Публикация № 485Гора Жеребцова    (рубрика: История в лицах)

Стихи П.А. Попова

История сохранила несколько черновиков со стихами, написанных рукой Петра Алексеевича Попова. Для некоторых они могут казаться несколько примитивными, но тем не менее в них описаны некоторые периоды жизни на Севере в первой половине 20 века. Значком <...> выделены слова, которые были неразборчиво написаны.

Леспромхозученик на сплаве.

Лес шумит, пенится Поньга

Солнце жаркое палит.

Леспромхозученика звонко,

Песня громкая звучит.

Песня бодрая несётся

Слышно эхо тут и там

В ответ гордо раздаётся

Ход <даеш>, дай лесу нам.

Лес плывёт по речке плавно

Покорённый великан,

А на нём отважно, храбро

Едет шустрый мальчуган.

Целый день идёт работа,

Как в котле вода кипит.

У ребят одна забота

Больше лесу вниз спустить.

С молодецкою присвисткой

Парни, девки бьют багром

Кто <пыхтит>, лес направляет

Разбирает кто залом.

Мысль одна у школы в целом

Пятилетку завершить.

Каждый рвётся словом, делом

Душу в ней свою вложить.

Пётр Подпорожский

05.05.1931 <Поньгозеро>

К перевыборам Советов

Частушки.

Перевыборы Советов

На повестке дня стоят,

Посему мне разрешите,

Слово кой о чем сказать.

Всем известно про Советы

Далеко за СССР,

Ненавидят их буржуи,

Но они сила теперь.

Воевал кто за Советы

Воевал не в шутку

Тот не будет никогда

<……………………..>

За Советы кто стоял

Тот им цену знает

С белыми кто воевал

Первым выбирает.

Депутатами в Советы

Мы пошлем таких людей

От которых сразу спросим

Их работы боевой.

Сила наша в том и есть

Что у нас Советы

А в Советах сами мы

Правим жизнью этой.

В перевыборах Советов

Мы умеем доказать

Что и впредь мы за Советы

Все готовы постоять.

Не допустим мы в Советы

Буржуазных элементов,

Откровенно говорим

Безо всяких комплиментов.

Старику <Посорцу> Ф.А. Осташову

Старый рыбарь бородатый

Обеленный сединой

Предо мной сидит лохматый

В полушубке как чужой.

Он в большом недоуменье

Почему попал сюда

Сердце старое в смятенье

Бьется сильно от огня.

Ему снится, что он тянет

Запускные невода

Рыба как в сетях играет

<...> Печора в берега.

Что он вовсе не в неволе

Промышляет как всегда

Живет счастливо на воле

Кормит рыбой города.

Тяжело мне здесь, вздыхает

Старый рыбарь втихомолку

Его сердце замирает

Что живет теперь без толку.

Тяжело ему до боли

<Хрипота> дедушку душит

Всплески волн родной Печоры

Старик больше не услышит.

P.S. другое окончание последнего четверостишия.

Но он верит, что Печоры

Плеск волны еще услышит.

07.01.1940

П. Подпорожский

Еще несколько стихотворений, находившихся среди перепечатанных копий материалов из фондов Архангельского областного партийного архива. Скорее всего, это копия рукописной тетради, приобщенная к материалам следственного дела, по обвинению Петра Алексеевича Попова по ст.58 п.10 ч.1

Тетрадь для стихов Попова П.А.

Гунину С.С., вернувшемуся в Онегу 01.01.1934 года после долгого отсутствия.

Не такими мы друг друга знали, как сошлись вчерась с тобой о нем,

По душам сказать, мы оба поустали и изменились кое в чем.

Ты стал угрюм на вид и даже дерзок и сердит и что еще печальнее и хуже, ты усомнился во мне дюже.

Последним я смущен, понятно, признаться даже неприятно,

Но я готов держать ответ и заявить, что нет, нет, нет …

Каким я был, такой и есть, достоинств ведь не в этом честь.

Идут года, уходят в вечность, предание наше бытие, пока что

Есть и раны в сердце, да не завидное жилье.

Болит, болит моя душа, пусть я по-твоему изменник,

Но я готов бороться до конца, как честный русский современник.

с. Подпорожье 2 января 1934 г.

Новогоднее пожелание на 1934 год.

При встрече нового года, моего родного народа,

Исполинского чудо богатыря, принято откровенно говоря,

Друг друга здравствовать особо, и желать много премного.

Встречая новый год в семейном кругу,

Разрешите пожелать и мне кое-кому.

Первое пожелание вам всем товарищи, други

От меня и моей благоверной супруги, пожелание несбыточное,

Крепче бороться за жизнь зажиточную.

Второе – пожелание хозяину дома сего, да будет у него в 1934 году дополна всего,

Третье пожелание – товарищам по службе, в новом году лучше работать и жить дружней.

Четвертое – главбуху леспромхоза Козлову, взять себя в руки

И на подчиненных не ехать от скуки.

И начальнику ОРСа Шестакову подать в отставку или на чай, махорку поставить

Ставку, секретарю леспромхоза Казакову всерьез, поставить пред директором вопрос ? о перемещении из не отапливаемого помещения и выдачу следуемого за труд вознаграждения.

Лесохозяйственному сектору купить корову – Смирову, и поставить таковую в помещение, занимаемую своим учреждением.

Нет музе.

Не грусти моя бедная муза, не унылые песни не пой,

Хоть сковала нас в жизни обуза, истомила окрик душой.

Я бы рад петь овальные всходы, да веселые вешние дни

О любви, продвиженье народа, про грядущую жизнь впереди.

Но запала мне в душу кручина, щемит сердце, болит голова,

И тяжелые дни не под силу, ждать бесследно минуты,

Когда? …

Обожди, не грусти моя муза, будет время и мы запоем,

Сбросим с плеч вековую обузу холерный, трудом воспоем.

Написано в 1913 году, восстановлено.

***

Подпорожские десятники – Ура! Выпивали раньше на нос пол ведра,

Вонгужане – со сноровкою, пили бочкой сороковковою,

Все теперь с вином рассталися – с энтроспиртом распрощалися.

Завели нонь связь с аптеками: с разной мазью, порошечками.

Изучили где что водится, в дозе что какой разводится,

И теперь узнав, все сладости, валерьянку пьют без радости.

Продолжение новогодних пожеланий:

Цепелеву и Ларионову – из месткома, добиться отвода, для столовой – лучшего дома.

Зайцевой и прочим – покончить с блатом и отпускать из-под выручья – товар и рядовым солдатам.

Зав. столовой Огородниковой Мане – не купать пирожков в сметане, и чтоб не быть приключению, не отпускать таковых не по назначению

Из конторы сплава – юристу Олонкину идти своим путем, как шел, главбуху Титову – считать не с потолка, а обоим вместе разить нещадно должника. Пусть не дрожит ваша рука.

Помазкину Н.К. – ее святительству, увидеть бы во сне хотя, и тем утишить старческую немощь.

Талецкому И.А. – сплаву молевому подготовку начинать, чтобы спасти, одного метра вам в пути не утерять.

Борисову и директору ЛПХ Конечному – в новом году я уверен – дружно все будете жить, ни райкому, горкому вас не придется судить.

Тов. Касьянову – из лесхима, желаю повышения в чине.

Ившаеву Алексею – оставить об отъезде затею.

И последнее пожелание моим друзьям: в новом году еще крепче дружить, за счастье бороться и счастливо жить.

На этом мои пожелания разрешите закончить и так старый год до свидания, молодому же нашему УРА!

Написано специально для вечера работников леса и сплава.

03.01.1934 г.

На память английскому моряку, побывавшему у меня летом 1931 года.

Я не большевик документально и не сторонник многих их идей,

Но жизнь сдружила с ними не случайно,

Большевиков на баррикадах я завел друзей,

С тех пор они и я одно, стремленье их – мое стремленье.

Мое посвящение.

Мой стих рабочего поэта красивой рифмой не звучит,

И мысль талантом не согрета, не может никого пленить,

Друзьям измученным, голодным, тяжелой жизнью и борьбой

Сраженным, честным, благородным, я посвящаю им стих свой.

Друзьям, томящимся в неволе, за власть рабочих и крестьян,

Творцам рабочей, лучшей доли, свободной родины сынам!

Страдальцам немощным, убогим, былого царства батракам,

Сиротам, странникам, бескровным – свободной жизни кузнецам.

Рабочим, матерям, невестам, заводов фабрик - дочерям,

Крестьянским девушкам безвестным, чья чаша наровень с краям.

Я им пою, им посвящаю, на суд стихи им отдаю.

Писано в 1921 году в деревне.

Рабочей молодежи.

Я пою для тех, кто молод, кто способен жить борьбой,

Испытал кто в жизни голод, кто оплеван был судьбой,

Я пою для тех, кто рано скорбь и муки испытал,

Ненавидит кто тиранов, презирает капитал.

Я пою тому, кто с жизнью, сладить с юности не смог,

Кто испил все укоризны, от борьбы не изнемог,

Гимны я тому слагаю, песни я для тех пою,

Судьбы горькие чьи знаю, знаю жизнь как жизнь свою.

Я пою для тех, кто молод, пенсии слушая мои,

Тот, кто свободен, думать может, кто в борьбе не изнемог.

Петр Подпорожский.

написано в 1930 году в Онеге.

Победа Октябрю.

Все ждали раннего утра, исхода боя у дворца,

Вихрем, пулей, стоном, громом бился пульс у миллионов.

В бой последний без пощады были брошены отряды,

Пулеметы, бронепушки у дворца щипали пышки.

Враг в тревоге и смятеньи, ждал как чуда подкрепленья,

Но напрасно, Петроград был красным заревом объят,

Юнкера и жен-отряды лишь стреляли в баррикады,

Тыл и фронт стеной штыков, поддержал большевиков.

Подпорожский-Попов, 04.11.1930 года.

Песня или частушки?

Громче пой мой голос звонкий, серебром звени струна,

Переливной песней колкой, разразись как никогда.

припев:

Петь частушки есть о чем, есть о чем рассказывать,

Люблю правду говорить ничего не смазывать.

Начинаю я с газетки, что висит на стенке,

Будто в ней писать заметки коммунистам ленко.

припев:

В редколлегию за темпы, влезли чужды элементы,

Грозный Миша Шестаков разогнать ее готов.

Самокритику угробить, Шестаков решил всерьез,

А на деле, оказалось, сей вопрос, не так уж прост.

Нет порядка, неполадки в бухгалтерии,

Нужно просто дать снаряд туда из артиллерии.

припев:

Наш начальник ОРСа, любит маленьких ребяток,

Он их лакомит конфеткой, молочком поит не редко.

Шестаков крутого нрава, держится такого права,

Я, начальник ОРСа, знайте, много рта не открывайте.

припев:

В аппарате леспромхоза потихоньку говорят,

Что будто, правда, что у ОРСа темны личности сидят.

Редколлегия от смеха надрывается,

Шестакова как в «Д-олилу» превращается.

припев:

В тресте нашем как нигде забавляются,

Телеграммы от уборщиц получаются.

Плачет горько леспромхоз с годовым отчетом,

Потому что наш главбух не знаком с учетом.

припев:

Морщит наш директор лоб, удивляется.

Чем сотрудники столовой наедаются?

У директора не фраза – «профсоюз бельмо у глаза»

Цепелева из месткома, гонит он от телефона.

припев:

В ОРСе чудные порядки, чем там думают ребятки,

Им бы нужно было знать, где детски валенки продать?

В сельзохсекторе коровушки немного да доят,

Молочко берут начальнички, кому еще давать.

Петь частушки я кончаю, приударь громче струна,

Чтобы слышали и знали, отчего болит душа.

Мысли вслух.

Не потому ли я в тюрьме, что рано песни пел весне,

будил природу, к жизни звал, пороки, пошлость бичевал,

Служил безропотно народу, боролся честно за свободу,

За власть Советов, ВКП, не знал я устали в борьбе.

Не потому ль, что в грозный час, мой разум жизни не угас,

И я с оружием в руках, громил врагов, забыв про страх.

В боях опасности не знал, всегда вперед, к победе звал.

Иль может только потому, не знаю верил я кому?

Свою судьбу, и жизнь, и честь или во мне сомненья есть,

Что чужд я партии и власти, себе даю коварства страсти.






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: ранее 2014 года.





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: