Публикация № 1362Кутькина    (рубрика: Старообрядчество на Русском Севере)

Обыски и аресты старообрядцев в Волосове

Один из эпизодов истории гонений на старообрядцев, а именно на представителей одного из самых радикальных его направлений - скрытников (странников), широко распространённого на Каргополье в XIX-XX веках - весьма интересное архивное дело 1876 года, описывающее проведённую местными властями операцию по поимке наставников старообрядцев в волосовских деревнях Антоновской (Кутькиной) и Гришутинской (Залесье), спланированную и осуществлённую, как это обычно бывает, не без помощи местного "сознательного гражданина" (сиречь стукача). Документ обнаружен в фондах ГААО Натальей Ильбрусовной Тормосовой, приведённые ниже описание и выдержки из него опубликованы в её книге "Каргополье: история исчезнувших волостей".

1876 г. Арест старообрядцев-бегунов на Волосове

Дело начинается с доноса, который был получен в Каргопольском уездном полицейском управлении 25 августа: «Арест (или ересть) или указание или розыск указующий невидящим путь где и в которых местах проживают потаенные и скрытные наставники живут повсечастно и на малое время отлучаются из этих мест, имеют скота, часы двое стеновые и карманные, ямаут и принимают рекрутов и беглых солдат, 1-й наибольший наставник Иван Дмитриев, 2-й Никанор и 3-й Евлампий, которые крестят прочих людей и без них повеления ни кто не выходит в укрывательство и согласие. Нужно будет их захватить, то во всякую келью бить его едину нощь и в единый час. ...Первый живёт Иван Дмитриев Волосовской волости дер. Кутькиной у Тимофея Антонова Сидорова, 2. Евлампий в Залисье у Григория Егорова Лепишина с сыном рекрутом, 3. Никанор живёт Архангельской волости д. Осташевской у Трофима Покрышкина. ...Ежели они и куда переселятся, тогда будет 2-е указание, где они будут...»

Уездный исправник Каприн(?) отреагировал оперативно. На 8 сентября была назначена операция по проведению одновременного обыска в указанных в доносе домах. 9 сентября исправник получает рапорт от своего помощника Михаила Мансветова: «Имею честь довести до сведения Вашего Высокоблагородия, что мною 8 сентября в 5 часов утра произведён обыск в доме крестьянина д. Гришутинской Григория Егорова Лепишина, и в бане его найдены старик и женщина,... которые, вместе с пойманными приставом Качаловым 17 человеками, были мною сопровождены с военной командою до Устьвелской станции, и до утра сего числа заключены в арестантское помещение, а сегодня к вечеру должны прибыть в Каргополь под конвоем...»

О результатах операции исправник доложил в секретной депеше олонецкому губернатору: «Получив сведения, что расколоучители Сопелковского согласия Никанор, Иван Дмитриев и Евлампий временно нашли себе приют в Каргопольском уезде... Сообщил об этом Приставу 1 стана Качалову, помощнику Исправника Мансветову и приставу 2 стана Николаевскому и предложил им одновременно сделать ночью на 8-е число сентября между 1 и 3 часами ночи обыски. ...Причём в виду сочувствия местных жителей к расколу я поручил произвести обыски без участия местных жителей в присутствии нижних чинов Каргопольской военной команды.

...Пристав Качалов задержал расколоучителя Евлампия 52 лет (далее перечисляются другие лица). ...Мансветов в доме Лепишина задержал двух лиц, из коих один назвался Степаном Богдановым, 79 лет, также не пожелал дать о своём звании никаких объяснений, другая назвалась крестьянскою девкою Архангельской волости д. Никифоровой Степанидою Игнатьевой Борисовою, 55 лет. При этом Мансветов и Качалов нашли несколько книг духовного содержания и последний, кроме того переписку и духовный костюм Ивана Дмитриева; на каковые книги и вещи составлена опись.

Из числа задержанных лиц, все не пожелавшие объявить о своём звании... заключены в городскую тюрьму; крестьянская девка Борисова отправлена в места своего жительства».

Пристав Николаевский, который производил обыск в д. Осташевской у крестьянина Трофима Покрышкина, ничего не нашёл. Наибольший «улов» оказался у пристава Качалова - им было задержано 17 человек. Качалов составил подробнейший акт, который приведен ниже. На наш взгляд, предлагаемый документ имеет большое историческое значение.

Акт осмотра и обыска в доме крестьянина Т. Сидорова в д. Кутькиной

«1876 года Сентября 8 дня Пристав 1 стана Каргопольского уезда Качалов на основании предписания Каргопольского уездного исправника произведя обыск в доме крестьянина д. Кутькиной Тимофея Антонова Сидорова и захватив здесь 17 человек, скрывающихся в страннической секте, нашёл более удобным, в составляемом по сему предмету акте, прежде всего, выяснить описание устройства и расположения дома, обнаруженное подробным осмотром, а затем порядок обыска, обстоятельства его сопровождающие и последствия.

Деревня Кутькина, или правильно Антоновская, находится в Волосовском обществе Усачёвской волости. Она будет от г. Каргополя в 42 вёрстах, на левой стороне от почтового тракта, поворот с которого идёт при д. Трофимовской, где Волосовская Земская станция. Просёлочный путь от тракта простирается на 5 вёрст по полям, чрез несколько селений, лежащих на пути. Деревня Кутькина имеет 19 домов, расположенных на две стороны и разделяемых продольною улицею, шириною в 15 сажен. Дом Тимофея Сидорова с приезду на правой руке, последний, т. е. в конце деревни, двухэтажный, с пристроенными к нему в одну линию сараем и двором. Прямой обыкновенный вход в дом один. Он идёт сейчас с улицы по приезде со стороны от деревни, чрез дверь запирается из внутри и ведущую в нижние сени; кроме такового прямого входа в доме есть ещё три косвенные, требующие предупредительности при обыске. Это - один вход во дворе под взъездом (крыльцо, приспособленное для подвозки корму), другой над взъездом в сарай, и третий из примыкающаго ко двору с правой стороны навеса, в который есть двери из хлева.

В нижних сенях трои двери. Одни на лево в другие тёплые сени, вторые на право в скотный двор, и третьи прямо против входа в маленькую забранную досками кладовую. В этой кладовой идёт к верху лестница в 4 аршина, ведущая чрез не закрывающееся в потолке отверстие в верхние сени, равняющиеся величиною с нижними. В верхних сенях на лево дверь в сарай, на право в жилые комнаты, а прямо против входа и противоположной стены отстраивающаяся кладовая, забранная, заборкой, но ещё без дверей, вместо которых дверное отверстие завешено тканым одеялом.

Выйдя направо, в жилые комнаты, первая будет кухня с русскою печкою и двумя окнами, выходящими на деревню, а из кухни на право вторая комната устроена посредством досчатой перегородки с навешенными дверьми. Эта комната по виду имела назначение для моленной. В ней два окна с летними и зимними рамами, обращёнными в поле; нагревается одною кухонною печкою; квадратная, по 4 аршина во все стороны. При стенах для сидения устроены три лавки, а для поклажи вверху полки. На левой с входу стене во всю ея длину две, одна над другою, узенькие полочки, на которых ставятся образа. На верхней полке, по средине пробуравлено три дыры для постановки толстых свеч, от которых видны следы таявшего воска. На этих полках при осмотре были двои медные створы и два небольших образка, принадлежащих по заявлении хозяина Сидорова - ему. Тут же раздвижной аналой для чтения книг и обыкновенный с ящиками небольшой стол и ящики с восковыми свечами. На стене большие с медными гирями часы и картина Страшного Суда. Другого хода из этой комнаты - как только в кухню - нет.

Из кухни ещё имеется дверь в противоположной стене от входа из сеней, ведущая в помещение ещё недостроенное, но предназначенное, судя по прорубленным окнам, для комнаты. В этом помещении, или неотстроенной комнате пола и потолка нет, а их заменяют: пол - набросанные доски, а потолок обыкновенная крыша над домом, крытая на два ската, без всяких укреплений. Окна же хотя и прорублены, но рам нет, а вместо их вставляются выпеленные обрубки. Здесь четыре капитальные стены, из коих одна примыкает к жилым комнатам (где дверь из кухни). Эта стена, как и прочие, бревенчатая, забранная плотно до самого князька, то есть верхней продольной балки. К этой стене, посредине её примыкает кирпичная дымовая труба, выходящая из низу и выведенная чрез неотстроенную комнату на крышу. Стена состоит из целых, длинных бревен, и лишь два из них, на высоте от низу 4 1/4 аршина распилены и состоят из составных частей, так что между рядами входит два обрубка длиною 2 3/4 аршина. Одни концы этих обрубков скрываются за трубою, а другие примыкают к концам брёвен над дверью, выходящую из кухни, от чего в общем составе эти обрубки представляют по первому взгляду сплошную плотную стену. В этих обоих обрубках, посредине продолблена дыра, и в неё вбит деревянный, круглый гвоздь, концы которого пропущены немного из дыр, и упираются в углубления, сделанные в смежных верхнем и нижнем брёвнах. Таким образом, гвоздь служит сплочением двух обрубков и в то же время осью, на которой эти обрубки свободно вращаются, если толкнуть рукою или палкою со стороны трубы. Такое устройство есть секретная дверь, ведущая в особое помещение, а именно на вышку, соразмерную величине двух жилых комнат, над которыми она как раз и приходится. На этой вышке полу нет и никаких устройств, кроме крыши и жерди, которою вероятно из внутри припирают означенные обрубки. Высота на этой вышке такова, что человек свободно достаёт рукою доски крыши, а раздвигать их никаких усилий не требуется.

На сарае никаких тайников не имеется. Здесь срублена новая из брёвен кладовая с ларями, вмещающая в себя хозяйственные принадлежности, но эта кладовая не возбуждает никаких подозрений и не заслуживает особого описания. Из сарая, кроме дверей в сени, два выхода: один в скотный двор чрез отверстие по лестнице, а другой воротами на устроенный с улицы взъезд.

В нижнем этаже, в тёплых сенях двери, ведущие: одни прямо в кухню, другие на право в комнату. В этой комнате сделан деревянный сруб и маленькое на улицу окно, чрез которое впрочем пролезть человеку невозможно; почему, скорее всего, такое устройство предпринято в каких-либо хозяйственных расчётах, а не ради приспособления к тайнику. Комната эта соединяется с кухнею чрез посредство двух небольших других, допускающих ход кругом чрез двери. Все комнаты нагреваются одною кухонною русскою печкою. Здесь также по внимательному осмотру ничего достойного для замечаний не открыто.

В скотном дворе, кроме дверей из сеней имеются ворота, выходящие на улицу под взъездом и вход на верх в сарай, по лестнице. Во дворе три хлева, из коих в одном имеется особый выход чрез двери, выходящие в другой двор, устроенный в виде навеса, а из этого двора ход на улицу у взъезда, а другой в старую баню, которая ныне служит помещением для различного скарба. При стене обращённой в поле, с одного конца, наружной стороны, выступают пристроенные ко двору два хлева, высотою от земли 2 1/2 аршина с крышею на один скат; с другого же конца, начиная от угла дома до угла выступающих хлевов - полукругом расположен костёр дров высотою в два аршина, постановка которых оставляет между ими и домом свободное пространство сажени на три. Сюда обращены окна из моленной и та часть вышки, где открыт тайник, так что из тайника, раздвинув доски крыши и взобравшись на сию последнюю удобно спуститься на крышу выдающихся хлевов, а с этой крыши - в поле. Высота от крыши дома до крыши хлевов 4 аршина. - Между кострами дров и домом устроен маленький погреб, но из него никуда никаких выходов нет, кроме одной двери с улицы.

Отдельно от дома есть гумно и баня, но они по устройству своему не представляют подозрений... (далее идёт описание начала обыска: как пристав с военными подъехали ночью к д. Кутькиной).

Остановившись за 100 сажень не доезжая деревни, пристав пешком отправился с бывшими при нём людьми к дому Сидорова, указанному десятским Фёдором Шеметовым, взятым на пути из одной деревни. Внизу дома Сидорова был тусклый огонь и двери заперты. Тихо разставив около дома 4 человека солдат, пристав постучал в двери. Скоро же их отворила хозяйка, жена Сидорова и увидев пристава и солдат начала кричать: „Ой, батюшки, что это такое, грабить - что ли?", причём старалась затворить двери, но пристав и бывшие при нём... успели войти в сени и зажечь свечи. Тут же было объявлено хозяйке, что есть подозрение на скрывающихся в доме бродяг, и что по этому будет сделан обыск; но хозяйка, не смотря ни на какие убеждения остаться покойною и допустить до обыска, произвела неистовый крик, выражаясь: „Что Вы за грабители, мужа нет дома, и Вас не пущу!". В это время вбежал в сени из другого дома брат Сидорова Василий Антонов и тоже возвышенным голосом говорил, не имеете права без хозяина обыскивать - хозяин на мельнице, а прибежавшая к дверям жена Василья кричала: „Не пускай, не имеют права идти без хозяина, пусть попробуют ломать!"

Заметив, что хозяйка бросилась к дверям кладовой, которая на тех же сенях, и держалась за скобу, пристав требовал отпереть, но женщина продолжала кричать и тут же вбежали из избы трое её детей с плачем и сильным криком. Приходилось силой оттащить хозяйку от дверей, но она схватила палку и начала замахиваться, а с нею вместе взялся за полено мальчик, - но всякие их сопротивления были остановлены. Отстранив от двери хозяйку, и отведя детей в теплые сени, пристав требовал отпереть дверь в кладовую, запертую из внутри, но как никто не отпирал, то ничего не оставалось - как отпереть посредством усилий, и таким образом после нескольких толчков, дверь упала. В кладовой никого не было. Тотчас же выбежав по лестнице в верхние сени, пристав обратился к дверям, ведущим в жилые комнаты, но дверь оказалась запертою из внутри на крючок. На произведённый стук и требование отворить двери никто не отпирал. Тогда приняты были особые усиленные меры, вследствие которых ...дверь отворилась. Войдя в кухню, здесь топилась печь и у ней стоял в рубахе хозяин дома Сидоров. На вопрос: почему он неотворил дверей? - отвечал, что не слыхал стука. В это время из нижняго этажа закричали, что пойман беглец. Пристав оставил караул вверху, спустился вниз, и там нашёл задержанного солдатом Яковом Рубанским мущину, выбежавшего по словам караульных - чрез крышу. Этот человек назвал себя Евлампием, но кто он и от куда ни какого ответа не дал. Человек этот был сейчас арестован.

За тем осмотрев быстро моленную и неотстроенную комнату ...там никого не оказалось. ...При этом обращено внимание, что в означенной верхней кладовой и в недостроенной комнате лежали постели и в безпорядке платье - преимущественно шубы, из чего можно было сейчас же заключить, что здесь был ночлег многих людей, и что судя по беспорядку одежды - было бегство. ...Во дворе схвачен без шапки в шубе мужик, стремившийся как видно пробраться в ворота. Этот мужик впоследствии назвался крестьянином Быковской волости д. Самковой Василием Брыкиным. ...Осматривая затем хлевы, в одном из них, под яслями и в углах найдены один мужик и три женщины. ...никто из них не указал места родины, отзываясь только „Христов" или „Христова".

...После более серьёзное внимание было обращено на эту вышку из неотстроенной комнаты. ...и когда влезший по дверям разсыльный Загородский усмотрел с огнём чрез щели теснящийся там народ, то были потребованы топоры и предполагалось приступить к рубке стены, но прежде чем это было сделано, открылся секретный ход... На вышке оказалось 11 человек, преимущественно женщины и один мущина. Из женщин были и дети и все на вопросы, кто они и от куда, отвечали: "Христова" ...Там же на вышке нашлось много образов, книг, кожаная киса с образками, книжанями(?), подручниками и прочим. Все эти вещи, как надо полагать быстро были занесены туда в момент произведённого крика хозяйкою...

...Лишь один Евлампий, просивший возвращения чашек и образка, указал на свою кису. ...На вопрос о том, кто они и от куда родом, отвечали: «Не имать ни града ни веси» (далее список имён).

Тормосова Н. И. Каргополье: история исчезнувших волостей. – Каргополь, 2011. С.192-195 (по материалам ГААО.Ф.1257.Оп.1.Д.206.Л.1,10,21-22,24-31,45).






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2022-01-03





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: