Публикация № 611Онега    (рубрика: Деятели культуры)

В. Боровой

Не дописав строки последней…

О друзьях, товарищах,

О боях, пожарищах

Где-нибудь, когда-нибудь

Мы будем вспоминать.

(из фронтовой песни).

Сегодня мне хочется вспомнить друга детства, замечательного онежского парня Стефана (Степана) Недзвецкого, которого мы все в детстве звали почему-то Тукой. Его страсть к военным играм была исключительной. Хотя я сражался всегда в армии противника, но должен отдать должное мальчишеской храбрости и таланту ребячьего полководца. Улицы Онеги 20-х годов не раз видали эти баталии буйных, бесшабашных северных забияк. Шум, гам, треск деревянных сабель, победное «ура», горечь поражения босоногой команды – всё было изведано.

Мы подражали нашим старшим братьям, отцам и дедам, возвращающимся в ту пору с фронтов гражданской войны, из Красной Армии. Бесшабашная удаль мальчишек сменилась увлекательной деятельностью в только что возникших пионерских отрядах.

Быстро прошло детство и юность. Я уехал на рабфак в Вологду, а Стефан в Архангельск – поступил в педагогический институт.

Он родился в 15 (28 н.ст.) мая 1912 году, в Онеге, в семье высокообразованного земского врача Недзвецкого Стефана (Степана) Иеронимовича. Мать Тихонравова Мария Сергеевна и дядя были педагогами, а двоюродный брат Дося Валюсинский <прим. Валюсинский Всеволод Вячеславович (6 (18 н.ст). 05.1899-30.06.1935)> – изобретателем и писателем, который известен широкому читателю по роману «Пять бессмертных».

В Архангельске Стефан серьёзно увлёкся поэзией, литературой. Он работал в «Правде Севера», «Северном комсомольце», «Воднике Севера», печатался в газетах, в журналах «Звезда Севера», альманахе «Север».

Став известным поэтом, он не забывал отчего края, как это бывает иногда у вновь загоревшихся поэтических звёзд, посвятил родному городу, природе Прионежья много стихотворений. Одно их них называется «Кий-остров».

На Белом море

Между остом и норд-остом,

Куда летел

Британский истребитель,

Окаменел коростою Кий-остров –

Оплот монашеский,

Гранитная обитель.

Ветра шипели

В капюшонах елей,

Елеем клейким

Алтари пропахли,

И день и ночь,

Не выходя из келий,

Молились молча

Мрачные монахи…

Провозгласив анафему

С торжественных амвонов

(Она звучала,

Как зловещая прелюдия),

Монахи смолкли…

… С колокольным звоном

Безумной судорогой

Дёрнулись орудия…

Снаряд упал

Исчадьем бронированного ада

Просторы дрогнули

Дремучих плоскогорий…

… И падал скот,

И люди падали на падаль,

И пахли порохом

Обстрелянные зори…

Из погребов, подполий,

Из бань,

Где на полу распластанные

Туши трупов

Глаза таращили

От смертной боли,

От медной боли

Виккерсов, крезов и крупов.

… Бежали беженцы,

Пугаемые далью.

Они бежали

По замшелым тропам.

Кромсала их

Многодюймовой сталью

Дредноуты пославшая

Европа…

Навстречу им

На выжженное побережье

Шли полесовщики

Шли люди, от которых

Десант шарахался…

… А на Кий-острове в монастыре

Лишь шелестели

Шёлковые шторы.

Лишь настоятель,

Лысый от излишеств,

Благочестиво спал

В киотном полумраке…

Вдруг наступило

Полное затишье,

Тревожное, как выстрел

В рукопашной драке.

Взбухало море

Волдырями волн,

Оно срывало с палуб

Орудийные брезенты.

– На запад курс!

Вперёд до полного! –

отдал приказ

Главнокомандующий

Интервентов.

Клобук снимите,

Чёрный настоятель!

Ушла эскадра…

Больше не греметь ей.

Ваш сан, осанку,

Даже ваше платье

Волною смыло

В прошлое столетье.

На Белом море

Между остом и норд-остом,

Где возникают, гаснут

Затяжные зори,

В прибое, в ракушках

Шумит Кий-остров –

Наш первый

Северный

Советский

Санаторий!

Необыкновенно велика и богата русская поэзия. Быть причастным к ней, быть её служителем – дело почётное, трудное. В числе поэтических летописцев Севера значится и имя онежанина Стефана Недзвецкого. Его творчество, видимо, за давностью лет не очень хорошо известно нынешнему читателю, оно ещё ждёт своего исследователя.

Фотография и одно стихотворение друга моей юности помещены в юбилейном сборнике «Поэзия Севера», выпущенном к 50-летию Советской власти в 1967 году.

Возможно, Стефан был бы сейчас одним из светил нашей поэзии, а может популярным журналистом или писателем – как знать.

Но пучина войны поглотила ребячьего командира Туку, он погиб на фронте в 1941 году, «недолюбив, недокурив последней папиросы». Я бы добавил к этому выражение Николая Майорова, кстати поэта, также погибшего на войне, ровесника Стефана, слова: «недописав строки последней».

Говорят, что человек жив детством. Видимо, это так и есть. Я, к примеру, часто, в день Победы, особенно, вспоминаю давнишние мальчишеские сражения в Онеге, чтя тем самым память своего земляка, отдавая как бы последнюю почесть своему первому «генералу».

«Советская Онега», 08.05.1971.

«Поэзия Севера», Архангельск, 1966.

фото с сайта:

http://vk.com/club11984023

ПРИМЕЧАНИЕ: дата рождения, имена и отчества родителей взяты из метрической книги г. Онеги, за 1912 г.

В. Боровой






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2014-10-10





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: