Публикация № 1259Плесецкий район    (рубрика: Гражданская война)

А. М. Ларионов

Бой в окружении

Позиции красных и белых на Плесецко-Селецком и железнодорожном направлениях в начале февраля 1919 г.

Зима 1919 года была суровой. Снежные бураны сменялись жестокими морозами. Интервенты: английские, американские парни, польские добровольцы, стоявшие под Кодышем — на тракте Плесецкая — Емецк, мёрзли, Они, напялив на себя меховые жилеты, шубы и замотав головы так, что только одни глаза видны, залезали в спальные мешки; на постах лежали, как куклы, держа в руках шнурки от пусковых крючков станковых пулемётов, бомбомётов и ракетниц.

Согревались они ромом и виски, и не раз такие «куклы» становились добычей красных разведчиков, просыпаясь в плену. Нередко с пьяных глаз, дёрнув сразу за «все верёвочки» часовой поднимал тревогу: в воздух летели осветительные и сигнальные ракеты, грохотали взрывы мин и лаяли пулемёты.

8 февраля 1919 года, желая показать свою прыть, командиры войск интервентов полковники: американский — Стюарт и английский — Леви предприняли наступление на позиции батальонов Онежского 159-го полка.

По лесной просеке отряд англичан и поляков прошёл незамеченным в наш тыл и, захватив батарею, отрезал батальон от штаба и резервов. Батальон американцев, только что подброшенный через Сороку – Онегу – Обозерскую на кодышский участок фронта, с 8 часов утра повёл наступление с фронта, вдоль тракта. Под прикрытием артиллерийского огня и обстрела наших пулемётных гнёзд из миномётов им удалось подойти вплотную к нашей заставе. Но здесь они нарвались на наш фугас, который сработал. Раздался громкий взрыв, десятки тел взлетели на воздух, а на тех, кто шёл позади, с неба посыпались тысячи известковых камней, заложенных в фугас. Немало интервентов пострадало от этих камней.

Встретившись с таким «сюрпризом», наступавшие залегли, а мы с наблюдательного пункта (высокой сосны) следили за ними. Вот видим, как из-за домов появились санитары и начали подбирать убитых и раненых. А помешать мы им не могли – на захваченной батарее хозяйничали поляки, а находившиеся в нашем укреплённом кольце 3 орудия обстреливать Кодыш не могли, мешала стена густого леса.

Так прошло два часа. Мы на заставу поставили дополнительный пулемёт, выслали на фланги взвод лыжников.

С наблюдательного пункта сообщили, что к Кодышу подошли вражеские резервы, большие группы белых на лыжах уходят в лес, нужно ждать удара с флангов. И действительно, в 11.00 на обоих флангах наши лыжники начали перестрелку с обходными группами белых. Сидевшие в засаде на тракте красные разведчики, подпустив на 100 метров беляков, в упор расстреливали их, заставляли бежать в лес.

Вражеский замысел не удался. Наше кольцевое укрепление прочно держалось. Через час, усилив артиллерийский обстрел нашей позиции из всех 8 орудий, Леви вызвал с обозерского аэродрома несколько аэропланов для бомбёжки с воздуха.

За четыре часа, что англо-американские роты пробыли на передовой, мороз усилился до 30 градусов. Бой закипел с новой силой. Гул миномётов, грохот авиабомб и мин, сухой треск шрапнелей слились с дробным треском станковых пулемётов. Вековые сосны с шумом валились на землю: их ломали взрывы.

Бойцы-онежане сидели в окопах и блиндажах, пережидая огневой шквал.

Пьяненькие парни из Оклахомы и Техаса, с берегов Миссури и Миссисипи, вошли в азарт и ринулись в атаку.

Но вот цепи подошли к целине (снег был по грудь) и, увидев воронку фугаса, снег, окрашенный кровью первых жертв, враг приостановился, строй нарушился, а красная застава таинственно молчала. Чтобы расчистить путь и обезвредить фугасы, противник начал бросать ручные гранаты, приближаясь к проволочному заграждению.

И тут на вражеские головы обрушились пулемётные очереди. Не менее трёх десятков молодчиков остались лежать, сражённые нашим прицельным огнём. Вновь неудача у интервентов! Тогда всю мощь своего огня они сосредоточили на двух наших пулемётных блокгаузах. Отведя свою пехоту чуть назад, они много часов долбили по заставе, разбив два пулемёта.

На место выбывших приходили наши новые расчёты, заменялись пулемёты. И как только к проволочному заграждению приближались цепи врага, оживали «максимы». Вражеские трупы застывали у разбитого и почерневшего от пороха и копоти леса и снега.

Так в бесплодные атаки Леви и Стюарт гнали парней из Оклахомы. Лишь в 9 часов вечера они отвели свои поредевшие роты в исходное положение – за реку Емцу.

Наутро наши разведчики собрали брошенные врагом оружие, продовольствие. На поле боя было подобрано несколько десятков убитых и замёрзших американских солдат. Их похоронили в недостроенном блиндаже.

Наш батальон в этом бою не дрогнул, выстоял и хорошо проучил интервентов.

Прошло 14 лет, и в 1933 году представитель правительства США разыскал меня в Архангельске и просил указать могилы солдат 339 американского полка, павших в бою 8 февраля 1919 года под Кодышем. Он собрал кости этих парней, упаковал в цинковые ящики и увёз останки своих солдат на их Родину.

Так мы воевали на Севере, защищая свободу народа и независимость своей Советской Родины!

А. ЛАРИОНОВ,

бывший командир 1 батальона 159 Онежского Краснознамённого полка.

Строитель Коммунизма, 1967, № 144 (4262), 2 декабря.

А. М. Ларионов






  редактор страницы: илья - Илья Леонов (1987iel@gmail.com)


  дата последнего редактирования: 2019-03-22





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: