Публикация № 318Нижмозеро    (рубрика: Прошлое и современное)

Ольга Головченко

Женской красоты древнее начало

*

Несколько лет назад у сотрудников Онежского историко-мемориального музея возникла идея показать посетителям традиционный женский наряд Поонежья разных эпох. В то время я работала в музее, помогала оформлять выставку, которую назвали «Во всех ты, душенька, нарядах хороша».

«Наверное, не во всех», - думала я, глядя на стеклянную витрину, стоявшую в центре выставочного зала. В этой витрине решили разместить не один из нарядных городских костюмов дореволюционной эпохи, которые мне так нравились, а самый обыкновенный, казалось, сарафан, мешковатый, в таких изображают на картинах деревенских женщин. За какие достоинства этому сарафану – главное место в экспозиции?

- Этот сарафан в Москве побывал, на выставке «Русский Север глазами реставратора» в Государственном музее А.С. Пушкина в 2003 году, а прежде – на реставрации у специалистов Архангельского филиала Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени И.Э. Грабаря, - поведали мне более опытные научные сотрудники музея. – Знакомясь с коллекцией одежды нашего музея, реставратор высшей категории Галина Григорьева выбрала для восстановления этот сарафан как наиболее ценную историческую вещь, вместе с ним – и перевязку, тоже из Нижмозера.

На выставки такого уровня и на серьёзную реставрацию заурядные вещи не берут. Оказалось, сарафан этот не простой, косоклинный, самый древний и самый сложный по покрою: чтобы выглядел пышнее и красивее на вкус наших предков, кроме основного полотна, скроен из клиньев различной величины. Выходили в нём девушки только в самые большие праздники. Вообще для гуляний шились и другие нарядные сарафаны, но прямого покроя, а косоклинный, как самый дорогой, надевали только по особо торжественным случаям и передавали в одной семье от поколения к поколению.

В начале 20 века женская мода в деревне изменилась, и косоклинные сарафаны часто перешивали на более современный манер. Поэтому на всём Северо-Западе России сохранилось всего около десятка косоклинных сарафанов, они считаются музейной редкостью. Наш, онежский сарафан был привезён в музей из деревни Нижмозеро в 70-е годы прошлого века (в то время музей был народным, и должных документов на поступавшие в него вещи не составляли, поэтому сейчас невозможно сказать, кто именно передал сарафан, какой семье он принадлежал). Сшит сарафан из малинового штофа, украшен золотым галуном (широкой тесьмой) и объёмными металлическими пуговицами.

Для выходных сарафанов на Севере выбирали преимущественно красный и малиновый цвета, с древности считавшиеся символом жизни, радости, молодости. Косоклинные шили из тафты, штофа, набивальника и других дорогих тканей. Галун также был дорогим украшением, пришивали его спереди и по подолу. Шили сами или заказывали деревенской швее. В начале 20 века у онежанок стали появляться швейные машинки «Зингер», делать заказы её хозяйкам приходили из деревень со всей округи. Музейный же экспонат из Нижмозера сшит на руках, что говорит, в том числе, о более старшем его возрасте.

Выходила девушка в хоровод …

Я внимательнее пригляделась к этому невыразительному, на мой неопытный взгляд, предмету одежды онежской девушки прошлого. В чём его загадка, почему веками надевали на Севере такой необъятный сарафан по особым случаям? Какую красоту открывал он в девушке, скрадывая на самом деле всю её фигуру?

Плывёт, словно лебёдушка, – так говорили о красавице на Руси. Надевая косоклинный сарафан, девушка выпрямляла спину под весом многочисленных его складок. Белоснежные широкие рукава с кружевом – будто крылья. На голове – традиционный онежский убор перевязка, высокий, украшенный жемчугом и лентами, добавлял роста и стати. В таком наряде не плясали – только хороводы водили, чинно, с особой неспешной величавой поступью. А люди постарше стояли в качестве зрителей и рассматривали, обсуждали: какая девушка наряднее, какая рукодельнее, ведь многие элементы костюма, например, вышивку и кружева на платочке, она делала сама.

Гуляния – это и ярмарка невест. Родители старались нарядить дочку побогаче, чтобы продемонстрировать семейное благосостояние и более удачно выдать девушку замуж. К сарафану полагались шаль или платок, которые привозили с ярмарок. Богатые невесты одновременно надевали даже по несколько платков. Дополняли наряд бусы. На Севере девичьим украшением считался жемчуг, а замужние женщины носили бусы из разноцветных камней. Любили наши предки и серебро: браслеты, колечки, серёжки и цепочки были почти у каждой девушки, не имели их только самые бедные.

Вопреки распространённому представлению, лапти на поморском Севере почти не носили, только иногда на сенокос. Что уж говорить о праздничном гулянии! Аккуратные кожаные ботиночки на шнуровке – такова была выходная обувь у онежской девушки.

Гуляния случались не только летом. Если престольный праздник в каком-либо селе приходился на межсезонье, поверх сарафанов надевали недлинные пальто из английского сукна, а зимой – полушубочки. Какой мех на воротнике – зависело от статуса семьи. Девушки побогаче носили лисьи воротники, победнее - заячьи и беличьи.

К слову, путешественники в 19 веке отмечали, что, по сравнению с южными уездами Архангельской губернии, онежане любили выглядеть шикарно, имели одежду на западный манер, носили часы на цепочке. Даже не очень богатый люд одевался щеголевато, а если не было часов – весили на пиджак одну цепочку. Сказывалось влияние заграничной моды, ведь многие онежане ходили в море, бывали в Норвегии и других странах Европы.

Вот лишь небольшая часть того, что я узнала, заинтересовавшись музейным экспонатом – косоклинным сарафаном из села Нижмозеро. К концу 19 века деревенские модницы стали поверх сарафана носить кофточки городского типа, что внешне смотрелось как костюм, а вскоре сарафаны совсем вышли из употребления, уступив место юбкам-тальюшкам. Поменялась мода на одежду и предметы быта, много нового пришло в северную деревню в начале 20 века, а старое кануло в небытие. Вместе с косоклинным сарафаном ушло в прошлое и особое представление наших предков о женской красоте…

Фото автора и М. Луговской из каталога «Русский Север глазами реставратора. Праздничная одежда».

На картине онежского художника Евгения Шарапова, которую я увидела в городском Дворце культуры, – Нижмозеро прошлых веков. На холме – колокольня и церкви во имя Святого Николая Чудотворца и Святого апостола Фомы. Во второй церкви было три престола, в том числе в честь Успенья Божией Матери и во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Таким образом, престольные праздники в Нижмозере отмечали 19 декабря и 22 мая, 12 февраля, 28 августа и во второе воскресенье после Пасхи.

В эти-то дни и выходила неизвестная нижмозёрская девушка на гуляния, то в шубке или в суконном пальто поверх наряда, а то и во всей красе – в малиновом сарафане и высокой перевязке, которые до сих пор хранят память о былой красоте - и нам негласно рассказывают …

газета «Онега», 29.03.2011 г.

Ольга Головченко






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: ранее 2014 года.





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: