Публикация № 751Носовщина    (рубрика: История края)

История Верхнего и Среднего Поилексья

10 тысяч лет назад, когда началось таяние двухкилометровой толщи ледника над территорией современной Карелией и Финляндией, речной системы Илексы не существовало. Мутные реки в тот период бежали с восточного края ледника прямо в р. Онегу и сбрасывались в Северный Ледовитый океан. Илекса сформировалась и потекла на юг около 9 тысяч лет назад. Люди на Илексе появились ещё позже. Самые древние стоянки человека здесь восходят к периоду мезолита. Им около 8 тыс. лет. С тех пор люди не покидали берегов этой реки. Археологические культуры сменялись так, что более молодая всегда несла в себе следы предшествующей. Объединяло их также то, что удельный вес рыболовства здесь всегда был выше, чем в древних культурах Обонежья и Поонежья. Памятники Поилексья довольно равномерно представляют все периоды древней истории от эпохи мезолита до средневековья. Излюбленными местами поселений в древности были берега под порогами Илексы, а также участки, где река впадала во встречавшиеся на пути озера. Обжитыми были и некоторые притоки Илексы. На среднем течении р. Илексы выделяется область озер с наибольшим числом древних поселений. Там они располагались небольшими группами или поодиночке.

На каком языке говорили эти люди, мы не знаем. Названия большинства рек и озер не переводятся ни на один из современных языков. Такое бывает, когда пришельцы и местные жители довольно долго и мирно соседствуют друг с другом, вступают в активные языковые и культурные контакты. В середине 1 тысячелетия до нашей эры, в эпоху раннежелезного века, на территории Русского Севера из Приуралья продвинулось население, говорившее на древних финно-угорских языках. Оно также вступило в контакт с местным населением. В результате этого на обширных просторах от Балтийского моря до Северной Двины и Пинеги сформировалась так называемая прибалтийско-финско-саамская языковая общность. Некоторые географические названия, данные людьми озерам и рекам в тот период, удается иногда переводить на русский язык. В частности в Поилексье само название Илекса может быть интерпретировано, как «река, текущая из болот» - в этом её отличие от рек, вытекающих из озера.

После распада прибалтийско-финско-саамской общности на саамскую и прибалтийско-финскую на рубеже нашей эры носителями саамских языков на Севере, стали так называемые «протосаамы». Наименования рек, имеющие окончания на –кса, -жа, -ша, -ма (Нелукса, Колонжа, Нельма, Охтома и другие) оставлены в Поилексье, видимо, протосаамами. Во второй половине 1 тысячелетия нашей эры в Поилексье обитали лесные саамы, которые вели подвижный образ жизни классических охотников на северного оленя. В V-VII веке нашей эры они уже участвовали в меновой торговле ценной пушниной с Пермско-Камским Поволжьем, откуда, взамен шкурок европейского соболя и бобра получали бронзовые котлы и медные литые украшения, так называемого «звериного стиля».

В X веке нашей эры из Юго-Восточного Приладожья и на территории Поилексья, занятые саамами, стали проникать древние вепсы, поставлявшие пушнину на Днепровско-Балтийский торговый путь «из Варяг в Греки». Отношения их с местным населением складывались мирным образом. Свидетельству тому раскопанные археологами стоянки на Илексе, в которых саамский инвентарь соседствует с вепсским. В середине XI века после подчинения Новгороду Старой Ладоги в освоение Русского Севера начался новый «новгородский» этап истории.

На начальной его стадии в славянский этнический элемент не оседал в Поилексье, хотя новгородские купцы, скорее всего, пользовались Илексой как транспортным путём для проникновения в Поморье. Об этом говорит древненовгородское название д. Гость-Наволок, расположенной недалеко от её устья. Природные ресурсы края в то время осваивали новые вепсские переселенцы, выходцы из Посвирья, и карелы, уже знакомые с подсечным земледелием. Русская крестьянская колонизация этого района Севера началась не ранее последней четверти XIV века. В 1479 году, в правление Ивана III, Великий Новгород был включён в состав Московского государства вместе со всеми подвластными ему территориями, включая Поилексье. Была проведена перепись всего взрослого мужского населения на этих территориях. Переписные книги того времени не сохранились и мы не можем сказать, какие поселения тогда существовали на Средней и Верхней Илексе. Наиболее ранняя из дошедших до нас «Писцовых книг» восходит к 1563 году. Однако она составлена так, что мы можем знать, какому из новгородских бояр до падения Великого Новгорода принадлежали деревни Поилексья.

Юрьевогорский приход (волость)

Территория Юрьевогорского прихода (волости) в Новгородское время была приписана к Водлозерскому стану (не позднее, чем с ХV в.), осуществлявшему оборону Обонежских земель от притязаний Великих князей Московских. Путь по р. Илекса был одним из немногих, безраздельно контролируемых Великим Новгородом путей, проникновения новгородцев в богатое соляными варницами, морским, рыбным и звериным промыслами Поморье. В административном отношении территории Поилексья в ХV-ХVI веках были закреплены за Водлозерским Пречистенским погостом.

Первое упоминание поселений Юрьевогорского прихода (волости) содержится в «Писцовой книге Обонежской пятины Великого Новгорода на 1563 год». Сведения более ранних переписей Заонежской половины Обонежской пятины Великого Новгорода, касательно Водлозерского Пречистенского погоста, к которому тогда относились территории по средней и верхней Илексе, к сожалению, не сохранились до настоящего времени. Содержащиеся в книге 1563 года отсылки к предыдущей переписи 1496 года позволяют утверждать, что поселения эти существовали и в 1496 году, и, скорее всего, даже ранее - ещё во времена Новгородской феодальной республики, сдавшейся на милость Великому князю Московскому Ивану III в году 1479 от рождества Христова. Называя каждое поселение, «Писцовая книга 1563 года» обязательно указывает, какому из новгородских бояр деревенька принадлежала ранее и кому затем была продана, ежели такое случилось. Всего на верхней и средней Илексе было три боярщины: боярина Никиты Грузова, боярыни Настасьи Ивановны Есиповой (вдовы боярина Никиты Есипова) и боярыни Настасьи Ивановны Григорьевой (вдовы боярина Григорьева).

В 1563 году на верхней и средней Илексе имелись:

В волостке Никиты Грузова:

1). «деревня в Коркиничах над озерком ввопчи (в общем владении) с Настасьею Ивановою (Грузовой)», а в ней «Родивонко Онуфриев да Зешко Ондреев».

2). «деревня вопчая (общая) с Оксиньею Микитины жены Есипова (с той же. что и выше, боярыней) на Юрьевой горе . на Микитинском участке Мелешка Семенов».

3). «деревня на Луз-озери Микитинское след Иванова да сына Осипка да Карпика Ермакова ... пуста, поля и пожни лесом заросли». Расшифровывается запись следующим образом: на 1563 год деревня запустела (скорее всего, вымерла), но на 1496 год в ней были крестьяне Осип и Карп Ермаковы, а при предшествующей переписи (год её историкам достоверно не известен) крестьянствовал в ней некий Иван, отец Осипа и Карпа.

4). «починок (то есть разделанное для жилья место) старой (в 1496 году он был еще новым) на Гавде речке Микитинской след Кондратова ...пуст, поля и пожни лесом поросли.

В волостке боярыни Настасьи (Оксиньи) Ивановны Есиповой:

5). «деревня на Лузоезери Ивашовской след Мигуева да сына его Олферка». а в ней «Демьянко Нефедов да Кирилко Олферов».

6). «деревня вопчая (с боярином Никитой Грузовым) на Юрьеве горе на Оксиньинском участке, а в ней Июдка Васильев».

В волостке Настасьи Ивановны Григорьевой:

7). «деревня вопчая (общая с боярином Никитой Грузовым) в Коркиничах на Настасьинском участке Олешков след да Ивашков пуста». Эту запись надо понимать так: деревня, существовавшая еще до 1496 года, запустела между переписями 1496 года (когда в ней крестьянствовали некие Алексей с Иваном) и 1563 годом.

При Иване Грозном часть территорий по Водлозеру и Илексе была отписана в опричнину из-за их важного тогда стратегического месторасположения на путях транспортировки поморской соли. Поэтому неудивительно, что следующее упоминание деревень средней и верхней Илексы встречается в «Сотной грамоте на Водлозерскую волость» 1568-69 года, которою Иван Грозный как раз и отмежевал от Новгородской Заонежской половины Обонежской пятины Водлозерского Пречистенского погоста в опричнину отдельную Водлозерскую волость с особой опричной администрацией. Возглавлялась она тогда на месте старостой Микулой Григорьевичем Тяполковым. Старинное новгородское деление на боярщины на этой территории было к этому времени уже упразднено.

Согласно «Сотной грамоте» на средней и верхней Илексе отмечались следующие деревни:

1). «деревня Колгачева Гора», а в ней Фомка Агафонов, Конанко Онциферов, Патрикеико Стефанов, Оникиец Демьянов, Волк Федоров.

2). «деревня на Лузе Ивановская», а в ней «Демьянец Нефедов да Митка Киршин» (та же, что и в верхнем списке под №5). Кроме того «Сотная» указывает отнесенные к опричнине пустоши: пустошь Сидоровску на Лузе и пустошь в Коркиничах на Поле.

Таким образом, в 1569 году только две жилые деревни (одна старая и одна новая) с верхней и средней Илексы были переведены в опричнину, остальные управлялись земской гражданской администрацией из Новгорода.

В 1571 году в опричнину были переданы все без исключения территории пятин Великого Новгорода, включая Обонежскую с его Водлозерским Пречистенским погостом и рекою Илексою. Но так продолжалось всего год. После упразднения в 1572 году опричнины территории пятин Новгородских снова начали управляться из Новгорода, и только поселения, отмежеванные в Водлозерскую волость, от Водлозерского Пречистенского погоста отошли в состав Каргопольского уезда, под управление Дворцовой царской администрации. Однако часть поселений на средней и верхней Илексе, например деревня на Юрьевой горе Июдки Васильева (а в ней крестьяне Июдка Васильев, Якушко Ондреев, Олексейко Васильев) по прежнему остались под управлением новгородской администрации. В среднем Поилексье за новгородской администрацией осталась также деревня на Нельмо озере (по «Писцовой книге Обонежской пятины» 1563 года - деревня на Ляльмо-озери; по переписи 1582/83 гг. -деревня на Няльме озерке Окулов след). Таким образом, заданная опричной реформой Ивана Грозного чересполосица новгородских и каргопольских владений на верхней и средней Илексе, законсервировалась на длительный период.

Населению деревень северо-восточного Водлозерья и Поилексья, после выделения их под начало каргопольской администрации, полагалось сорганизоваться также в свой собственный церковный приход, чтобы доходы от церковных сборов не уплывали в новгородскую епархию. Это было сделано оперативно, видимо, не позднее 1573-1577 года. В результате на о. Малый Колгостров на Водлозере была поставлена первая Ильинская приходская церковь. Простояла она недолго и сгорела к 1592 году. В том же 1592 году для сбора средств на возведения новой Ильинской церкви были даны церковные льготы выборному старосте Водлозерского погоста Каргопольского уезда Угримке Гаврилову.

Однако жители верхнего и среднего Поилексья чувствовали себя религиозно обделенными из-за большой отдаленности от них главного культового центра - погостской церкви. Видимо поэтому они не стали возражать монаху Дионисию, прибывшему около 1628 года на Юрьеву гору с целью основать здесь новую монашескую пустынь. По преданиям же водлозеров, на Водлозере ему в этом было отказано самым категорическим образом. Согласно «Писцовой книге Обонежской пятины» 1628 года, ко времени прибытия московского писца на Юрьево озеро деревянные кельи были уже возведена «на Юрьевой горе на новгородской земле», а сам он уже отправился пешком в Москву для испрошения разрешения на освящение и открытие пустыни. Поход Дионисия был удачным: в 1629 году Дамианову пустынь под названием Дамиановой на Юрьевом озере открыть разрешили. Дионисия рукоположили в сан, признав строителем, поменяв ему прежнее имя на имя Дамиан. Так жители верхнего и среднего Поилексья получили свою культовую и религиозную святыню.

По преданиям, после раскола в 1666 году Русской Православной церкви на ортодоксальную православную и старообрядческую, монахи Дамиановой пустыни взяли сторону раскола. Поэтому на Водлозере, например, об этой пустыни вспоминают как о Юрьевогорском раскольничьем монастыре. Пустынь просуществовала до указа Императрицы Екатерины II Великой «О секуляризации церковных и монастырских земель» и была закрыта в 1764 году, на её месте был тогда же образован Юрьевогорский приход. Несмотря на упразднение пустыни, паломники из Кенозерья, южного Приводлозерья и с Водлозера, проходившие Илексою на богомолье на Соловки неизменно, заворачивали посмотреть на «свято место» к Юрьевой горе. Свято-Троицкий и Введенский храмы на месте пустыни сгорели в 1790 году и заново отстроены в 1790. В 1892 году рядом с храмами была отстроена колокольня. В д. Луза церковь была построена в 1854 году.

Население верхнего Поилексья в самостоятельную Калгачихинскую волость обособилось не позднее, чем Олонецкое наместничество (по указу Екатерины II Великой от 16 мая 1785 года) было преобразовано в самостоятельную Олонецкую губернию. Подворная перепись 1785 года уже говорит о Калгачихинской волости в составе Онежского уезда Вологодского наместничества. В 1841 году Калгачихинская волость вошла в состав объединённой Вачевской волости Онежского узда Архангельской волости. Церковь в Калгачихе (Божьей матери Одигитрии) была построена в 1841 году (в д. Нюхчезеро - в 1856 и называлась она Николаевской). В 1903 году Калгачихинская волость выделилась в качестве самостоятельной в составе Онежского уезда Архангельской губернии. В 1924 году Калгачихинская волость вошла в состав Поморской волости с центром в Малошуйке, в 1929 была преобразована в два сельских совета: Калгачихинский и Носовский в составе Онежского района Архангельской области. В 1954 году население Носовского сельского совета было насильно выселено из родных мест, и назад никто уже не вернулся.

У д. Луза в XX веке путь был чуть иной. К 1905 году д. Луза была передана в состав Водлозерской волости Пудожского уезда Олонецкой губернии (в конце 1930-х - первой половине 1940-х годов она входила также в состав Медвежьегорского района КАССР, пока не вернулась обратно в Архангельскую область в составе Носовского сельского совета).

На листках с текстом, возможно написано имя автора:

Логинов К.К. Петрозаводск, 28.04.1999.






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2018-10-14





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:






Ваше имя: Ваш E-mail: