Горка

www.OnegaOnline.ru Горка Фотогалерея Слайд-шоу
переход:   

 Горка


Горка – деревня в Плесецком районе, на левом берегу Онеги напротив верхнего конца Конёва и устья Эктыши. В отличие от ближних к ней деревень, стоящих у самой реки, Горка располагается на возвышенности над пойменным склоном – отсюда и её название, которое появляется в письменных источниках с начала XVIII века. Сама же деревня известна с середины XVI в. как Токаревская – это старое название и позднее некоторое время использовалось наравне с современным. Горка и окрестные деревни до конца XVIII в. входили в Плёсскую волость Каргопольского уезда, а в XIX веке – в Шеинскую, Афоносовскую и, наконец, в Шёлтомскую волости Пудожского уезда. В силу обособленности деревень Авдотьины, Горки, Верещагины и Надконецкой, их с 1887 года выделили в самостоятельное Горское сельское общество в составе Шёлтомской волости (1).

Горка и Авдотьино изначально относились к Плёсскому церковному приходу, но с 1871 г. были присоединены к Бережнодубровскому приходу, что было обусловлено, как минимум двумя причинами: во-первых, расстояние до Бережной Дубровы вдвое меньше, чем до Плёсского погоста, и к тому же отсутствовала необходимость переправы через реку; во вторых, здесь проживало немало старообрядцев, и епархиальное начальство, вероятно, надеялось, что близость к приходскому храму будет способствовать их обращению в лоно официальной ("никонианской") церкви. Тем не менее, десять с небольшим лет спустя священник Бережнодубровского прихода Н. А. Васильевский отмечал в летописи, что жители Авдотьины, Горки и деревень Конёва (за исключением Лукояновской) отличаются «холодностью и небрежностью в исполнении Христианских обязанностей и хождению к Богослужениям».

В Горке была часовня Казанской иконы Божией Матери, построенная в 1879 г. явно по образу Макарьево-Харлампиевской часовни в Авдотьине – с таким же клинчатым завершением, широкими полицами над гульбищем, огибающим основной сруб с трёх сторон, и звонницей над папертью. В то же время часовни несколько различаются пропорциями объёмов – у Казанской паперть была вытянута в длину, а благодаря более острому клину кровли и более высокой звоннице, эта часовня выглядела даже изящнее авдотьинской. Утрачена она, по всей видимости, во второй половине 1940-х гг., и представление о её облике мы имеем по единственной фотографии, сделанной архитектором П. И. Скоканом (либо же А. В. Ополовниковым) во время их первой экспедиции по Северу в 1943 г. (2).

Примерно в начале XX века в Горке открыта земская одноклассная школа, которую к 1905 году перевели в Авдотьино. В то время в Горке насчитывалось 47 домов и 260 жителей. Из промыслов были развиты: выделка овчин (работали 2 человека), изготовление обуви (1 сапожник). Кроме того крестьяне ходили на заработки в Санкт-Петербург, из них двое работали на кирпичных заводах и один занимался слесарным ремеслом (3).

Основные фамилии жителейОводовы, Ржавитины, Сгибневы.

Современники называли Горку самой бедной из деревень Бережнодубровского прихода (4). Возможно, в силу этого, а также благодаря старообрядческим традициям здесь не настолько прижились городские веяния и вкусы, как, например, в Конёве и Бережной Дуброве, и сохранилось многое из старинного уклада. Так, ещё в середине прошлого века в Горке стояли курные (рудные) избы, топившиеся по-чёрному. Среди них особое внимание исследователей привлекал дом Федоры Васильевны Богдановой 1811 года постройки, уже полуразрушенный, но сохранивший множество уникальных архаичных деталей (5).

В 1924 г. Горка вошла в состав вновь образованного Конёвского сельсовета укрупнённой Конёвской волости Каргопольского уезда (а с 1929 г. – Приозёрного района). В 1931 г. в деревне создан колхоз «Первое мая» (упразднён в 1949 г.). После разукрупнения, в 1957-1960 гг. существовал колхоз «Красная Горка», затем же все левобережные колхозы Конёвского сельсовета объединены в колхоз «Весна», а с 1965 г., вместе с правобережным колхозом «Имени Ленина» – в совхоз «Конёвский» (6).

К 1990-м гг. Горка уже значительно опустела. Весной 2006 года от поджога сухой травы большая часть деревни сгорела, остались четыре дома в нижнем конце, два из которых заброшены и разграблены. Один из них интересен тем, что прежде топился по-чёрному – на стене в сенях сохранился след от дымника с сажей.

В 2 км к северо-западу от Горки, на лесной поляне лежит легендарный Конь-камень – эта огромная глыба, при взгляде с определённой стороны и наличии достаточного воображения, действительно отдалёно напоминает коня. Такие камни, оставшиеся на полях, в лесах и по берегам рек после отступления ледника, почитались древним населением здешнего края – чудью белоглазой, как священные. С Конём-камнем также связано более позднее христианское предание о грядущем Конце Света, который наступит, когда камень уйдёт под землю.

Илья Леонов.


Примечания:

(1) Олонецкие Губернские Ведомости, 1886. № 52. С. 451.

(2) См. в заголовке. Фото опубликовано в книге А. В. и Е. А. Ополовниковых «Бревенчатый Иерусалим» (М.: Ополо, 2011. С.182), ошибочно подписано там как "Часовня в д. Авдотьино" из-за схожести с ней и датировано 1943 годом. Также оно присутствует в альбоме «Из фотографий архитектора Петра Ивановича Скокана» (М.: ГНИМА, 2010) в числе снимков, сделанных во время Онежской архитектурной экспедиции 1950 г., но первая дата представляется более верной, так как среди фотографий участников Северно-Великорусской экспедиции Института этнологии и антропологии 1948 г. снимков часовни нет, из чего можно предположить, что она к тому времени уже была утрачена.

Дата постройки часовни установлена по Формулярной ведомости Бережндубровского прихода за 1879 г. (ГААО.Ф.1342.Оп.2.Д.193.Л.26об.).

(3) В Памятной книжке Олонецкой Губернии на 1905 г. училище названо Горским, но по данным Списка населённых мест Олонецкой губернии 1905 г., оно находилось в Авдотьине. О числе домов и жителей - см. в Статистических данных. Сведения о промыслах приведены в сборнике Кустарные промыслы и ремесленные заработки крестьян Олонецкой губернии. Иллюстрированное издание / Под ред. В. Кузнецова. – Петрозаводск: Северная скоропечатня, Р. Г. Кац, 1905. Р. III. Табличные приложения. С.50, 52, 106, 108.

(4) Об этом, например, писал К. И. Казанский в очерке «Бережнодубровский и Конёвский приходы Пудожского уезда Олонецкой губернии» (Олонецкие Губернские Ведомости, № 64 за 1892 г.)

(5) В своё время дом этот исследовал А. В. Ополовников и описал его в своей книге «Русское деревянное зодчество» (отрывок из неё с рассказом о доме читайте в разделе "Архитектура деревни").

(6) Архив муниципального образования «Плесецкий муниципальный район». Ф.71.Оп.3.Д.257, Ф.60.Оп.2.Д.51, Ф.60.Оп.3.Д.141.Л.4, Ф.60.Оп.3.Д.176.Л.82.