Публикация № 404Лямца    (рубрика: Комсомольская юность)

М. П. Костылев

Продразверстка

Автор этих воспоминаний Михаил Павлович Костылев в 1925 – 1926 годах был секретарем Онежского укома комсомола. Затем работал в аппарате Архангельского губкома ВЛКСМ. Делегат VI съезда комсомола. Долгое время был на руководящей работе в Министерстве сельского хозяйства СССР.

Весной 1920 года в село Лямца, расположенное на берегу Белого моря, из уезда пришло предписание: для снабжения Красной Армии, в порядке продовольственной разверстки доставить в город Онегу 7 коров, 15 овец и 10 пудов клюквы.

Прошло всего лишь три месяца, как волость была освобождена от власти иностранных оккупантов и русских белогвардейцев. Почти два года они хозяйничали в этих краях. Большевистской ячейки в волости еще не было. Не вернулись с фронтов и солдаты. Поэтому волостной Совет оказался избранным в основном из кулацко-зажиточной части села. Возглавлял его староста лоцманов торговец Лукичев Федор Зосимович.

Классовому составу Совета соответствовала и его практическая деятельность. Получив предписание о поставке скота в счет продовольственной разверстки, волисполком возложил поставку коров на хозяйства середняков, а овец частично даже на неимущих, указав при этом, что скот надлежит доставить в Онегу (за 120 км.) самим поставщикам.

Но в Лямецкой волости была уже комсомольская ячейка, организованная в марте 1920 года политработниками 159-го стрелкового полка Красной Армии, освободившего в феврале город Онегу. Возглавлял ячейку Андрей Совершаев, наиболее грамотный среди комсомольцев села. Как-никак окончил три класса сельской школы.

У комсомольцев не было еще житейского опыта, не набрались они и политической мудрости, но узнав, что зажиточная часть села осталась в стороне от выполнения продразверстки, почувствовали неладное: такое не соответствует революционному духу. Решили заявить протест волостному Совету.

– А что вы предлагаете?

– хитро спросил у комсомольской делегации председатель Лукичев.

– Взять с Выселок у Никифорова Василия быка, а коров и овец у зажиточных села.

И назвали у кого.

– Так бык-то у Никифорова по весу будет равен трем коровам.

– Вот-вот и взять у него, белогвардейского прихвостня, три коровы, заменив их быком.

Как не крутились председатель и его подручные в Совете, однако вынуждены были согласиться с требованием комсомольцев. Но сумели предупредить Никифорова. Тот спрятал быка в лесу. Сам Никифоров жил на Выселках, что за 40 километров от деревни.

Комсомольцы раскусили кулацкую хитрость. Вооруженные винтовками, пятеро из них пошли на поиски «сбежавшего» быка. Тщательно осмотрели следы возле дома, а они показали, что бык действительно ушел в лес. Сначала следы шли по дороге, затем свернули на еле заметную тропинку. Петляла тропинка по лесным топям, бычьи следы то четко печатались на ней, то пропадали совсем и вновь появлялись.

Но вот и небольшая полянка среди берез и на ней, привязанный к толстой березе, лежал бык и спокойно жевал. Он даже не шевельнулся, когда на поляне появились вооруженные люди. Несколько толчков прикладом винтовки в бок заставили его встать. Лениво потянувшись, бык спокойно зашагал под конвоем вооруженных комсомольцев.

– Где же вы его нашли? – с притворным удивлением спросил Никифоров. А у самого лицо побелело, он буквально весь трясся от злости.

– Нашли там, куда ты его свел и привязал к березе.

Встал вопрос, как доставить скот в Онегу. Одно дело гнать коров, тут и одного гонщика достаточно. Сложней с овцами – дорогой разбегутся по лесу. А вот бык? Он может заупрямиться, еще чего доброго «взыграет», чтобы показать свою богатырскую силу. Тогда уж с ним намучаешься!

Комсомольцы взялись переправить в Онегу быка и овец морем на большом корабле, а заодно прихватили и пять мешков с клюквой. Выделили для такого ответственного дела семь самых сильных комсомольцев, капитаном – Афанасия Денисова. Почти полсела пришло на берег посмотреть необычное зрелище: погрузку в карбас здоровенного быка и овец.

День был по-весеннему теплый, солнечный. Попутный ветер гнал небольшую волну. Комсомольцам было не привыкать плыть по морю, и они дружно налегали на весла.

На полпути, когда солнце склонилось к горизонту, решили напоить быка и овец пресной водой. Размотали веревки на шее быка, немного освободили передние ноги. И тут он, неожиданно взревел, мотнул головой, поднатужился, оборвал веревки и пошел рвать и метать!

Побросав весла и управление карбасом, комсомольцы вступили в единоборство с быком. Одни пытались прижать его к днищу карбаса, другие набрасывали веревки на шею и потуже связывали ноги. Нависла опасность, что бык вот-вот в ярости раздавит борт судна и тогда вся продразверстка пойдет на дно морское, да и не миновать гибели самим комсомольцам: берег чуть-чуть видно, не доплывешь до него в холодной весенней воде.

Бык все свирепел и отчаянно ревел, овцы тоже в испуге начали биться. Пот градом лил с комсомольцев, от ссадин текла кровь, у одних рубахи были разорваны в клочья, у других болталось только полштанины. Больше часу длилась борьба. Наконец бык стал стихать, тяжко вздохнул и повалился на бок. При этом придавил двух овец и раздавил три мешка клюквы.

Некоторое время комсомольцы сидели в оцепенении. Первым очнулся капитан. «Ну что ж, ребята, приуныли? Победа за нами. Продовольственная разверстка спасена. Немного подзакусим и снова за весла. До Онеги еще далеко. Ночевать придется в море».

Когда пристали к берегу возле Онеги и начали выгружаться, то к удивлению комсомольцев бык спокойно дал привязать веревки и смирно сошел на берег, а овцы пугливо жались к нему.

Приемный пункт на другом конце города. Как идти по городу в таком виде? Находчивым оказался капитан. Коли на море одержали победу, так победно надо пройти и по городу. «Вот что, ребята. По городу пойдем так: Александр и Василий Савины впереди за веревки поведут быка. А вы, Иван Пунанцев да Иосиф Шестаков, как тыловики, понесете мешки с клюквой да сдадите овец».

Необычным было шествие колонны с продовольственной разверсткой по окраинным улицам Онеги. Прохожие с изумлением останавливались и спрашивали друг у друга: «Что это такое? Кто арестован – бык, овцы или оборванные ребята?» Большинство решало: не иначе была схватка с бандитами, угнавшими скот. Видать боевые ребята.

газета «Советская Онега», № 79, 04.07.1978 г.

М. П. Костылев






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: ранее 2014 года.





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: