Публикация № 293Сухая Вычера    (рубрика: Разное)

Татьяна СУХАНОВСКАЯ

Равнодушие властей ...

Узкоколейка раскроила пополам лысоватый лес от Кодино до Сухой Вычеры. Болото скалится кривыми березками, первым снегом утерто. Вагончик на поворотах все норовит прилечь, внутри раскаленная буржуйка разогнала пассажиров по углам. Нина Григорьевна, как обычно, в тамбуре. Глаз натренирован, "на автомате" "лущит" каждый убегающий куст - вдруг покажется под ним ворот синей детской курточки или козырек Захаркиной кепки.

Почему два месяца назад шестилетний малыш со своим дедушкой не услышали победно разносящийся по округе тепловозный гудок и стук колес? Почему не вышли, не выползли к железке? Как могла сожрать тайбола, меченая вырубками и шрамами старых лесовозных дорог, двух родных человечков внука и брата? Но главное, что тяжелит сердце ведь их же можно было найти!

"У нас произошло большое горе. 31 августа пропал мой брат Попов Владимир и мой внук Кесарев Захар. 25 июля ему исполнилось 6 лет. Они ушли в лес и до сих пор нет. Когда они пропали, я ходила к нашему участковому Боброву: "Дайте людей!" На что он мне ответил: "Мы начинаем искать на пятый день после исчезновения". Далее Нина Григорьевна описывает свои хождения в поселковую администрацию к председателю поселкового совета Кодино Н.В.Яковлеву. О том, как просила на поиски людей. Сначала выслушивала лишь обещания, а потом и они кончились. "Яковлев мне ответил: "Ну что я вам дам две бригады? Сходят они в лес, поохотятся, ягод насобирают и все."

Когда мы в редакции прочитали письмо-плач Нины Шаниной, жительницы маленького онежского поселка Сухая Вычера, не поверили быть такого не может! Неужели никто из Кодинской поселкового совета, онежского отдела по делам ГО и ЧС, милиции даже не пытался организовать поиски шестилетнего ребенка и пенсионера? Неужели жизнь человека там стоит дешевле, чем, к примеру, рабочая неделя бригады кодинских коммунальщиков или попытка организовать поиск с помощью жителей головного поселка леспромхоза? Наверное, женщина в глубоком стрессе, наверное, что-то перепутала...

Около семи утра в окно вагона вплывает силуэт Сухой Вычеры. Сумерки отпустили поселок лишь чуть-чуть, но типовую картину типового леспромхозовского жилья уже угадываю разлинованная улицами, с одинаково серыми домами.

Сухая Вычера это нынешний кодинский, как считают в поселковом совете, придаток. "Аппендикс" его бы местные власти "удалили", да жители упираются. Производство в Сухой сворачивается, опоры электропередач сгнили, даже телефона нет хотя около ста человек живет. Единственная связь с миром узкоколейка, по которой Кодинский леспромхоз ежедневно гоняет на Сухую тепловозик рабочих отправить, продукты в магазин завезти, детишек в школу из школы подбросить.

Жителям объявлено, что их поселок без перспективы, что надо перебираться в Кодино. Правда, местные власти не объяснили старожилам, как сменить теплые домики в Сухой Вычере на квартиры в истрепанном кодинском жилфонде, где печки хоть затопись ветер все равно возьмет жилье на абордаж, а с заготовкой дров гораздо сложнее, чем на Сухой. Как выживать в квартирах, когда главные кормильцы хлев и огород останутся за 15 км от нового жилья? Одни махом срезать корни да по миру пойти? Оно понятно начальство свою миссию выполнило, объявив, что Сухая Вычера без перспективы...

"А нашим властям наплевать на горе чужое. Неуж-то все люди очерствели, нигде правды не добьешься? Мой брат не какой-то там пьяница он у нас не пил, не курил, с 16 лет пошел работать, без всяких прогулов отработал в леспромхозе и ушел на пенсию. Никогда никого не обидел, всем всегда поможет. А Захарка у нас такой хороший мальчик, красивый ребенок. Где-то бродит с дядькой по лесам, и никому ничего не надо! Он у нас, когда простынет, задыхается. А сейчас бедненький что с ним?"

Автор письма, Нина Григорьевна Шанина глава большой семьи. Этим летом у пропавшего в лесу Захарки утонул отец. Безработная дочка захаркина мама, 14-летний захаркин брат Гена (старший внук), 12-летний младший сын Нины Григорьевны, муж Сан Саныч, старая больная мать весь этот коллектив прячется за бабушкиной стальной спиной. Хотя бабушкой 50-летнюю Нину Шанину можно назвать только по наличию внуков. Эти худенькие женские плечи тверже гранита много лет назад она по собственной инициативе забрала из дочкиной семьи Гену. Его отец, Андрей Кесарев, первенцу жизни не давал: бил, выгонял паренька босым на снег.

Правда, младшенького Кесарев любил без памяти мальчик родился, когда свой срок за решеткой Андрей уже отсидел, и поднакопившееся в тюрьме нерастраченное отеческое тепло досталось именно Захарке. В семейном альбоме сохранились лишь две фотографии малыша на одной к синей от татуировок груди Кесарев прижимает розового карапуза, на другой трехлетний Захар оседлал мотоцикл.

...Утро 31 августа было теплым последыш лета. Захарка как всегда "висел" на двоюродном дедушке Володе. Толстощекий, светлокудрый пацан, на девочку похожий. Финальное утро лето надо было "ловить": Владимир положил в зеленый пакет три помидорки и ломоть хлеба для малыша, пятилитровую корзинку под бруснику на локоть надел.

- Ты пока обед разогревай, мы брусники поскребем да вернемся, - бросил маме мальчика.

Самая крупная брусника высыпает по обочинам старой лесовозной дороги. Там односельчане видели Захара и Владимира в последний раз. Слышали, как они перекликались. Владимир собирал ягоды в рубашке и толстовке, мальчик в джинсовой курточке.

Часам к двенадцати Сухую взял в оборот шквальный ветер с дождем, и большинство "сидевших" на бруснике вычерцев поспешили домой. А Нина с Сан Санычем наоборот, в лес, за невозвращенцами. Кричали до хрипоты, но крик умирал в шуме непогоды. Через несколько часов поисков Нина Григорьевна рассудила так: если даже они заблудились, может, переждали где-нибудь дождь и наверняка вышли к железке. Лесовоз их подобрал на обратном пути в Кодино. Скорее всего, Захарка греется у кодинской прабабушки на печке!

Следующий тепловоз покатил в Кодино лишь ранним утром. Нина Григорьевна приехала к матери, но брата и внука там не было...

На второй день после пропажи Сухая Вычера вышла искать. Женщины, в основном пожилые, дети. Шли рядом. Пять километров вокруг Сухой буквально прострочены бабьими сапогами.

На третий день. Мужиков в этом маленьком поселке немного естественно-водочный отбор, можно сказать. Те, что остались в живых, не спились работают в лесу и на железке. Шанины договорились с единственной леспромхозовской бригадой из Вычеры. Трое лесников искали Владимира и Захарку еще один день. Самостоятельно ходил в поиск Валерий Слезник (ему ли чужое горе не прочувствовать у самого пятилетний сынишка когда-то утонул), искал Валентин Черняев.

День четвертый, пятый, шестой, седьмой... Нина Григорьевна через сутки ездила в поселковую администрацию, просила подкрепления из Кодино. Обращалась к властям за помощью и староста Сухой Вычеры Наталья Сидорова. Власти время от времени обещали. На следующий день после этого Шанина шла утром к тепловозу, ожидая, что из вагончика высыпет обещанная бригада. Но бригада не высыпала, и они с Сан Санычем снова отправлялись в лес, заглядывая под каждую встречную валежину и елку вдруг под ней лежат? Иногда брали продукты на несколько дней, чтобы проверить в лесу дальние рабочие будки, оставшиеся со старых леспромхозовских времен: а если Захарушка с Володей там? В некоторых избушках находили хлеб и чай это подбрасывало дровишек в костер надежды. Может, мальчик с дедом перебиваются где-нибудь?

Примерно через неделю, по словам вычерцев, на Сухую приехали двое сотрудников онежской милиции. "Записи произвели когда они пропали. И все. А искать тоже не ходили. Они мне ответили: "У нас нет никакой карты, мы местности не знаем, да и сапоги у нас короткие, куда мы полезем по болотам?" писала в редакцию Нина Григорьевна.

Получается, маленького Захарку и Владимира усердно искали только свои, деревенские. И то лишь в первые три дня. Само собой, без всяких карт, без плана, по принципу "АУ". Но где же хваленые, отработанные модели и технологии поиска, где специально обученные "лесные волки" спасатели? Оказалось, в управлении по делам ГО и ЧС области, в Областной службе спасения случай пропажи двоих людей в Онежском районе, один из которых маленький мальчик, даже не был зафиксирован. О нем из Онеги попросту не сообщили!

Вместе с тем, поселковый совет Кодино доложил о случившемся в отдел по делам ГО и ЧС Онеги. Когда я позвонила туда, узнать, что же все-таки делалось для поисков Захара и Владимира, мне ответили в том духе, что пропавших в лесу нынешним летом в Онежском районе вагон и маленькая тележка. Что поиск в Сухой Вычере велся "местной милицией, местной администрацией, рабочие с леса снимались". Что в Архангельск о случившемся не сообщалось.

Про "соучастников" такого "поиска" я уже написала. Но кто же в конечном итоге должен отвечать за спасение жизни ребенка и пенсионера, мне так и не стало понятно. Выходит, ответственных-то по кабинетам сидит много, тогда как "ребенок шестилетний ходит по лесам, = пишет бабушка, = и никому нет дела".

В Областной службе спасения меня заверили, что на поиски ребенка отправляются всегда максимальные силы спасателей. Причем в срочном порядке и в любой, даже малодоступный район. До Онежского от Архангельска = рукой подать, по словам руководства Областной службы спасения, вполне можно было бы в течение суток после обращения отправить машину. А информация о пропавшем малыше могла бы поступить от местного онежского отдела по делам ГО и ЧС вместе с заявлением от родственников.

Правда, в случае с Захаркой и Владимиром такого заявления не было (но ведь в онежском отделе ГО и ЧС о пропаже знали!) Нина Григорьевна просто не имела понятия, что оно необходимо. Выходит, нет бумажки, нет и чиновничьих телодвижений?

Тем временем пятилетнюю малышку, ушедшую нынешним летом в лес за собакой и заблудившуюся в районе Васьково, архангельские спасатели нашли в течение суток. Работавший когда-то в областной поисково-спасательной службе Александр Седаков рассказывал, как несколько лет назад в лесах Приморского района потерялась целая семья = мама с папой и ребенок лет пяти. Ушли они также, как и Захар с Владимиром, в одних рубашках в конце августа и гуляли... неделю! Спасатели искали, но семья вышла к людям самостоятельно.

Кстати, по опыту поисковиков, чем моложе потерявшийся, тем больше вероятность его найти юный организм борется за право жить до последнего! Так сколько же шансов было упущено, чтобы спасти малыша с дедушкой?

... Через полтора месяца после пропажи Захарушки и Владимира, женщины, собиравшие клюкву за дальним от Вычеры болотом "на Сотовом", нашли два зеленых кулька. В одном лежали три помидорки, в другом было месиво из сгнивших грибов-ягод. Мама Захара узнала прихваченные Владимиром пакеты, Шанины сразу поспешили на Сотовый. Рядом с кульками разглядели горку сухой коры, брошенную спичку чиркнутую. Ясно было, что разжечь костер Владимиру не удалось. Видимо, это была последняя спичка... Но, раз стоянка находится так далеко от деревни, значит, в первую холодную ночь они выжили, значит, шли дальше!

"Я как чувствовала, - говорит Нина Григорьевна, - просила наши власти вести поиск от Сотового до Сухой Вычеры - если бы в первые дни это было сделано, мы бы Захара и Владимира нашли".

Тем более, что многокилометровые лесные переходы для малыша из Вычеры были такими же обычными, как для его городских ровесников прогулки до песочницы. По словам мамы Захара, Валентины, уже в трехлетнем возрасте мальчик отправлялся с отцом на рыбалку за тридцать километров от деревни (где пешком, где у бати на руках)!

По словам родственников, маловероятно и то, что Захарка в лесу отбился от Владимира, а тот отправился на поиски. Во-первых, окрестности Сухой парень знал, пожалуй, лучше дедушки, так как Владимир - из Кодино, а Захарка - местный. Во-вторых, толковой и рассудительный малыш (так отзывались о мальчике вычерские женщины) никогда раньше не отходил в лесу от взрослых.

Через месяц после случившегося, отчаявшись вымолить у леса внука и брата, Нина Григорьевна ездила с дочкой к деревенской гадалке. Она молитвы произнесла, яйцо сырое в стакан булькнула и сказала, что видит, как Захар с Владимиром живут в избушке у реки, едят ягоды.

А не так давно Шаниным сообщили, что, якобы, охотники видели в будке на Сен-озере останки Владимира и Захарки: "Только глаза повыедены". "Хотя бы кости собрать да похоронить, чтобы успокоиться", - рассудили Шанины и снова засобирались в лес на поиски. С десяток километров давили сапогами осеннюю хлябь на северо-восток от Сухой, до самого Сенозера. В будке - никаких следов.

"Сколько наша семья пролила слез... Я же не могу вместе с мужем вдвоем весь лес пройти! Мы уже не знаем, куда обращаться, вот и решили написать вам. Не знаем, живы они или нет. Но хотим, чтобы была справедливость. И чтобы наказали за такое халатное отношение."

Если в Архангельске в колодец упадет бульдог, бульдога спасут и вернут хозяевам. Но сколько же стоит всего лишь в двухстах километрах от Архангельска человеческая жизнь?

Года три назад на Сухой Вычере в лесу пропал живший с матерью 40-летний Евгений Захаров. Его вообще никто не искал...

Татьяна СУХАНОВСКАЯ






  редактор страницы: volhv - Андрей Александров (tutor2015@yandex.ru)



  дата последнего редактирования: ранее 2014 года.





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: