Публикация № 1059Онега    (рубрика: История края)

Онежская железная дорога

*

Редакция «Архангельских Губернских Ведомостей», считая своею обязанностью, знакомит своих читателей со всеми дельными сведениями, являющимися в столичных газетах о русском севере, перепечатывает здесь с согласия местного автора небольшую корреспонденцию, помещённую в №№ 88 и 198 газеты «Голос», об Онежско-Вытегорской железной дороге.

Корреспонденция эта имеет особенное значение при сопоставлении её с недавно приведённою нами статьёю «Гражданина», о Двинско-Вятской железной дороге.

«Вам, вероятно, уже случилось читать об окончании предварительного изыскания проектируемой линии Онежско-Вытегорской железной дороги. Трудно определить цель этого непонятного предприятия. Из всех сообщений по этому предмету главного двигателя нового рельсового пути г-на Воробьёва, мы только и поняли, что в городе Онеге рябчик дёшев. Неужели же железная дорога устраивается в интересах петербургских гастрономов? <1>

Она возбуждает у нас на севере то недоумение, то искренний смех. Что будут возить по оной дороге? – рассуждают наши экономисты, и, вникнув в настоящее положение края, решают, что кроме рябчика да трески возить нечего. Чем теперь известна Онега? Тем, что она отпускает за границу лес, а лес этот чисто местного производства. Следовательно, и железной дороги ему вовсе не требуется.

Рельсовый путь для севера,- вопрос старый. Он давно стоял на очереди. Сюда как нельзя лучше подходит пословица: «гора мучилась родами, и родила мышь». Этою мышью и является онежский рельсовый путь. Нам нужна не эта дико задуманная, ничем не аргументированная линия, нам нужен связующий путь с хлебородными губерниями для обеспечения нашего продовольствия. Железная дорога здесь должна быть нервом, который бы оживил северо-восток России, откуда есть, что возить за границу. Всем этим условиям вполне соответствует проектированная несколько лет назад, но, благодаря бестактности и оптимизму здешних купцов, до сих пор ещё неосуществлённая Двинско-Вятская железная дорога.

Нечего толковать о жалкой Онеге, куда во всё лето не придёт и 30-ти иностранных судов, когда у нас под руками такой порт, каков Архангельск, несмотря на крайне неблагоприятные условия фрахта, отпускающий миллионы пудов грузов, преимущественно из Вятской, Вологодской, пермской и других губерний. Теперь в Архангельск за сыпными и льняными товарами приходит до 800 судов и пароходов, и в то время как этот исходный пункт северо-востока, задыхающегося от замкнутости и изолированности своей, остаётся вне нашего железнодорожного прогресса, несчастная и жалка Онега, выступает в лице г-на Воробьёва, со своими миниатюрными требованиями и интересами.

Теперь пока я ограничусь только этим, и приглашаю г-на Воробьёва, от лица всех заинтересованных в экономическом развитии нашего Севера, сообщить, на общий суд те основания, которыми он руководствовался, проектируя этот путь. До сих пор г-н Воробьёв толковал только о дешевизне рябчиков в Архангельской Губернии, не думает же он ограничиваться лишь этим. До сих пор он заявлял где-то и что-то, но что именно – мало кому известно. Пусть г-н Воробьёв разовьёт те данные, которые вошли в основу проекта Онежско-Вытегорской железной дороги, мы, а вместе с нами и читающее общество, обсудим их относительное значение. Если ошибаемся мы, а г-н Воробьёв прав, это легко обнаружится из нашей полемики. А до тех пор, не рано ли читать по чужой тетрадке блестящие речи, наполненные общими местами, не оставляющими за собою никакого другого впечатления, кроме впечатления неописуемого сумбура и азбучных истин, известных каждому, даже не бывавшему в железнодорожной переделке. И так, г-н Воробьёв, мы ждём вашего ответа.

А вот, между прочим, сравнительные цифры ввоза и вывоза по Архангельскому и Онежскому портам за одиннадцать лет.

В Архангельск за 11 лет ввезено товаров на 5304309 руб.

В Онегу за 11 лет ввезено товаров на 571808 руб.

Разность на 4732501 руб.

Из Архангельска за то же время вывезено на 78500628 руб.

Из Онеги за то же время вывезено на 2475517 руб.

Разность на 76025111 руб.

Кажется, к этому прибавлять нечего. Что вывозится из Архангельска? Преимущественно лён, пакля льняная, льняное семя, пшеница, овёс, рожь, ячмень, лесной товар, рогожи, кожи сухие не выделанные, сало, смола, мука, то есть всё, что идёт за границу из Вятской и Вологодской губерний, что указывает на необходимость связующего пути между производителями этих губерний и Архангельском.

Что идёт из Онеги? Только лес, составляющий продукт деятельности онежского лесопильного завода.

Приведу ещё несколько небезынтересных цифр о числе судов, приходящих к Архангельску и Онеге, за 1870 год.

Английских:

Архангельский порт – 153 корабля и 25 пароходов

Онежский порт – 2 судна

Северогерманских:

Архангельский порт – 103 корабля

Онежский порт – 8 судов

Датских судов:

Архангельский порт – 80 кораблей и 2 парохода

Онежский порт – 5 судов (сделано по 3 рейса)

Норвежских:

Архангельский порт – 78 судов

Онежский порт – 28 судов

Голландских:

Архангельский порт – 26 судов

Онежский порт – ни одного

Российских из Балтики:

Архангельский порт – 9 судов

Онежский порт – ни одного

Французских:

Архангельский порт – 5 судов

Онежский порт – ни одного

Шведских:

Архангельский порт – 8 судов

Онежский порт – ни одного

Поморских судов, торгующих с Норвегией:

Архангельский порт – 260 судов

Онежский порт – 31 судно

Поморских судов каботажного плавания:

Архангельский порт – 707 судов

Онежский порт – 43 судна

Спорьте после этого о сравнительном значении обоих этих портов!»

На эту заметку последовал ответ г-на Воробьёва, ответ, который, как видно из ниже следующей статьи редакции «Голоса», где приведено содержание этого ответа, не отличается особенною основательностью:

«Железнодорожная сеть не касалась ещё северо-востока России. Дорога, которая связала бы наше северное поморье с хлебородными губерниями, ещё не построена. О проектированной несколько лет назад Двинско-Вятской железной дороге забыли, и вспомнили лишь в последнее время, когда появился новый проект, Онежско-Вытегорский, составленный г-ном Воробьёвым. Наш Архангельский корреспондент представил на днях сравнение на цифрах ввоза и вывоза по архангельскому и онежскому портам за последние десять лет (№188 «Голос»), причём он «приглашал г-на Воробьёва сообщить на общий суд те основания, которыми он руководствовался, проектирую Онежско-Вытегорский путь». Г-н Воробьёв принял это приглашение и прислал нам письмо, заключающее в себе «ответ самый краткий». Письмо, действительно, кратко. Называя нашего корреспондента «присяжным сторонником Двинско-Вятской линии, фанатически отвергающимся от всяких резонов, от всевозможных доводов, какие приводятся другою стороной, и пробавляюшегося, вместо серьёзного опровержения данных, лишь ребяческими остротами и не идущими к делу цифрами», г-н Воробьёв, те мне менее, соглашается с этими «не идущими к делу цифрами, которые могут многим не нравиться, но которых не опровергнуть никто не в силах. Г-н Воробьёв согласен с нашим корреспондентом, «что торговля онежского порта гораздо слабее торговли Архангельского порта, соединённого путями сообщения с внутренними городами и рынками», что «город Онега, в настоящем его положении, не может быть поставлен в ряду с Архангельском», но всё это для г-на Воробьёва ничего не значит. «Всё это, говорит он, мы сами знаем очень хорошо, но что из этого?». Да только то, что, говорил наш корреспондент, т.е. что «проектированная г-ном Воробьёвым Онежско-Вытегорская железная дорога возбуждает то недоумение, то искренний смех!»

Казалось бы так, но г-н Воробьёв находит возможным защищать излюбленную им Онегу даже Кильдиным! Вот его подлинные слова: «Кильдин, на Мурманском берегу, до сих пор не ахти чем известен, но предполагают там устроить коммерческий порт, и этот порт, современен, может, будет не хуже Архангельского». Кто же, спрашивается, фанатик, наш корреспондент или г-н Воробьёв, если уже ему так хочется непременно видеть везде фанатиков?.. Г-н Воробьёв обиделся тем рябчиком, о котором упоминал наш корреспондент, говоря: «из всех сообщений по этому предмету главного двигателя нового рельсового пути г-на Воробьёва, мы только и поняли, что в городе Онеге рябчик дёшев». Спешим успокоить г-на Воробьёва, нам положительно известно, что наш архангельский корреспондент вовсе не имел при этом в виду гоголевского гусака: рябчик – птица слишком малая и роль гусака, ей не к лицу».

Читатели из этого убедятся, что г-н Воробьёв все-таки не представил тех данных, сообщить которые приглашал его корреспондент Голоса.

Примечания:

<1> - Люди любящие хорошо поесть.

Архангельские Губернские Ведомости. №96. 29.11.(11.12).1872. С.5-6.






  редактор страницы:


  дата последнего редактирования: 2017-02-11





Воспоминания, рассказы, комментарии посетителей:



Ваше имя: Ваш E-mail: