Публикация № 1255Онега    (рубрика: История края)

Василий ЕЛФИМОВ

Красные казармы

В год 70-летия Советской Армии, 23 февраля 1988 года на здании профессионально-технического училища №12 (ныне индустриальный техникум), на ул. Архангельская, была установлена мемориальная доска в честь событий первых дней Советской власти в Онеге. После того, как распался Советский Союз, отношение к мемориальным доскам Советской эпохи было крайне негативное. Исчезли многие мемориальные доски посвящённые участникам революционного движения и Гражданской войны, именами которых названы улицы нашего города, так же исчезла бесследно и эта мемориальная доска.

На этом здании висела мемориальная доска, ул. Архангельская д.19

Старые кирпичные здания, стоящие и сегодня на улице Архангельской, когда-то назывались «Красные казармы». Но назывались они так не потому, что были сложены из красного кирпича, а потому, что в годы Гражданской войны в них находились казармы подразделений Красной Армии, стоявшие в Онеге. Но и ранее, до революции 1917 года, в них располагались воинские подразделения, т.к. Онега была и есть по сути своего местоположения приграничным городом.

Казармы эти были построены около 1875 года купцом 2-й гильдии Василием Васильевичем Корчажинским, для нижних чинов Онежской уездной воинской команды. После Октябрьской революции здесь размещались красноармейцы Онежского гарнизона. В период Гражданской войны, когда город был занят интервентами, здесь также разместили иностранные легионы, и стояли здесь до своего изгнания.

Развод караула американских войск на территории Красных казарм

В 1919 году в Онегу для оказания помощи в борьбе с интервентами, прибыли слушатели Вологодских военно-инструкторских курсов, которые участвовали в бою за Онегу 1-2 августа 1919 года. Разместились они здесь, в казармах вместе с бойцами 154-го Камышинского полка и 156-го стрелкового полка (бывшего 5-го Северного полка белых). И после окончания Гражданской войны, «Красные казармы», продолжали быть центром военной подготовки для воинских частей, дислоцированных в Онеге.

В конце 1930-х годов в казармах расположились подразделения 758-го стрелкового полка 88-й стрелковой дивизии. Командный состав занимал двухэтажное здание по ул. Победы (прим. бывшее здание почты и телеграфа, ныне утраченное), и двухэтажное здание на углу ул. Гоголя и пр. Октябрьский. Некоторые лейтенанты жили на частных квартирах. Онежане очень тепло относились к бойцам и командирам, многих из них хорошо знали. Комсомольская организация полка шефствовала над пионерской организацией средней школы №1, деревянное здание которой стояло почти напротив казарм. Секретарь комсомольской организации школы – Зинаида Ивановна Магунова вспоминала, что ей было интересно и приятно поддерживать связь с военными, которые на всех пионерских сборах были желанными гостями. При содействии военных, в школе был создан драматический и танцевальный кружки, ведь в воинской части были мастера любого дела, в том числе и работники театра и мастера танца. В декабре 1939 года 758-й стрелковый полк ушел на финскую войну. Все онежане волновались за их судьбу на фронте. Накануне окончания финской войны, на имя З.И. Магуновой пришло письмо от секретаря комсомольской организации полка Геннадия Кустова. Он писал: «Пишу в бане, уцелевшей от банды Маннергейма-Таннера. По всему чувствуем, скоро им конец. Все мы очень хотели бы вернуться в Онегу». А в конце марта 1940 г. онежанам стало известно, что 758-й полк должен со дня на день прибыть в Онегу. В солнечный воскресный день, онежане отправились на левый берег, в поселок лесозавода № 34, чтобы встретить боевой полк. Ждали долго: уже стемнело, крепчал мороз, а их все не было. И вот вдали показались огоньки – это машины. Радость, ликование, всеобщее возбуждение, рукопожатия, объятия, поцелуи – полк прибыл домой. Состоялся митинг, героев войны приветствовали руководители партийных и советских организаций города. В свою очередь командир полка т. Щербатенко рассказал о боевом пути солдат и командиров, назвал лучших. Это своеобразный отчет армии перед народом. Дружба онежан с воинской частью стала еще более тесной.

В июне 1941 года, полк находился за городом в сосновом лесу, в палаточном городке. В воскресенье 22 июня был объявлен праздник – открытие военных лагерей, тысячи онежан устремились за город. Но праздник не состоялся, началась война. В августе 1941 г. на квартиру к З.И. Магуновой забежал Г. Кустов – проститься, ночью полк снимался из Онеги. Он обещал писать, но, ни одного письма от него так и не было, какова его дальнейшая судьба – неизвестно. А полк, как известно теперь, 15 августа 1941 г., едва прибыв к месту событий, попал в самое пекло, грудью заслонил Кировскую железную дорогу. В первые дни боев, немцы были отброшены на 6-8 км. и, перешли к обороне. В дальнейших боях, полк героически сражался с противником на Кестеньгском направлении (Карелия) в составе всё той же 88-й дивизии, которой в январе 1942 года было присвоено звание Гвардейская. В Онеге долго вспоминали 758-й стрелковый полк, онежане его называли НАШ ПОЛК, но, к сожалению, память об этом полке так не была и увековечена.

После ухода на фронт 758-го полка, «Красные казармы» не пустовали. На смену подразделениям 88-й дивизии прибыли части 263 сд., которая была сформирована в июне 1941 г. в Архангельске, в основном из призывников Архангельской области и Коми АССР. Воинские подразделения этой дивизии занимались охраной побережья Онежской губы Белого моря, где были созданы укрепления ещё бойцами 758-го полка. Следы от этих укреплений и сегодня хорошо видны на морском побережье. На смену 263 сд., ушедшей на фронт в декабре 1941 года, прибыли части 32-й и 33-й отдельных стрелковых бригад, простоявшие в Онеге до января 1942 года. Какие части пришли им на смену, до сих пор достоверно не установлено. Известно, что с мая 1943 года, в Онеге и на охране побережья стояли подразделения 25-й стрелковой дивизии, сформированной в Архангельске специально для охраны как морского побережья, так и железной дороги Обозерская-Сорока (Беломорск). Эти части пробыли в Онеге до конца войны.

В июле 1942 года в нашем городе началось формирование 224-й стрелковой дивизии (2-го формирования), и какие-то её подразделения располагались и в «Красных казармах». Формирование дивизии в таком маленьком городе как Онега, это, несомненно, знаковое событие, и должно было запомниться онежанам надолго. На 1 января 1941 года городское население составляло 15925 человек, а на 1 августа 1943 г. – 21450 чел. Глядя на эти цифры, становится ясно, что почти 1/4 часть населения составляли военные, и это уже после того, как сформированная 224-я стрелковая дивизия была оправлена на фронт. Как происходило её формирование, какие подразделения и какое количество личного состава находились в Онеге.

Личный состав, для формирования частей и подразделений, поступал в основном из Московского и Архангельского военных округов. Непосредственно в Онеге формировалось управление дивизии, и следующие подразделения.

143-й стрелковый полк

111-й легко-артиллерийский полк

253-й отдельный батальон связи (364-я отдельная рота связи)

96-я отдельная разведывательная рота

47-й отдельный сапёрный батальон

44-й отдельный медико-санитарный батальон

295-й отдельный пулемётный батальон

76-й отдельный истребительный противотанковый дивизион

46-я отдельная авторота подвоза

205-я отдельная рота химической защиты дивизии

52-я полевая хлебопекарня

100-й ветеринарный лазарет

штабная батарея Начальника артиллерии дивизии

1764-я полевая почтовая станция

1718-я полевая касса Госбанка СССР

К 18 августа 1942 г. части и подразделения дивизии насчитывали 13202 человека, т.е. по своей численности, личный состав дивизии почти равнялся количеству населения Онеги. В дополнение к этому, следует отметить, что в районе ст. Вонгуда формировался 160-й стрелковый полк этой же дивизии, численность которого по штатному расписанию составляла 3173 человека. После сформирования, 10 декабря 1942 года, 224-я стрелковая дивизия, погрузившись на эшелоны, была оправлена на Ленинградский фронт. Ленинград в то время находился в блокаде, и поэтому попасть туда можно было только по льду Ладожского озера. Совершая ночные марши, подразделения дивизии прибыли в осаждённый город 25 декабря. Много успешных боёв провела она в период освобождения Ленинграда и прорыва блокады. В январе 1944 года, во время Красносельско-Ропшинской операции, дивизия участвовала в освобождении города Гатчина. 16 апреля 1944 года дивизия получила Указ Президиума Верховного Совета СССР за №091 о награждении её орденом Красного Знамени, за успешные бои по захвату г. Гатчина, и дальнейшего изгнания немецких оккупантов из Ленинградской области вплоть до Пскова. С этого момента дивизия стала именоваться 224-я стрелковая Гатчинская Краснознамённая дивизия.

Летом 1944 года дивизия принимала участие в освобождении островов в Выборгском заливе. В ходе пятидневных упорных боёв, три острова – Тейкарсаари, Суонионсаари и Равансаари, были взяты 143-м, 160-м и 185-м стрелковыми полками, по полку на каждый остров. В результате этого, усилилась политическая напряжённость в Финляндии. Президент Финляндии Р. Рюрш, ушёл в отставку. Пришедшему ему на смену Карлу Густаву Маннергейму, видному финскому военачальнику (бывшему генералу Русской армии), ничего не оставалось делать, как подчиниться требованиям финской общественности. В конце августа 1944 г. Финляндия заявила Советскому правительству о своём желании провести мирные переговоры. Советское правительство поставило условия, чтобы она прервала отношения с Германией, в двухнедельный срок вывела немецкие войска с финской территории. 4 сентября 1944 года Финляндия согласилась с этими условиями, а 19 сентября было заключено соглашение о перемирии. Финские войска отошли за линию государственной границы. В этой исторической победе была и определённая заслуга 224-ой стрелковой Гатчинской дивизии.

В дальнейшем, дивизия принимала участие в боях на различных участках Ленинградского фронта, а после окончания войны была направлена в Латвию на побережье Балтийского моря. В июне 1945 года, дивизия в новом районе сосредоточения, приступила к оборудованию военных лагерей, и начала заниматься обучением войск по боевой подготовке программы Ленинградского фронта.

И в послевоенные годы, Красные казармы исправно служили воинским частям. В конце 1950-х годов здесь размещалась автошкола, которая готовила водителей для армии. В декабре 1960 года, здания были переданы вновь открывшемуся ремесленному училищу, и с тех пор Красные казармы исправно служат профессиональному образованию молодёжи.

Онега. 14.03.2019. №21. С.4-5.

Василий ЕЛФИМОВ






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2019-03-13





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: