Публикация № 703Луза    (рубрика: История края)

Воспоминания жителей д. Луза

Грушевская Августа Яковлевна, 1932 г.р., родом из крестьян.

Деревня Луза входила в состав Носовского сельсовета. Колхоз назывался «Красный Октябрь» (?). В 25 км. от деревни на Нельмозере был рыбзавод (пункт в деревне)

В колхозное время выделяли по 25 соток земли. Выращивали ячмень, овес, рожь, горох, картофель, брюкву, капусту, турнепс.

Дом у нас был 2-х этажный, мы рано остались без матери, отец привез мачеху; жить было трудно. Мясо, рыба были всегда, рыбу ловили в озерах, охотились в лесу.

В доме все было сделано руками отца – мебель, утварь. Мы с десяти лет вовсю работали: веники, лист заготовляли, садили картошку, корнеплоды. За ягодами ходить было не когда.

А с 1949 года гоняли на лесозаготовки. Я работала в Глазанихе. А потом на Рочево. Из деревни трудно было уехать, паспортов не было. Но я осталась работать на Рочево и меня, в конце концов, отпустили. Здесь и вышла замуж.

Дорога до Малошуйки была трудной, болотами. От Лузы 25 км. пройдешь – постоялый дом. Потом Калгачиха. От Калгачихи до Горы (постоялый дом), а потом до Перингозеро. По болоту шла тропа, с неё никуда нельзя было сворачивать. Кое-где положены жерди. Помню деда, который жил один перед Перингозером. У него в сене и оставались ночевать. А в Перингозере жили переселенцы.

А зимой приходилось мне ездить на лошадях от Лузы до Калгачихи. Волки были. Страшно. Как-то со мной добирался из Калгачихи какой-то проверяющий из города. Лошади было две, он в санях задней лошади. Уже было темно совсем. Он замерз и решил согреться – соскочил с саней, а тут лошади чего-то испугались – да и побежали. Он мне не сказался, я и не заметила, что его в санях нет. Но благополучно все закончилось.

Тяжело жили. После войны такие налоги были большие. 12 кг топленого масла и всего другого. Была у нас в деревне маслобойня. 150 рублей – холостяцкий налог.

Храм у нас в деревне был каменный. С бабушкой ходили еще на службы. Колокола сняли после войны. Снимали двое, так один в этот же день и умер. Утварь всю растащили по деревне. Храм стоял еще в 1950 году (склад, клуб). Через поле была еще часовня кладбищенская.

Деревенские жили дружно. Когда стали всех расселять, было много слез. На сборы времени было мало. Каждому хозяйству по подводе. Много ли в ней увезешь. А ведь в деревне было еще много крепких домов.

Выезжали в Малошуйку, в Онегу, но большинство в рыболовецкий колхоз «Ура-губа» (берег Кольского залива). Рядом с поселком был военный городок, поэтому туда без пропуска было не съездить.

Беседовала – Т.А. Новинская, декабрь 1997 г.

Никитинская Нина Михайловна, 1925 г.р., в 1943-1954 гг. проживала в д. Луза. Интеллигентная – учитель начальных классов.

С августа 1943 по март 1954 г. проживала в деревне Луза, 200 км. от Малошуйки. Один конец назывался Михмоткино (?), а другой Куликово, было около 40 дворов в селе. Деревня располагалась на берегу Лузского озера.

Малошуйская волость в 200км. от д. Луза. Дорог не было. В царское время были брошены бревна в болотах, местами они сгнили. Зимой ездили на лошадях, а в летнее время ходили пешком.

К Носовскому с/с относилась д. Луза, д. Носовщина, через озеро Коркала. На высоком берегу стояла церковь. д. Луза была расположена на землях колхоза «Первое мая».

Задолго до революции, в царское время, убегая от помещиков, селились в глухих местах.

Ближайшие реки – Илекса, и озера: Луза, Монастырское, Носовское.

Население около 200 человек.

Фамилии: Медведевы, Васильевы, Колобовы.

Между Лузой и Носовщиной сообщение было по реке Илекса. В остальных местах по болотам и лесным чащам.

Был приход, но находился в разрушенном состоянии (клуб). На кладбище была часовня. Церквей к 1943 году в других деревнях не было, были разрушены. С церкви в д. Луза были сняты даже колокола, иконы были растащены. Служба прекратилась в Советское время. В домах иконы сохранились.

Жили единолично (выращивали картофель, ячмень). Из ячменя на жерновах мололи, получали муку, пекли хлеб. Мужчины занимались охотой и рыбной ловлей (лещ, щука, судаки в оз. Монастырском). Почвы: глина, песок, удобряли. Разводили коров, овец, лошадей. Сенокосы были в полях (луговые). Скот выпасали в лесу («Пасет лесом» - пастух с помощником пасли скот). Коровы и овцы были у многих. Семья могла прокормиться охотой и рыбной ловлей.

Основным занятием была рыбная ловля. Колхоз «им. Первого мая» был рыболоведческим. Бригадир рыболоведческой бригады Михаил Архипович Медведев. Ловили неводом с лодок, сетями. Был рыбный склад. Рыбу чистили, солили, сушили (были специальные сети). Рыбу вывозили в Онегу. В зимнее время на лошадях по зимнику, летом не вывозили. Лещ, щука, судак, ряпус, окунь, плотва – ловили рыбаки. Рыба была чистая.

Охотились на белку, лисицу, волков и т.д.

Дом строил дедушка – Медведев Иван Афанасьевич (отец бригадира). Лес брали в лесу, поближе к озеру, речке. Дом строить помогали («бог в помощь»).

Строили избы, перегородок не было, печи большие, чтобы рыбу сушить, плит не было. Но, кое у кого и были перегородки в избе.

Плели корзины, кузова, туеса, изготавливали в деревне свой кирпич из глины. Заводского кирпича не было.

Богатый (торговый люд) купцы, были, но их арестовали. Купец Иван Васильев, имел магазин – был увезен. В доме его после располагалась школа (одноэтажный). Жена купца, Анна Ивановна Васильева жила в годы войны, затем умерла в Пудоже (Карелия).

д. Луза в 12 км. от Карелии, деревень Калакунда и Водозеро (?). Ближайшая ярмарка – Повенец.

Не было отходников. Охота, рыбалка. Отправляли в Советское время на лесозаготовки. Можно было навсегда уехать, но люди не стремились уезжать из деревни. Были сапожники, сами делали кожу, шили сапоги, катали валенки. Были кузнецы, гончары. Из ремесленников не приходил никто из соседних деревень. Изготовляли своими руками и покупали (Онега, Повенец).

Общественные работы: городили изгороди.

Все жили одинаково, но рыбаки жили побогаче.

Народ веселый, открытый, трудолюбивый, честный. Пели песни. Голоса сильные, красивые. Все ходили на концерты (рыбаски, калядницы). Жили своим трудом, любили отдыхать.

Не было политссыльных, репрессированных, спецпереселенцев, судимых.

В царское время была школа (учительница – Парасковья Васильевна, её помнили сельчане). В войну работали учителями: Гусев, Вопин, Нина Михайловна Никитинская, Клавдия Александровна Анциферова. После войны начальная школа стала семилетней (1947-1948 гг.) Директором была Тамара Михайловна Ларионова.

В Носовщине была изба-читальня.

У Никитинской Н.М. был приемник «Родина» на батарейках.

Поверья бытовали, разные наговоры, сглазы, и хорошее и плохое.

Жизнь менялась везде, и в д. Лузе, но в большей мере (не было электричества вообще, тракторов, машин). В школе занимались с лампами.

Много ушло на войну, но и много не вернулось.

В марте 1954 г. д. Луза была переселена (по причине строительства объекта неизвестного) в пос. Ура-Губа (Кольский полуостров). Никто бы не поехал, если бы не вынужденное переселение.

Учителями в этих деревнях работали:

Ларионова Тамара Михайловна (живет в Онеге)

Одинцова Зоя Александровна (живет в Архангельске)

Крашенникова Зинаида Васильевна

Коровкина Наина Николаевна

Анциферова Клавдия Александровна (г. Онега)

Медведева Таисья Павловна (ст. Малошуйка)

Беседу вела Шаронова Надежда Николаевна – учитель истории Малошуйской средней школы.

Никулина (Медведева) Мария Ивановна, 1940 г.р.

Деревня расположена на берегу Лузского озера.

Родители: Отец – Иван Григорьевич Медведев

Мать – Елизавета Ивановна

Брат – Яков Иванович, 1928 г.р.

Сестра – Валентина Ивановна, 1937 г.р. (в замужестве Веселкова)

В деревне была ферма, отец работал в магазине, мать ему помогала. В магазине были почти все товары.

Основное занятие – рыбалка. Рыбу солили, сушили. Что-то продавали, что-то отсылали. Солили в бочках. В деревне производили многие продукты: масло, творог, пекли хлеб.

Многие держали скот – лошадей, коров, овец, кур.

В колхозе «Красный Октябрь» выращивали картошку, рожь, овес. Овощи в своих подсобных хозяйствах. Кто работал для себя много, то и жил хорошо. Но были в деревне и бедные, больше от того, что ленились работать.

Заготовки были обязательны для всех жителей. каждая семья должна была сдать определенное количество рыбы, мяса, яиц – независимо от того, что есть в хозяйстве семьи.

Праздники в деревне любили, отмечали и религиозные, и советские. Ходили на праздники в другие деревни, по соседству. Устраивали шутки, подвохи в святочные дни, лодку затаскивали к дому, и никто не обижался. Жили дружно.

В деревне была школа семилетка. Учителя приезжие жили в общежитии. Они устраивали вечера для школьников. А ученики снабжали их продуктами.

В деревне был почтальон. Его встречали. Из-за озера перевозили на лодке. Иногда прилетал вертолет.

Электричества не было. Работало радио. В здании бывшей церкви организовали клуб.

Некоторые селяне (в годы войны) ходили на лесозаготовки. Брат Яков тоже был где-то под Онегой. А родители отправляли посылки, чтобы подкормить.

Отец пришел с фронта немощный, мать его выхаживала. Она даже могла лечить. Фельдшера не было в деревне. А мать часто звали – то на роды, то детей лечить; животных даже. Она могла массажем успокоить боль. И мне это от матери передалось.

Был в деревне и недобрый крестьянин, он мог во вред наговаривать на людей и на животных («закрыть корову»).

Чужие люди были в деревне редко – военные, и еще какой-то беглый (заключенный что ли?).

Земли были хорошие. На семью выделяли % от числа едоков. На сенокосы ходили сами для себя. Дети помогали взрослым во всем.

Выезжали с неохотой, жаль было бросать хозяйство. Нам объясняли, что вроде нефть или еще что-то нашли.

Беседовала Огаревич Т.Л., декабрь 1997 г.

Источник:

Онежский историко-мемориальный музей / Оп.3. Д.633.






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2014-12-26





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: