурке потолка основного храма напоминают о его былой красоте и богатстве.

Для ремонта храма настоятель монастыря отец Михей уже привёз часть строительных материалов. Однако их явно недостаточно. Зато отреставрированная надворная церковь смотрится сегодня великолепно. Над её реставрацией трудились профессиональные штукатуры и плотники, это видно сразу. Церковь имеет иконостас, духовные книги, необходимую церковную утварь и звонницу. А вот скамейки в ней сделаны из простых чурбачков и досок.

Мы пообедали и направились раскидывать промокшие насквозь кучи сена для лошади. Вечером вновь сложили сено, которое подсохло, в кучи. Пока мы работали, как трудники дежурные пригото¬вили баню. А отец Евстратий угостил нас квасом, изготовленным по монастырской технологии, на берёзовом соке. Юным рыболовам Евстратий выделил лодку, чему они безмерно обрадовались.

День четвёртый

В годы перестройки с Кожозера выехала бригада гослова, которая квартировала в здании бывшей монастырской гостиницы. В годы советской власти и бытность колхоза в нём располагалась начальная школа.

За последнее десятилетие озеро заметно обрыбилось. Некрупные окуни, плотва, ельцы и подлещики клевали на удочки у всего побережья. Всем хотелось лично поймать рыбку, а затем поджарить её на палочке или запечь в фольге на углях костра. Спрос на лодку превзошёл все ожидания. И тогда Евстратий разрешил взять другую.

День пятый

Следующий день был также посвящён экскурсии и уборке сена. Однако начавшийся дождь прервал наши благие намерения. Зато ужин в трапезной монастыря со свежей ухой ребятам запомнится надолго. Поджаренные на огромной сковороде свежепойманные сиги и налимы они запивали всё тем же квасом. За столом мы попробовали впервые и монастырский хлеб. Во время приёма пищи, разговаривать не разрешалось. И все внимательно слушали одну из глав жития святых, которую зачитывал всё тот же Евстратий. Окончание приёма пищи возвестил небольшой колокольчик. Горящая лампадка у древней иконы, сводчатые потолки, негромкий голос инока с толстой книгой в руках - всё было необычным и волнительным, даже для нас, взрослых.

Поездка на озеро

На следующий день мы направились в двух лодках к урочищу Щель. Там поставлены у монахов ловушки на рыбу. Навстречу нам из-за мыса выплыла малая эскадра байдарок и надувных катамаранов.

Надо отметить, что возле монастыря, по огромному Кожозеру длиной 25 километров, проплывают ежедневно до 10-16 лодок с экстремальными туристами. Некоторые из них заворачивают в монастырь и спросят монахов провести экскурсию у древних построек. Евстратий проводит их безвозмездно.

Разгулявшийся ветер заставил нас прижаться ближе к берегу. И мы пристали в уютную небольшую бухту. Пока монахи осматривали снасти, мы успели наловить на удочки приличных окуней и плотвичек (по-северному - сорожек). Мы пообедали и пешком отправились в обратный путь по острову. По пути собирали белые грибы и красноголовики (подосиновики). Грибов растёт у побережья довольно много.

Свежая грибовница, и вновь жареные сиги и налимы, очень кстати пришлись нам на ужин. При их приготовлении приходилось напоминать дежурным: «Рыбу перевари, а мясо не довари, и тогда всё будет в норме».

Наконец-то на третий день нашего пребывания в монастыре мы смогли убрать всё скошенное и высохшее сено. В награду Георгий и Евстратий покатали всех желающих на лошади в седле. Визга и хохота было хоть отбавляй. Все хотели запечатлеть себя на фотоплёнку: не только верхом, но и при купании лошадей в озере и мытье. Как уже говорилось, обитатели монастыря были людьми далёкими от сельского хозяйства. Хотя один из них имел соответствующее образование. Зато Зинаида Валерьевна Порожникова и Надежда Анатольевна Хабарова в вопросах сушки сена в перевалах, укладки куч от дождя и даже перевозе его на дровнях с поля на сеновал оказались на высоте. Не говоря уже о том, как уничтожать капустную тлю, морковну, муху и лукового червячка. Они дали монахам много дельных советов. И практически пропололи с девочками все грядки на другом огороде. Заглянули они и в новенькую теплицу, где к великой радости монахов были сорваны первые небольшие огурцы. И здесь вновь состоялся большой разговор о тонкостях выращивания этой огородной культуры на севере.

Помогли наши ребята в укладке дров, ремонте сушила для невода, его развешивании, строительстве причала для лодок и ремонте огромной телеги, на которой монахи возят из лесу стройматериалы для будущей настоящей звонницы и стропила на старинную кирпичную баню. А затем сходили под руководством Владимира Ивановича в лес и убрали все сучья от сваленных деревьев. Помогли мы и на покосе травостоя.

Служба в церкви

Большим сюрпризом для нас оказалось и присутствие на службе в честь святой Магдалины. Вначале Еастратий познакомил нас, паломников, с её биографией. Затем показал кельи для прихожан с современной мебелью, просвирню, столярную мастерскую, звонницу, где все желающие могли подергать за верёвочки. И неторопливо повёл паломников в храм.

Девочкам пришлось изрядно потрудиться над своей одеждой, чтобы соответствовать заведению, в котором предстояло присутствовать.

Савватий рассказал детям, каким целям служит та или иная утварь, куда можно зайти, а куда нет. Другими словами, он преподнёс урок устройства храма с подробным объяснением его элементов. Раздал свечи, дети их зажгли и стали слушать молитвы. На мой взгляд, личное участие во время службы оставляет больше впечатлений у детей, чем прослушивание рассказа об этом на урока истории в школе.

Эпилог

Не надо думать, что мы только и занимались трудовыми делами. Как только позволяла погода, ребята купались в озере и загорали, играли в волейбол, ловили рыбу на удочки. Не забудется поиск клада в развалинах монастыря, где пригодились знания ориентирования по компасу. Провели мы День рыбака и День Нептуна. Отличившиеся были поощрены вкусными и сладкими призами.

Надолго останутся в памяти всех участников экспедиции вечера у костра, когда, попивая чай из кипящего самовара, паломники слушали Евстратия или рассказывали свои нехитрые истории. А в один из вечеров в нашу честь был устроен даже небольшой фейерверк.

Другими словами, впечатлений от этой экспедиции дети и взрослые получили очень много. Радовало и то, что ребята отлично питались, отдохнули и узнали много интересного. Хочется выразить уверенность, что увиденное и услышанное подтолкнёт их более глубже изучить историю монастыря и жителей Кож-посёлка, насильно выселенных в далёком 1954 году. Была такая кампания «переселения из неперспективных поселений».

Сердечно благодарим всех, кто помог нам организовать эту экспедицию. В первую очередь - директора Онежского гослесхоза В.В. Шишляева, начальника управления образования А.П. Прохорову, бухгалтера Л.К. Черепенко, директора Усть-Кожской неполной средней школы С.А.Ляпунову и, конечно же, механика вездехода Н.С. Синицына и лесника И.В. Корнилова.

Дел в монастыре невпроворот, и паломники там нужны.

фото участников экспедиции

газета «Онега», №103, 106. 2007 г.

Виктор Киселёв






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2017-01-22





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: