Публикация № 447Гора Жеребцова    (рубрика: Гражданская война)

В. Родионова

Красный разведчик

В волостном Совете собрание. П.А. Попов, прибывший накануне интервенции в Подпорожье, горячо призывает: «Всеми средствами (а средств в сельсовете набралось 7 винтовок-берданок, да 35 патронов) оказать сопротивление, задержать продвижение врага …»

Собралась группа добровольцев из восемнадцати человек и среди них

двадцатилетний юноша Александр Терентьев, Саня, как добродушно называли его деревенские. Катер, на котором приехал П.А. Попов, сразу был выведен из строя, сняли запасные части и зарыли во дворе дома Терентьевых.

Восемнадцать человек не могли решить успех обороны, но действовали в силу своих возможностей: отступая, обстреливали врага, особенно при переправах через реку, обрывали связь, роняли столбы, перерезали провода.

Едва будущие партизаны покинули Подпорожье, как на окраине показался враг. Быстро разнеслась по волости весть об обыске и аресте отца Александра Михайловича.

В силу большого неравенства в численности людей и вооружения, группа смельчаков, отстреливаясь, вынуждена была отступать почти до Обозерской, пока не подошла помощь железного отряда. После двухсуточной борьбы на архангельском железнодорожном направлении онежане приехали в Плесецкую, где официально формировался партизанский отряд.

Из 60 человек, 9 выделили в разведку, в том числе и Сашу Терентьева. Командиром ее назначили В.М. Гончарика.

Потекли дни, полные тревог и опасностей, перемежаясь с длинными ночами в лесных избушках, или просто под открытым небом в лесу, или под стогом сена. И праздничными были дни, когда предоставлялась возможность побыть сутки-двое в тепле домашнего очага, ощущая аромат сваренной в мундирах картошки.

К реке Онега отряд пошел разными путями, разведка – через Наволок, остальные через Обозерскую. Разведчики стремились быстрее выйти к реке и захватить пароход «Онега». Застали его в Прилуках, проверили пассажиров и обнаружили двух ходоков, возвращавшихся домой из Сороки (ныне г. Беломорск) куда они были направлены из Турчасовской волости с прошением об оказании помощи оружием для борьбы с большевиками. Под прошением 76 подписей и резолюция коменданта Сороки об отказе в оружии. Боялся, по-видимому, комендант, чтобы эти штыки не направили против их же. Прошение изъяли, а ходоков арестовали и сдали в отряд, с которым разведчики встретились в Чекуеве.

Разведка после этого была направлена в Онегу для сбора сведений о численности, расположении врага и настроении людей в городе и близ лежащих деревнях. Пришли в Подпорожье.

Подпорожская волость отличалась революционным настроением, поэтому друзей у партизан здесь было много. С наиболее надежными состоялась встреча. Е.И. Ларионов, участник первой мировой войны, оставившей его инвалидом на всю жизнь, преданный делу революции, был направлен в Онегу, сестра Александра Терентьева – Шура – в Порог. Они должны были доставить разведчикам нужные сведения.

Выяснилось, что в городе снова восстановлено земство, создан «народный» совет, собиравшийся с вопросом создания добровольческой армии для борьбы с большевиками. Делегаты, разъезжаясь по деревням, должны были провести на местах собрания с этим же вопросом. В одно из воскресений состоялось собрание в Подпорожье. За организацию отряда добровольцев особо старательно агитировали прапорщик А. Попов и сельский учитель Дымский.

Собрание затянулось.

Разведчики сидели в сарае, ожидая исхода собрания.

Вот мужики вышли покурить, вместе с ними и учитель с прапорщиком. В щель сарая было хорошо видно, как. Усевшись. Кто где смог, мужики набивали трубки, скручивали цигарки. Курили молча, как бы обдумывая положение каждый по-своему. Молчание нарушил А.И. Мошков, крепкий старик с окладистой бородой, обратившись к учителю:

- А ты, Михайло Владимирович, сам-то запишись первый. Небось, боишься? Да ты еще и мужиков наших худо знаешь, поди-ка сунься к ним, они тебе покажут …

Затея их провалилась.

Население Прионежья видело в партизанах подлинных борцов за освобождение Севера, и в октябре начался большой приток добровольцев, в основном Посадной волости. Отряд из 18 человек, зародившийся по инициативе П.А. Попова и В.М. Гончарика, вырос в крупный Онежский партизанский отряд.

А.М. Терентьев с первого дня вступил в отряд и прошел боевую школу партизанской жизни, исколесив разведчиком все Прионежье. Репрессии врага по отношению к семье не заставили отступить юношу. Постоянные обыски, угрозы, аресты родителей не запугали его.

При очередном обыске в доме Терентьевых, не онаружив ничего подозрительного, забрали чересседельник.

- Чересседельник-то зачем берете? – спросила Шура.

- На этом ремне мы повесим твоего брата, - пояснил Сенька Попов,

бывший урядник. И как-то свела судьба Александра Михайловича с урядником. В Нименьге дело было.

- Сенька, где ремень-то у тебя, я – Терентьев, - представился

Александр Михайлович, - пришло время тебе рассчитаться со мной.

- Да что ты, я не говорил, - заявил урядник, - как бы не я, так не было

бы в живых ни отца, ни матери твоих …

Друзья предлагали устроить свой суд и расстрелять урядника, но Александр Михайлович возразил:

- Сочтут нужным, без меня расстреляют …

Александр Михайлович официально не был большевиком, но сознанием

своим, чувством долга перед молодой Советской республикой, шел тернистой дорогой борьбы плечом к плечу с верными сынами партии П.А. Поповым и В.М. Гончариком, воспитанниками ленинских идей.

В. Родионова

газета «Советская Онега», № 24 от 22 февраля 1969 г.

В. Родионова






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: ранее 2014 года.





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: