Публикация № 714Ворзогоры    (рубрика: История в лицах)

В.С. Георги

Капитан Гунин

ГУНИН Яков Алексеевич

Родился 06.08.1914, в д. Ворзогоры Онежского района Архангельской губернии – умер 24.06.1990, в г. Мурманск.

Капитан дальнего плавания, начальник управления «Мурмансельдь» (1953-1957), зам. начальника МТФ, почетный гражданин Мурманска (30.09.1986).

Из поморской семьи.

В 1929 году 15-летний Яков Гунин становится учащимся Архангель-ского морского рыбного техникума. Первую практику проходил в Мурманске на РТ «Максим Горький». После окончания техникума (1932) в тралфлоте: ходил в море третьим, вторым, старшим помощником капитана. С 1937 года – капитан (первым траулером был РТ «Кета»). Участник стахановского движения рыбаков Мурмана. Возглавлял экипаж РТ «Скумбрия», который лидировал в соревновании на дрифтерном сельдяном лову.

В годы Великой Отечественной войны командовал кораблями Северного флота, переоборудованными из рыболовных судов (СКР-17 – РТ «Скум-брия», ТЩ-35 – РТ «И. Папанин»). Обеспечивал траление фарватера от мин противника в Баренцевом море, снимал с камней американский транспорт «Баллот», проводил в порт Линахамари конвой в сложных условиях скопления подводных лодок противника, организовывал добычу, обработку и доставку рыбы в порты Полярный, Североморск, Мурманск, Линахамари для обеспечения питания личного состава армии.

С 1946 году вновь в тралфлоте: капитан РТ, в частности, траулера «Кета», на котором ходил в довоенные годы, капитан по перегону судов из Финляндии, Швеции, Польши и Германии…

В 1948 году экипажи промысловых РТ начали борьбу за вылов 50-60 тысяч центнеров рыбы в год. Тогда же собрали комсомольцев со многих судов и направили на комсомольско-молодежный траулер со скромным названием «Кета». И вновь траулер возглавил Яков Гунин. Ветераны вспоминали, что он словно ворвался в спокойную жизнь экипажа, как бы передавая частицу своей энергии, запас которой у него был просто не иссякаем. Для команды капитан стал старшим товарищем... В свободное от вахт время моряки разучивали песни, веселые репризы. Концерты нравились не только экипажу, поэтому к приходу траулера в порт вывешивались афиши о том, что в доме междурейсового отдыха выступают самодеятельные артисты с траулера «Кета». Капитан же на концертах всегда читал стихи Владимира Маяковского, Сергея Михалкова.

В 1949 году Гунин был призван на кадровую службу командиром корабля Северного флота. В апреле 1950 года по ходатайству Министерства рыбной промышленности отозван из рядов ВМС и назначен зам. начальника, а с 1951 года – начальником Северо-Атлантической и Шпицбергенской сельдяных экспедиций. С 1954 по 1957 годы начальник Мурмансельди, затем, до 1980 года, зам. начальника по промыслу, капитан-флагман, заместитель начальника управления, капитан-наставник отдела добычи Мурманского тралового флота.

В 1990 году ушел на пенсию и в том же году умер.

Почетный гражданин Мурманска. Кавалер восьми орденов, в том числе ордена Ленина, Октябрьской революции, Отечественной войны I и II степеней. Неоднократно избирался депутатом Мурманского городского Совета.

Именем Якова Гунина назван современный супертраулер Мурманского тралового флота.

На снимках:

– Я.А. Гунин в 1980-е годы;

– мореходная книжка Я. А. Гунина, начатая в 1933 году;

– супертраулер «Яков Гунин».

НАШ ОПЫТ РАБОТЫ НА ПРОМЫСЛЕ СЕЛЬДИ

Из письма экипажа РТ «Скумбрия»

Долгое время в мурманских рыбопромысловых организациях имела хождение вредительская теория о том, что в открытом море сельдь ловить нельзя. Вредители ориентировали рыбаков только на запорный промысел и всячески мешали внедрению активных методов лова сельди… Сейчас рыбачество получило возможность широко освоить лов сельди в открытом море, в изобилии обеспечивать страну мурманской сельдью и в такие моменты, когда косяки ее не заходят в губы.

…Первый же рейс на дрифтерный промысел выявил широкие возможности активного лова. Мы сумели за 18 промысловых суток выловить 1000 центнеров крупной высококачественной сельди. Добыча за рейс составляет 99,7 процента годового производственного плана траулера.

Как мы работали? Еще до прихода на промысел решили испробовать дрифтерные сети. В воду опустили порядок из 50 сетей. За 10 часов дрейфа выловили 70 кг сельди. Потом перешли в другой район. Чтобы не допустить пролова, не пропустить сельдяного косяка, мы тщательно следили за местонахождением корабля, после каждой выемки сетей производили астрономическое определение. Капитан регулярно наносил на карту отметки, из которых было видно, где находятся другие суда и как они промышляют. Эта карта сослужила нам большую службу. По ней мы определяли направление косяков сельди.

Команда работала хорошо. Дрифмейстер тов. Зверевич учил моряков работать с дрифтерными порядками, обеспечил бережное обращение с сетями…

В результате того, что мы борьбу за высокий вылов дополнили борьбой за качество, нам удалось сохранить прекрасные качества селедки. 90 тонн сельди сдано высшим сортом, а остальная часть улова первым сортом.

В результате высокой производительности труда и применения стахановских методов у команды нашего судна значительно повысился заработок. Капитан Гунин получил 5867 рублей, старший штурман Баранов – 4456 рублей…

Мы обращаемся ко всем морякам тралового флота, Морлова и к рыбакам-колхозникам с призывом приложить все силы к тому, чтобы выполнить задание партии и правительства о вылове 250000 центнеров в 1938 году, сделать нынешний год – годом полного освоения лова сельди в открытом море.

Если потребуется стать на защиту границ нашей родины, мы готовы в любой момент пересесть с промысловых кораблей на такие суда, которые понесут смерть и разгром фашизму.

По поручению команды траулера «Скумбрия»: капитан Гунин, помполит Назаров, рыбмастер Кондряков и другие.

Газета «Полярная правда», (№ 179 от 6 августа 1938 года).

«МЫ НЕОДНОКРАТНО ВСТРЕЧАЛИСЬ В МОРЕ…»

Из воспоминаний капитана В.П. Журавлева

1950 год. Я окончил второй курс судоводительского отделения Мур-манского мореходного училища, получил паспорт моряка (по тем вре-менам большая редкость) и был направлен в «Госрыбтрест», где комплектовалась сельдяная экспедиция в районы Исландии. У меня это была вторая практика. Поскольку экипажи были визированы, то были трудности с комплектацией. Поэтому в составе нашего экипажа СРТ-131 «Муссон» мурманчан было меньше половины. Это были капитан, старпом, радист-акустик, дрифмейстер, боцман и три матроса. Остальные члены экипажа прибыли из Астрахани и Ахтарска, причем, как выяснилось, большинство командированных никогда не были в море. Командовал судном Кузнецов Сергей Владимирович, руководителем экспедиции был назначен Гунин Яков Алексеевич. В первых числах июня, группой в составе пяти СРТ, вышли из Кольского залива и взяли курс к восточному побережью Исландии. Флагманом был СРТ-131 «Муссон», остальные СРТ – «Кратер», «Амгунь», «Кораблестроитель», «Гроза» – шли в кильватере, а позже строй распался, но суда постоянно находились в зоне видимости. На выходе из Кольского залива наши члены экипажа, прибывшие с «югов», поголовно укачались (погода была свежей) и практически до прихода на промысел в судовых работах участия не принимали. К сожалению, повар и юнга оказались вообще не пригодными к работе в море и впоследствии были отправлены на берег. Я был вызван к Гунину Я. А. и после продолжительной беседы оказался на камбузе до первого подхода к плавбазе, откуда нам прислали повара и юнгу.

Команда состояла из 27 человек. Душой коллектива и всей экспедиции был Яков Алексеевич Гунин. Опытнейший моряк, прекрасный человек и воспитатель. Он много сделал в эту труднейшую экспедицию, а впоследствии для сельдяного флота. Для меня, курсанта-практиканта, работа на камбузе была обременительна и неинтересна, но кому-то нужно было работать и там. Тем более что Яков Алексеевич старался по возможности вызывать меня на мостик и знакомить с обстановкой. Продукты были превосходные и в достаточном количестве, но громадная проблема была с водой. На протяжении всех четырёх месяцев мы испытывали нехватку воды. Достаточно сказать, что утром перед завтраком боцман выдавал по кружке воды почистить зубы и умыться. За все время плавания команда имела четыре бани.

На промысле находилась одна маломощная плавбаза «Онега», и только где-то в августе подошел «Тамбов», который задержался с приходом, т. к. на переходе с Чёрного моря у него случилось возгорание в трюме, и он заходил в Лиссабон тушить пожар.

Приходила на промысел парусная шхуна «Юпитер», но во время жестокого шторма была выброшена на берег и затонула.

На промысле ощущалась острая нехватка плавбаз, приходилось с полными трюмами лежать в дрейфе, ожидая очереди на выгрузку и получение снабжения. Интересный факт – кранцевая защита состояла только из связок автомобильных покрышек, а «Тамбов» пришёл с «кранцами», изготовленными из связанных пуков лозняка. Его «кранцы» разваливались после первой швартовки. С уходом в порт «Онега» передала «Тамбову» свой комплект.

При каждой очередной сдаче груза командам СРТ с плавбазы выдавали спирт или водку.

Промысел был удачным – отдельные дрейфы приносили нам 130-160 бочек сельди. Механизации выборки порядка не было никакой, все делалось вручную, поэтому команды судов работали с большим напряжением. Особенно тяжело было на первых порах, когда у команды не было никакого опыта. Командный состав не уходил с палубы.

Промышляли на видимости восточного побережья Исландии, в основном у мыса Ланганес. Обработка судов плавбазами проводилась в открытом море. В конце августа подошло ещё несколько СРТ – может быть, пять-шесть, а в сентябре подошла плавбаза «Тунгус». Таким образом, экспедиция набрала силу. Результаты работы нашего судна были хорошими. Более месяца с нами находился Яков Алексеевич…

В конце сентября мы вернулись в Мурманск. Вторая группа судов, уже вместе с тремя плавбазами, осталась работать осенью.

…Не могу не сказать, что морские дороги ещё несколько раз сводили меня и Якова Алексеевича Гунина. Мы неоднократно встречались в море и на берегу, и всегда в ходе разговора вспоминали сельдяную экспедицию и первую встречу с ним на борту СРТ-131 «Муссон». Мне очень повезло, что в момент становления меня как моряка-специалиста на моём пути встречались очень добрые люди, большие профессионалы- рыбаки, и пусть они не обладали учёностью, большой грамотой, это были честнейшие, преданные своему делу, морю люди, и мне всегда было приятно встречаться с ними, когда они были глубокими пенсионерами. Жаль, что в наше время они ушли бедными и обездоленными. Государство забыло их, их труд и всё то, что они построили и воспитали...»

Из книги М. И. Каргина «Океанская вахта» (Мурманск, 2010).

На снимке: Я. А. Гунин в 1940-е годы.

Фото из музея МГГУ.

ТРИ ЭПОХИ КАПИТАНА

Из статьи журналиста И. Елистратова

Мало их осталось – людей, которых с полным правом можно назвать живой историей рыбацкого Севера. Мало, потому что – годы. Потому что – война, нелегкие рыбацкие будни. Северные моря – суровые моря. Изматывают они не только физически, но и морально. Дают о себе знать и бессонные бдения, когда идет рыба, и не менее бессонные, когда ее нет и надо ломать голову, где ее найти… А еще – ответственность, сначала за экипаж и за судно, потом – за промрайон, за флот, ибо довелось быть Якову Алексеевичу Гунину матросом, капитаном. Начальником промрайона, начальником флота – молодой тогда еще «Мурмансельди»…

На днях вручили Я.А. Гунину профсоюзный билет нового образца. Для Якова Алексеевича этот профсоюзный билет – третий. Шел 1929 год, когда им, учащимся Архангельской мореходки, вручал билеты председатель профкома Михаил Петрович Кузнецов. Вся страна входила в эпоху уверенности, эпоху первых пятилеток, сражаясь на трудовом фронте.

Шли годы. От первого до второго профсоюзного билета – 30 лет. Как много в них вместилось! Страна сделала шаг от паровых покупных траулеров до космических спутников, победила фашизм и отстроилась заново. Яков Алексеевич любит повторять: «Профсоюзы – школа коммунизма. Мы старались быть в ней отличниками».

И были. Освоили Мировой океан. Вышли на уловы, и не снившиеся в 1930-е годы. На самых передовых, ответственных участках рыбного промысла довелось трудиться Гунину. Полон энергии он и до сих пор. Да, уже годы… Однако же и сейчас Яков Алексеевич повторяет: «Профсоюз – это не только льготы, дома отдыха, оплата больничного листа. Профсоюз – это еще сильное государство, это забота об организации труда, об укреплении трудовой дисциплины, это забота не о трудящемся вообще, а о каждом человеке конкретно».

Газета «Рыбный Мурман», (№ 45 от 11 ноября 1983 года).

На снимке: в рубке плавбазы «Памяти Ильича», 1954 год.

Фото из музея МГГУ.

В.С. Георги






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2015-01-17





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: